Общество

Проходной двор по имени Германия

Беспомощность немецких спецслужб изумляет

  
14558
Проходной двор по имени Германия
Фото: DPA/ТАСС

Утром первого в Германии рабочего дня 2017 года — в понедельник, 2 января, — все ведущие СМИ этой страны опубликовали сенсационную новость: «Полиция в Саабрюккене арестовала 38-летнего сирийца со связями с ИГИЛ *. Он собирал деньги для совершения терактов».

Дьявольские планы

Далее сообщалось, что 38-летний Хасан А., прибывший в Германию в 2014 году в качестве беженца то ли из Ракки, то ли из Дамаска, первоначально жил в Гиссене, что в федеральной земле Гессен. Затем поселился в городке Франкенберге, что в 70 километрах от Гиссена. А в августе 2016-го непонятно как, но вдруг оказался в столице земли Саар — Саарбрюккене, что у границы с Францией. Получил там квартиру в 3-этажном коммунальном доме, где и жил вплоть до ареста, произведённого в четыре часа утра 31 декабря 2016 года группой из тридцати сотрудников городского Полицайпрезидиума, усиленной подразделением спецназа.

Арестовали гостя из Сирии по обвинению в подготовке терактов в Берлине, Мюнхене, Штутгарте, Дортмунде и Эссене. На эти цели, как утверждают, он должен был получить от главарей ИГИЛ 180 тыс. евро для покупки восьми легковых автомобилей (из расчёта по 22,5 тыс. евро за штуку), которые предполагалось перекрашивать в цвета полицейских машин, начинять взрывчаткой и взрывать в местах массового скопления людей.

Со ссылкой на источники в немецких спецслужбах, СМИ сообщали, что арестованный вышел через мессенджер Telegram на контакт с человеком, от которого, по его мнению, он мог получить деньги для совершения терактов. В распоряжении следствия имеются все сохранённые на мобильном телефоне чаты сирийца

Приводилась и победная реляция министра внутренних дел земли Саар Клауса Буйона, заявившего, что «арест 38-летнего сирийского террориста стал возможным благодаря успешному сотрудничеству национальных и международных органов безопасности. Неопровержимо установлено, что арестованный поддерживал контакты с террористической организацией ИГИЛ. Использовав информацию, переданную Федеральным ведомством криминальной полиции, органы безопасности Саара сделали отличную работу. Всего за несколько часов они совместно с коллегами из соседней земли Рейнланд-Пфальц определили местонахождение подозреваемого и арестовали его. В этой серьёзной ситуации они действовали быстро и профессионально. Архитектура безопасности, выстроенная властями Саара, позволила пресечь в зародыше планы террориста по проведению атак. Это ещё раз показывает, насколько важно сотрудничество всех силовых структур. Такое сотрудничество необходимо расширять и укреплять и в дальнейшем».

У семи нянек дитя без глазу

Уж не знаю, поднимали ли утром 2 января в кабинетах саарландских правоохранителей и спецслужбистов бокалы по случаю успешно проведённой операции, но к вечеру того же дня им там впору было с горя запить.

Потому что к вечеру 2 января в тех же самых СМИ, что полсуток назад радостно сообщили об аресте террориста Хасана и предотвращении терактов в Берлине, Мюнхене, Штутгарте, Дортмунде и Эссене, появилась информация о только что завершившейся пресс-конференции с участием высших чинов полиции и прокуратуры земли Саар. Ключевым моментом этого мероприятия стало выступление обер-прокурора Маргот Бурмайстер, которая заявила: «Произведённым расследованием не собрано никаких конкретных доказательств тому, что арестованный Хасан А. планировал атаки в Берлине, Мюнхене, Штутгарте, Дортмунде и Эссене, а также, что он приобретал или подготавливал автомобили к проведению этих атак. В ходе обыска его квартиры взрывчатых веществ или их ингредиентов также не обнаружено. Арестованный в ходе допроса признал, что имел контакты с ИГИЛ, но террористические намерения отрицает».

Со ссылкой на адвоката Мариуса Мюллера, СМИ уточнили, что именно имела в виду обер-прокурор Бурмайстер своей последней фразой: по словам Мюллера, Хасан на допросах заявил, что после того, как на него вышел посредник из ИГИЛ, он, решив выманить у ИГИЛовцев деньги, чтобы переправить их своему больному отцу, оставшемуся в охваченной войной Сирии, «втюхал» террористу якобы выдуманную историю с автомобилями-бомбами.

Представляется, что при полнейшем отсутствии доказательств реальности подготовки Хасаном атак, «пришить» ему терроризм будет весьма затруднительно. Зато вопиющая беспомощность всей действующей системы приёма, распределения и контроля принятых в ФРГ беженцев просматривается «во весь рост»!

А система эта, вкратце, такая.

По сложившейся с конца 1980-х годов практике, соискателя убежища, оказавшегося на территории Германии, помещают в приёмный лагерь с условиями проживания, схожими с профсоюзным пансионатом советских времён (кров, стол с трёхразовым питанием, свободный вход-выход). Снабжают карманными деньгами в сумме около 150 евро/мес. За время нахождения в лагере его регистрируют и определяют будущее место жительства — город или коммуну. По завершении процедуры проверки и регистрации направляют по месту жительства, где беженец должен встать на учёт в местном отделении социальной службы для последующего получения благоустроенного жилья, денежного пособия и прочих дармовых благ.

Что важно в контексте событий с Хасаном: считается, что самовольно оставить приёмный лагерь нельзя, равно как и нельзя не встать на учёт по определённому для конкретного индивида месту жительства или самовольно переехать жить по другому адресу, не говоря уж о другом населённом пункте. В частности, такая система действует в Германии с конца 1980-х годов в отношении российских немцев-переселенцев и еврейских эмигрантов из республик бывшего СССР.

Но немецкие власти посчитали, что система эта будет действовать и в отношении нынешних беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки.

Ага, как же!

Прочтём ещё раз историю «террориста» (?) Хасана в свете упомянутых выше правил.

Ну, что неясно, откуда он прибыл — то ли из Ракки, то ли из Дамаска, — можно объяснить тем, что документов у него, как и у сотен тысяч других ближневосточных беженцев, не имелось, эти данные со слов сирийца записывали разные службы (централизованной-то базы данных как не было, так и нет!).

Что первоначально гость жил в Гиссене — ясно: вероятно, там находился приёмный лагерь. Ясно и с Франкенбергом — видимо, туда его направили на ПМЖ из приёмного лагеря. Но в Саабрюккене-то он как оказался? Кто и на каком основании выделил ему там квартиру и средства на проживание? А главное, куда смотрели полиция и спецслужбы? Ведь он — чистейшей воды нелегал. Почему его уже тогда не «взяли за ушко, да на солнышко»? Следили, рассчитывая взять с поличным? И что, взяли?..

К слову, о контроле и слежке.

Контроль «для галочки»

О том, как немецкие спецслужбы следят за потенциальными террористами, сегодня наглядно показывает пример 24-летнего тунисца Аниса Амри — исполнителя теракта на рождественской ярмарке в Берлине вечером 19 декабря 2016 года.

Как явствует из просочившихся в СМИ данных расследования, правоохранительным органам Германии как минимум с лета 2016 года было известно, что Амри входил в ближайшее окружение арестованного в ноябре того же года салафитского проповедника Абу Валаа, которого один из осведомителей спецслужб охарактеризовал как «самого высокопоставленого представителя ИГИЛ в Германии».

Поскольку в окружение Абу Валаа были внедрены несколько осведомителей, то следствие располагало многими материалами и на Амри. В частности, было известно, что он планировал уехать в Сирию, чтобы там воевать на стороне ИГИЛ. С этой целью ещё в 2015 году (!) вступил в сформированный в Нижней Саксонии отряд, тренировавшийся для будущих боёв на стороне ИГИЛ. С целью приобретения хорошей физической формы члены отряда совершали марш-броски с тяжёлыми рюкзаками. Однако по окончании тренировок некоторые из этой группы, в том числе и Амри, решили остаться в Германии для совершения терактов. Они намеревались забрасывать гранатами полицейские участки и расстреливать экипажи патрульных машин.

До февраля 2016 года за Амри наблюдали компетентные органы Северного Рейна-Вестфалии (таким же, как и сириец Хасан, непонятным образом, он вдруг оказался в рейнвестфальском Дортмунде), а с февраля это должны были делать соответствующие службы в Берлине, где он с указанного времени проживал (тоже непонятно, на каком основании). Но как сейчас выяснилось, в сентябре 2016 года, то есть после того, как Амри перебрался в Берлин, слежка за ним была вообще снята!

Такое решение принято «из-за невозможности вести круглосуточное наблюдение за всеми фигурантами списка потенциальных террористов» (такой список из 549 имён составлен Объединённым антитеррористическим центром GTAZ, в рамках которого полиция сотрудничает со спецслужбами; фамилия Амри фигурировала в верхней части списка). Невозможность эта объяснялась отсутствием ресурсов, необходимых для одновременной слежки за всеми фигурантами списка — для круглосуточного наблюдения только за одним подозреваемым требуется 40 квалифицированных сотрудников.

Помимо террористической, Амри был уличён и в чисто уголовной деятельности. В марте 2016 года за участие в поножовщине между враждующими бандами берлинских наркоторговцев он был задержан полицией, допрошен и… отпущен — как сейчас объясняется, «немецкие власти не имели достаточных доказательств против Амри для его ареста». Недостаточной сочли и информацию полицейской агентуры о планировании им кражи со взломом, добычу от которой он намеревался пустить на приобретение автоматического оружия. А на имевшуюся в МВД ФРГ информацию о наличии у Амри по меньшей мере восьми фальшивых паспортов правоохранители вообще никак не отреагировали.

Ещё раз к слову — на сей раз, о паспортах.

Един в двенадцати лицах

В настоящее время в полиции нижнесаксонского города Брауншвейга расследуют более 300 случаев мошенничества при получении социальной помощи соискателями статуса беженца. Ущерб исчисляется миллионами евро. По словам руководителя специальной следственной комиссии Йорна Меменги, большинство подозреваемых — это выходцы из Судана, оказавшиеся на территории Германии летом 2015 года, когда в страну ежедневно прибывали по несколько тысяч беженцев.

Как установлено следствием, все нынешние подозреваемые проходили регистрацию в социальных службах по три-четыре раза, используя различные имена. «Иногда они отращивали бороду, порой надевали очки, делали короткую стрижку и всегда использовали разные фамилии, — поясняет Меменга. — Сотрудники социальных служб в связи с большим потоком беженцев не имели возможности раскрыть обман. В среднем, получая социальные выплаты под разными именами, подозреваемые незаконно получили по несколько тысяч евро каждый. В частности, следствием установлен мужчина, получавший социальные выплаты под двенадцатью (!) различными именами. Он незаконно получил около 50 тыс. евро.

Однако привлечь к уголовной ответственности виновных будет непросто: «Когда обман раскрывается, они, как правило, уезжают в неизвестном направлении, — говорит Юлия Мейер из прокуратуры Брауншвейга. — Обмана можно было избежать, снимая отпечатки пальцев, но в условиях наплыва сотен беженцев ежедневно, на это не хватало ни времени, ни ресурсов».

Что день грядущий готовит немцам?

К сказанному прокурором Юлией Мейер о том, что «они, как правило, уезжают в неизвестном направлении», добавлю: ещё в феврале прошлого года Федеральное правительство официально объявило, что «ничего не знает о местонахождении 130 тысяч беженцев, зарегистрированных в 2015 году — эти люди так и не появились в определённых для них местах проживания».

Уточню: да ведь их никто не искал и не ищет! Причём, не ищут не только взрослых, но и детей.

В минувшем августе Федеральное ведомство криминальной полиции в своём ответе на редакционный запрос газеты Neue Osnbrücker Zeitung письменно сообщило, что «число пропавших в Германии мигрантов младше 18 лет с начала 2016 года увеличилось в полтора раза и достигло 8991 человека». А месяцем ранее представитель МВД ФРГ Йоханнес Димрот официально заявил, что «за весь 2015 год в Германии пропали 5835 несовершеннолетних мигрантов».

Куда делись все эти люди — в правоохранительных органах страны сказать не может никто. Ведь не считать же вразумительным ответом слова представителя пресс-центра Федерального ведомства криминальной полиции Сандры Клеменс, заявившей, что «у нас нет конкретных доказательств того, что кто-то из пропавших без вести несовершеннолетних беженцев попал в руки преступников. Часто дети уходят не бесцельно, а чтобы отыскать своих родителей, родственников или знакомых в других немецких городах или даже в других европейских странах».

Не хочу сказать, что на сегодняшний день вся система правоохранительных органов Федеративной Республики полностью дезорганизована обрушившейся на страну лавиной беженцев, которых с лета 2015 года, когда канцлер Ангела Меркель повелела распахнуть перед ними границы Германии, здесь уже под два миллиона (!) человек. Но что в работе этой системы всё чаще случаются сбои, причём, всякий раз всё более и более взрывоопасные, — факт, очевидный любому непредвзятому наблюдателю.

И в заключение. Как сообщил всё в тот же злосчастный понедельник, 2 января, немецкий политический журнал Focus со ссылкой на британскую Daily Mail и итальянскую газету L’Espresso, группа из примерно 400 боевиков ИГИЛ во главе с высокопоставленным полевым командиром Лавдримом Мухаджери, известным как Абу Абдулла аль-Косова, проникла под видом беженцев на территорию Европы, готовясь нанести «удар в сердце Старого Света».

27-летний косовский албанец Мухаджери появился в Сирии в 2012 году. Несколько раз снимался в пропагандистских видео террористов. В частности, он призывал албанцев присоединяться к ИГИЛ для ведения «священной войны». Также в Сети появлялись снимки с Мухаджери, отрезающим голову пленному, и видео того, как он убивает человека выстрелом из гранатомета. По данным L’Espresso, на счету Мухаджери, находящегося в настоящее время в Италии, неудавшийся теракт во время футбольного матча между командами Албании и Израиля.

Вряд ли стоит сомневаться в том, что какая-то часть возглавляемого Мухаджери батальона попытается проникнуть в Германию. Ведь, как показывает история с мошенниками-суданцами, легализоваться им тут — проще пареной репы. И что их планам смогут противопоставить немецкие правоохранители, так расхваливаемые главой саарландского МВД Клаусом Буйоном?..

Германия


* ИГИЛ ("Исламское государство") решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня