18+
понедельник, 26 сентября

Второе и дополненное «издание» кризиса

В России уже почти 20 миллионов человек не живут, а выживают

  
13664
Второе и дополненное "издание" кризиса
Фото: Александр Алпаткин/ ТАСС

В 2015 году число бедных россиян увеличилось более чем на 3 миллиона человек. Сегодня количество людей, живущих за чертой бедности, составляет, согласно данным Росстата, 19 миллионов 200 тысяч человек. Доля малоимущих от общего числа россиян по итогам 2015 года составила 13,4% против 11,2% в 2014 году. По последним данным, только за февраль нынешнего года реальные доходы россиян упали на 7%.

То есть, уже сегодня бедных в стране больше, чем было в конце 2015 года. Возможно, мы ещё не достигли планки, с которой начиналась всероссийская борьба с бедностью в 2004 году. Тогда бедных было больше 25 миллионов, что составляло почти 18% населения страны. Однако тенденция очевидна. Все успехи борьбы с бедностью «отыгрываются назад», как только падают мировые цены на энергоресурсы.

Вот уже полтора года Россия живёт в условиях низких цен на нефть, на которые наложились и санкции. Много говорится и что-то делается в области импортозамещения. Однако принципиально экономическая модель в России не поменялась. Получается, что при дальнейшем падении цен на нефть мы снова будет брать антирекорды по бедности?

— Помните, у нас представители финансового блока правительства не раз заявляли о том, что пик кризиса пройден, — рассуждает генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв. — Когда они говорят так, имеют в виду, прежде всего, что наиболее неприятные, по их мнению, явления в промышленности и, особенно, в финансовой сфере постепенно пойдут на спад.

В этом смысле можно сказать, что пик кризиса действительно пройден. Но пройден он, как обычно у нас бывает, за счёт повышения цен на всё, на что их можно повысить.

Опять проблемы экономики решались за счёт рядовых граждан. И поэтому мы получили несколько резких падений уровня жизни россиян, начиная с осени прошлого года, что привело к соответственному падению покупательского спроса. А это бьёт по производству и экономике в целом.

В итоге мы получаем «второе и дополненное» издание того же кризиса.

Когда «товарищи начальники» отчитываются о преодолении спада, они забывают, что где-то там живёт население, которому теперь просто не на что покупать товары. При таком подходе у нас богатые успешно преодолевают кризис, а бедные медленно из него выходят — до очередного витка.

«СП»: — Тем не менее, с 2004 года по статистике у нас становилось всё меньше бедных…

— С одной стороны, конечно, сказались «тучные годы» с такими высокими ценами на нефть, которых никто не прогнозировал. Кроме того, Путину и его команде удалось навести относительный порядок в экономике по сравнению с «девяностыми». Появлялись новые рабочие места, и очень бедные россияне превращались в просто бедных.

Однако все эти годы никто в России не боролся с колоссальным разрывом между бедными и богатыми. И никто не собирался бороться, поскольку строили мы «классический капитализм», в котором кто богат, тот и прав.

На Западе его преодолевают за счёт налоговых механизмов, перераспределяя доходы от богатых к бедным. У нас же, как нигде справедлив афоризм о том, что «инфляция — это налог на бедных». В России любые экономические процессы — налог на бедных. Государство забирает у людей деньги тем или иным путём и направляет их на решение какой-то экономической проблемы. Это было бы нормально, если бы вместе с бедными «отдувались» и богатые. Однако последние, как правило, страдают меньше всего. У нас, по-прежнему, налоги на прибыль меньше, чем налоги на зарплату. В таком чистом виде «капитализм по Марксу» больше нигде «не водится». Мы единственные, кто смог его создать. У нас государство почему-то не может увеличивать государственный сектор экономики. Поскольку это, дескать, «не по капиталистическим правилам». Мало того, государство у нас ничего не делает само, а поручает сделать бизнесу. В итоге в России самые дорогие в мире дороги: государство делает заказ на строительство компаниям, те перепоручают другим компаниям. И так обогащаются сразу несколько звеньев цепи.

«СП»: — Давно уже говорится, что пора бы эту модель капитализма сменить. Изменение внешнеполитической обстановки может стать катализатором перемен? Вот в последнее время много говорится об импортозамещении…

— Импортозамещение идёт, хоть и не так быстро, как хотелось бы. Но и оно не выход. Да, конечно, благодаря этому могут появляться новые рабочие места. Но если не будет реформирована система в целом, то на какие деньги люди будут покупать отечественные товары, пусть они даже будут дешевле импортных? Члены экономического блока российского правительства понимают, что это, конечно, плохо, когда беднеет население и падает спрос на товары. Но замахнуться на «святую корову» — крупный бизнес — они не могут.

А сделать так, чтобы основная масса населения не сползала в бедность, и при этом никак не ущемить крупный бизнес, не получается.

Поэтому надо сменить экономическую стратегию, увеличивать государственный сектор. Кстати, знаменитое «немецкое чудо» как раз на этом и было основано. И ничего страшного, капитализм не пострадал от того, что государство многими вещами в экономике начало заниматься само.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье