Общество / Крым российский

Алексей Чалый: «Сегодня я безработный»

Чем займется герой Крымской весны?

  
13749
Алексей Чалый
Алексей Чалый (Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС)

В конце марта герой Крымской весны, предприниматель Алексей Чалый ушел в отставку с поста спикера заксобрания Севастополя. Он объяснил свои действия тем, что за полтора года законодательная и исполнительная власть ничего для Севастополя не сделали, и порекомендовал губернатору Сергею Меняйло последовать за ним.

Напомним, Алексей Чалый сыграл одну из ключевых ролей в событиях 2014 года в Крыму. Именно он, выступив против ассоциации Украины и ЕС, встал во главе Севастополя в момент присоединения полуострова к России. Но затем Чалый не вписался в российскую вертикаль власти.

Теперь он — ученый и инженер-энергетик с мировым именем, создатель бизнес-империи из десятков предприятий в разных концах света — безработный.

«Свободная пресса» попросила Алексея Чалого рассказать о том, почему так получилось, и поделиться планами на будущее.

 — Не могу сказать, что в Севастополе ситуация хорошая с точки зрения ожиданий, которые были два года назад, — говорит Алексей Чалый. — Понятно, мы перешли в другую страну — в свою страну. У нас пропали самые животрепещущие проблемы, которые были связаны с самоидентификацией и языком — и теперь уже навсегда. Но одновременно с этой трансформацией тогда — два года назад — были гигантские надежды, что мы «порешаем» и другие проблемы, которыми Севастополь болел на протяжении 23 лет. Город — поясню — все эти годы развивался в направлении плохонького курорта, хотя никогда курортом не задумывался, и вообще для этого плохо подходит.

Но, к сожалению, эти тенденции преодолеть не удалось — мы по-прежнему непонятно как развиваемся.

«СП»: — Но все согласны с тем, что Севастополь — город воинской славы России…

— Это все правда, но сегодняшний город не может жить одними воспоминаниями о былой славе. Ее совершенно точно нужно хранить, она очень важна для всех слоев населения. Но жить былой славой нельзя — надо самим создавать свое будущее.

«СП»: — Что вы пытались сделать, когда были у власти, и почему это не получилось?

— Я был у власти всего месяц…

«СП»: — Зато в самый революционный период…

— Да, и тогда все получилось — все самое главное. А потом я тоже как бы был у власти — с сентября 2014 года по конец 2015-го — председателем законодательного собрания Севастополя. И тут не получилось реализовать повестку развития Севастополя, которую мы декларировали на выборах. Поэтому я и покинул этот пост — не вижу возможностей это повестку реализовать.

«СП»: — Вам кто-то мешал?

— Я об этом уже говорил. Качество управления, которое демонстрирует сегодня исполнительная власть в Севастополе, не позволяет — с моей точки зрения — эту повестку реализовать.

«СП»: — Как изменить ситуацию?

— Можно сделать Севастополь конкурентным по мировым меркам. Но для этого первое, что город должен иметь — профицитный бюджет. Если мы сами не зарабатываем деньги на свое существование — своих врачей, учителей, — как можно говорить, что мы умные и продвинутые? Это неправильно.

Скажем, в США из 52 штатов только два являются планово-убыточными — это Аляска и Гавайи. В Российской Федерации ситуация совершенно иная: из 85 регионов на сегодня 79 убыточных.

Причем, Крым — один из самых убыточных в стране: его уровень дотационности около 70%. Федеральные средства используются, чтобы закрыть обязательные платежи. У нас бюджет по базовым пунктам не сходится без этих дотаций — мы, повторюсь, не можем без этих денег заплатить врачам и учителям.

Конечно, даются деньги и на развитие Крыма. Но, к сожалению, коэффициент их использования чрезвычайно низок. Чтобы использовать эти деньги, существуют правила — достаточно жесткие и справедливые. Если вы берете деньги у Федерации, вы должны качественно, по определенным стандартам, объяснить, для чего они нужны, и почему именно в таком количестве. К сожалению, местные чиновники очень плохо умеют это делать. Это создает поводы для конфликтов между правительством РФ и местными исполнителями.

«СП»: — Как вам удалось сделать Севастополь субъектом Федерации?

— Этот вопрос решался во время революции. Я понимал, что Севастополь исторически — и в Российской империи, и в Советском Союзе, и даже в украинские времена — был городом с особым статусом. И с точки зрения ментальности жителей, и точки зрения основного предназначения, он очень сильно отличался от остального Крыма, был, как бы вырезан из него.

Мне было понятно, что сочетание этих факторов крайне негативно скажется на развитии Севастополя, если мы останется в составе Крыма юридически. Поэтому во время Крымской революции я обратился к президенту Владимиру Путину с просьбой принять это во внимание, потому что первоначальный вариант заключался в создании единой республики в границах полуострова. И спасибо большое Владимиру Владимировичу, что он меня услышал.

«СП»: — Как бы вы мечтали преобразовать Крым?

— Эти мечты вполне конкретные, и записаны в концепции развития Севастополя, которую мы разработали по указанию президента РФ. Она была представлена севастопольцам летом 2014 года, и легла в основу партийной программы, с которой мы выиграли выборы. Говоря о невозможности реализовать программу развития, я как раз ее имею в виду.

Да, кое-что реализовать удалось. Например, центр города получил статус исторического поселения федерального значения. Но реализовать другие пункты не получилось. Попыток было много, но на сегодня ни одна из них не завершена.

Расчет делался на то, что местная власть будет выступать драйвером этих изменений, но он себя не оправдал.

«СП»: — Вы не жалеете, что отказались от поста губернатора?

— Это сложный вопрос. Я действительно не хотел становиться губернатором. Я сделал выбор, и вполне им удовлетворен. Роль свою я видел в другом — в оказании помощи губернатору.

«СП»: — Губернатор к вам прислушивался?

— По большому счету — нет. Его очень быстро сбили, я бы сказал, с панталыку. Например, придя к власти, губернатор заморозил все стройки. Отчасти это был мой посыл, но только отчасти: я-то готовил списки строек, которые не соответствовали общественным интересам. А губернатор, вместо выборочных запретов, затормозил все. Как говорится, мне бы шашку, да коня, да на линию огня.

«СП»: — В каком состоянии находится сейчас Черноморский флот?

— Он точно в лучшем состоянии, чем прежде. На протяжении многих лет нахождения Крыма в составе Украины Черноморский флот был, можно сказать, поражен в правах. Киев накладывал массу ограничений, которые не способствовали нормальной жизни крупной военно-морской базы.

Во времена экс-президента Украины Виктора Ющенко было, кроме того, много провокаций. В Севастополь приезжали националистически настроенные украинские студенты, и устраивали вакханалию. Причем, их защищали правоохранительные органы — местное население готово было порвать эту публику.

Понятно, это была одна из форм давления на флот. Напомню, России, например, нельзя было заменять устаревшие корабли Черноморского флота новыми. Доходило до маразма: для заправки корабли приходилось отгонять в нейтральные воды, иначе Украина требовала платить НДС за топливо.

Словом, несуразиц и унижений, которым подвергался Черноморский флот на протяжении 23 «украинских» лет — не перечесть. Поэтому, конечно, флот был в очень запущенном состоянии, несмотря на то, что Севастополь идеально подходит для базы ВМФ.

Поэтому, видимо, в России было принято стратегическое решение — готовить Черноморскому флоту новую базу в Новороссийске. Сейчас в Севастополь понемногу подходят новые боевые корабли, хотя надо отдавать себе отчет: ничего подобного тому, что было в советские времена, в Севастополе уже не будет. И геополитические цели у страны другие, и возможности, да и технологии тоже.

800 вымпелов в бухте Севастополя стоять не будут. Поэтому сторонники превращения города в закрытую военно-морскую базу должны смириться, и подумать над тем, как Севастополь будет существовать в реалиях, которые просматриваются в обозримой перспективе.

«СП»: — Вы — ученый с мировым именем, изобретатель: у вас около 30 патентов…

—  Поболе, наверно…

«СП»: - Вы — несистемный человек?

— Несистемный человек не может создать сложную работающую структуру. Тем более, конкурентоспособную на мировом уровне. Поэтому когда мне говорят, что я человек несистемный, наверное, это надо понимать так: я человек, не совпадающий со своей системой с какой-то другой системой.

Если говорить о том, с чем я столкнулся здесь — на посту председателя заксобрания, при взаимодействии с местным правительством, — могу сказать одно: та система управления, которая есть в Севастополе, и которая реализована через конкретных людей, удивительно неэффективна.

«СП»: — Как вы создали свою бизнес-империю?

— По зернышку. Я же начинал почти по-американски. Нас было восемь человек, и у нас было 60 арендованных квадратных метров в полуподвале жилого дома. Потом, постепенно, получилось то, что получилось: тысячи работающих людей, и десятки предприятий в десятках стран мира.

По мере того, как компания росла, нужно было менять управленческие подходы. И могу поставить себе в зачет, оглядываясь на прошлое, что на разных этапах работы компании это получилось неплохо — судя по результатам.

«СП»: — Какое ваше следующее движение в этом направлении?

— Следующего движения не будет — слава Богу, мне хватило ума подготовить людей, способных управлять компанией. Сейчас в компании молодой менеджмент — и удачи ему.

Я продал свою компанию — и очень дорого. Я обеспеченный человек, и мне жизни не хватит, чтобы прожить эти деньги.

Но на сегодня я безработный. Получил трудовую книжку из заксобрания, и теперь думаю, куда бы ее занести.

«СП»: — Чем хотите заняться?

— Я могу делать многое. У меня есть имя ученого, плюс имя одного из самых сильных инженеров в своей области, поэтому меня приглашают в разные университеты — или преподавать, или возглавить разработку продуктов, или в качестве менеджера.

Понятно, я нахожусь в санкционном «черном списке», и не поеду в Германию или США. Но сейчас основная жизнь в энергетике не там — она в Китае, Индии, Бразилии. Там у меня возможности широкие.

«СП»: — Из Крыма уезжать не собираетесь?

— Я не хотел бы уезжать. Я учился в Севастопольском высшем военно-морском инженерном училище, 90% выпускников которого уезжали служить в отдаленные точки СССР. У нас была поговорка: жизнь нужно прожить так, чтобы прожить ее в Крыму. Жизнь сложна и многообразна, но пока я не вижу оснований уезжать. Тем более, при современном развитии систем связи менеджеры не особенно привязаны к конкретному производству…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня