Социальные лифты России: мифы и реальность

Виктор Милитарев размышляет о вертикальной мобильности

  
10620
Социальные лифты России: мифы и реальность
Фото: YAY/ТАСС

Месяца два назад меня пригласили принять участие в очень интересной передаче на Общественном телевидении. Передача эта была посвящена проблеме вертикальной мобильности. Мне эта тема очень интересна и я с удовольствием принял приглашение редакторов ОТР. Тем более что в этой передаче экспертами были одни из лучших российских социологов — достаточно назвать имена Игоря Задорина и Ольги Крыштановской. Передача оправдала мои ожидания. Больших споров, несмотря на эмоциональность обсуждения, между нами не было. В целом, мы, насколько я понимаю, придерживаемся довольно сходных взглядов. Взглядов, для поддержки которых необязательно быть ни социологом, ни политическим экспертом, ни общественным деятелем. Ведь и человеку с улицы понятно, что с вертикальной мобильностью у нас сегодня дела обстоят, мягко выражаясь, не самым лучшим образом.

Однако после передачи, просмотрев ее во второй раз, я понял, что одно существенное разногласие между нами все-таки присутствует. Когда я сказал, что никакой меритократии, никакого общества, в котором люди вознаграждаются по заслугам, у нас с 1992 года нет, поскольку в 90-е годы власть захватила, как я люблю выражаться, «группа физических лиц», это достаточно неожиданно для меня, вызвало возмущение коллег. Это возмущение было для меня удивительным, поскольку, как мне кажется, я сказал ровно то же, что говорили и они, но просто как публицист, а не социолог, образно «заострил» оценку ситуации. Более того, несогласие со мной коллег было вполне искренним и никак не связанным с конъюнктурными соображениями или с какой бы то ни было «политкорректностью».

Так что все дальнейшее является своего рода «монологом на лестнице». То есть попыткой опровергнуть высказанные в мой адрес аргументы и сформулировать свою итоговую точку зрения. А поскольку тема социальных лифтов является, как мне кажется, интересной для всех, и для всех же достаточно болезненной, я считаю, что эти мои мысли могут быть интересны и читателям, а отнюдь не только узкому кругу коллег.

Собственно, о чем идет речь? Меритократическое общество — это общество, в котором вознаграждаются заслуги. То есть, добросовестный труд, воинский или гражданский подвиг, благотворительность и, конечно же, разного рода таланты в таком обществе находят свою награду. Награда, понятное дело, может выражаться в должностном росте, денежном вознаграждении, повышении формального или неформального общественного статуса и, разумеется, в росте известности. Можно по-разному относиться к советскому обществу, я, например, от весьма многого в нем совсем не в восторге, но факт остается фактом — меритократическая линия в советском обществе была выражена вполне явственно.

Причем, эта выраженность относилась и к формальной, и к неформальной составляющим карьеры. И относилась ко всем сферам общественной жизни. И «правила игры» были всем известны. То есть совершенно понятно, что если ты служишь в армии, то до определенного воинского звания ты поднимаешься согласно трудовому стажу автоматически, просто при наличии добросовестной службы. То есть службы без нареканий. А в случае твоих особых заслуг, если они, конечно, будут признаны, тебя могут повысить и через «одну-две ступеньки». А если ты хочешь подняться выше, то тебе требуется либо поступить учиться в Академию, либо обратить на себя внимание «по партийной линии», либо приобрести еще какие-либо дополнительные заслуги. И все было всем понятно. Причем, отнюдь не только в армии, конечно. Но армейская метафора здесь очень хорошо описывает и общество в целом. Это и называлось «уверенностью в завтрашнем дне». Хочешь — имей гарантированный кусок хлеба на своем месте, хочешь — старайся и расти дальше.

Мне лично эта система нравилась, несмотря на то, что лично я места для себя в ней не находил. Но все мое антисоветское раздражение выражалось лишь в желании «косметического ремонта», а не «смены всей системы». Ну, чтобы, к примеру, «неправильных» писателей не травили, а брали вместе с «правильными» на кошт в писательский союз. А то, что пришло вместо советской власти вызывает у меня сильнейшее разочарование.

Ведь так же вроде совершенно понятно, что ничего подобного советской «уверенности в завтрашнем дне» у нас сегодня нету. 80−90% власти, богатства и известности принадлежит бенефициарам ельцинской приватизации, в особенности, бенефициарам залоговых аукционов, высшим госчиновникам, включая так называемых «политических лидеров», и звездам шоу-биза. Причем, исключительно звездам первой величины. А оставшиеся 10−20% принадлежат «новым», не связанным с ельцинской «семьей», олигархам, очень малой части генералитета армии, полиции и спецслужб, ректорам крупнейших университетов, малой части академиков и небольшому количеству руководителей крупнейших медучреждений и учреждений культуры. Круг этот весьма замкнут, давно сформировался, и попасть в него даже на вторых-третьих ролях почти невозможно.

А все остальное это либо «обрывающиеся иерархии», либо «сфера непредсказуемости». Что я имею в виду? Ты можешь честно дослужится даже не до майора, как в советские времена, а до полковника. Не так уж редко и до генерал-майора. Но в элиту ты при этом не попадешь. И выше тебе не дослужиться. Точно также ты можешь честно начать районным активистом МГЕР, и честно дослужиться до депутата Госдумы или начальника отдела в центральном аппарате ЕР. А дальше — смотри выше про армию, полицию и спецслужбы. Это — «обрывающиеся иерархии». А вот в других партиях, кроме ЕР, или, предположим, в медицине тебе и этого не светит. Если, конечно, вдруг не попадешься на глаза лидеру партии или крупному главврачу, и он тебя не выдвинет. Это — «сферы непредсказуемости». Причем, на всех ступеньках служебной лестницы — чем выше, тем больше — ты будешь сталкиваться с, так сказать, «племянниками и любовницами» разных Больших людей. И во всех этих ситуациях всем будет глубоко наплевать на твою добросовестную службу, особые заслуги и выдающиеся таланты. Не считая, конечно, «особого таланта» — таланта удачно «лизать задницу начальству».

И никакой возможности повлиять на эту ситуацию ни у «народа», ни у «среднего класса» нет. Пусть опросы показывают, что народ, в большинстве своем, очень плохо относится к «правящей элите». То есть, уважает лично Путина, Шойгу и Лаврова. А большую часть остальных считает «болтунами, жуликами и дармоедами». Делая иногда исключения для зарекомендовавших себя на деле местных начальников. Пусть народ считает «правильной элитой» совсем других людей. Кто попроще — Аллу Борисовну с Киркоровым. Кто попродвинутей — «врачей, учителей и ученых». Все равно от этих предпочтений ничего не зависит. Да что там «предпочтения»! Недаром же эстрадных див респонденты называют по именам, а врачей — по профессии! Ведь видят люди по ТВ двух-трех известных с советских времен врачей — Рошаля да Бокерию! Недавно к ним относительно молодой Морозов добавился. И никак почти хорошему врачу не стать известным. Разве что полюбиться начальству либо найти где-нибудь деньги на создание благотворительного фонда.

Не знаю, что на эти тезисы можно особенно возразить? В передаче мне сделали только одно возражение. Мол, в основе любой иерархии лежит, конечно, лояльность. Но чтобы эта иерархия могла работать, необходим еще и профессионализм. А профессионализм предполагает продвижение в иерархии «по заслугам», согласно профессиональным результатам и достижениям. И привели в пример Минфин. Пример, кстати, на мой взгляд, откровенно неудачный. Потому что в Минфине чтобы сделать карьеру «по профессиональной линии» одного профессионализма совершенно недостаточно. А требуются еще и «правильные убеждения». И если какой экономист разделяет взгляды, к примеру, Глазьева, Делягина или Хазина, то его и к крылечку минфиновскому на выстрел не подпустят. Каким бы высокоранговым профессионалом он ни был.

И вообще, все эти рассуждения о профессионализме бьют, на мой взгляд, мимо цели. Потому что — да, конечно, множество иерархий нуждаются в профессионалах. И Минфин тот же, и спецслужбы, и банки, и так далее. Но если у тебя недостаточно лояльности, то никакой твой профессионализм уже и роли не играет. Да и случаев, когда бы профессионалы выходили на верхние этажи иерархии, очень мало. А так, обычно в подобных иерархиях судьба профессионала — это судьба лояльного, правильно гнущего спину перед начальством и делающего ему вовремя «ку!» специалиста на средних должностях. Максимум «умного зама» при павлине-начальнике. И не более того.

Но самое главное — все эти возражения вообще не улавливают моей основной мысли. Потому что дело же вообще не в иерархических структурах. Дело не в том только, что иерархии плохо работают и предпочитают «племянников» и лизоблюдов дельным специалистам. Дело, в первую очередь, в том, что ни добросовестная работа, ни особые заслуги, ни таланты у нас вообще не востребованы.

Если ты классный математик, то тебе нужно ехать в Америку, потому что максимум, на что ты можешь рассчитывать у нас — это на преподавательскую работу со сравнительно небольшим окладом, пусть даже и в престижном ВУЗе. А если ты классный психолог, то успех тебя ждет, только если ты найдешь деньги и сможешь организовать высокооплачиваемые консультации или тренинги. Для богатых, разумеется. А если ты классный философ, то тебя у нас вообще ничего не ждет. Как, впрочем, и на Западе.

И во всей этой картине мира просто нет места уважению к талантам и достижениям в научной и образовательной сферах. За исключением тех случаев, когда они могут приносить большие деньги или напрямую необходимы для обороны.

И вот это самое главное и самое ужасное. Потому что у общества, в котором уважаются только чиновники, бизнесмены, артисты, спортсмены и эстрадные певцы, просто нет будущего.

Я вовсе не утверждаю, в пику «гламурно-капиталистическому» неравенству, что главное, чтобы все люди были равны. Про равенство это отдельный разговор. Главное здесь для меня это то, что у нас «неправильное неравенство». Порочное по своей сути.

Неравенство, при котором, не учитываются таланты и заслуги, работающие на наше общее будущее, а учитываются только те, которые ведут к индивидуальному обогащению. И пока мы эту позорную ситуацию не преодолеем, у нас никогда не будет гражданского мира, стабильности и атмосферы доверия. И мы будем постоянно проигрывать в международной конкуренции. Не говоря уже о том, что мы будем лишены возможности восхищаться настоящими, подлинными достижениями. Достижениями по гамбургскому счету, а не по биржевому рейтингу.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня