Общество / Крым российский

«Донецкие» в Севастополе: от любви до неприязни и обратно

В России в 2017 году сохранится особый режим пребывания для выходцев из ЛДНР

  
28370
Беженцы из Украины на пропускном пункте украинско-российской границы
Беженцы из Украины на пропускном пункте украинско-российской границы (Фото: Валерий Матыцин/ТАСС)

При соблюдении ряда формальных процедур находиться в РФ они могут столько, сколько посчитают нужным. Правда, отношение к ним местного населения бывает неоднозначным…

Какие-то три года тому назад Крым и Донбасс входили в состав одного государства — Украины. Но по итогам киевского Майдана судьба у всех оказалась разной. Крым и Севастополь ушли в состав России, в Донбассе образовалось две де-факто независимые республики, живущие под постоянными украинскими обстрелами, а «ненька Украина» неуклюже буксует на пути евроинтеграции, все больше почему-то становясь похожей на небогатое африканское государство.

Но общее прошлое просто так из истории не вычеркнешь. И сегодня Крым, что для жителей Донбасса, что для граждан «европейской» Украины — это российский регион, наиболее близкий в ментальном и культурном плане. Возможно, именно поэтому и беженцы из Донецка, и жертвы политических преследований из Одессы, и трудовые мигранты из Черкасс стараются осесть на воссоединившемся с Россией в 2014 году полуострове.

Городские легенды говорят о том, что население одного только Севастополя увеличилось за последние годы более чем в два раза, и достигло миллиона человек. Однако эксперты и чиновники над этими слухами смеются. Городская инфраструктура такого перенаселения уже давно бы не выдержала. Официальные данные — значительно меньше. Правда, они тоже впечатляют.

Согласно расчетам Красного Креста в одном только Севастополе в 2015 году одномоментно находилось около 23 тысяч беженцев с Донбасса (5−6% населения города), а общее количество выходцев из Донбасса на Крымском полуострове эксперты оценивали в 200 — 300 тысяч человек (примерно каждый десятый житель).

В 2016 году на фоне снижения активности боевых действий многие из них вернулись домой, но автомобилей с донецкими номерами на улицах Крыма и Севастополя по-прежнему много. Немалое количество выходцев, как из ЛДНР, так и с территории Донбасса, подконтрольной ВСУ, решили обосноваться в Крыму капитально. Кстати, выходцев из республик, купивших на ЮБК жилье, глава ДНР Александр Захарченко в ходе недавнего визита в Крым назвал «предателями».

В вопросе сроков пребывания в России Москва к жителям ЛДНР максимально лояльна — после 90 дней нахождения на территории РФ, им достаточно съездить на границу и отметиться, в то время как гражданам Украины нужно на 3 месяца выехать «на родину». В этом смысле самая печальная судьба у обитателей Мариуполя, Славянска, Краматорска и других городов, активно поддерживавших ДНР, а затем оказавшихся занятыми ВСУ. Они — первые получатели разрешений на временное проживание, видов на жительство и участники программ, позволяющих стать гражданином РФ.

Впрочем, если жители ЛДНР хотят в Крыму работать, лечиться и устраивать детей в образовательные учреждения, им тоже желательно конкретизировать свой статус. А это значит — стояние целыми днями в очередях под стенами органов миграции без каких-либо гарантий.

Но бюрократические проволочки — не самая большая проблема жителей Донбасса. Куда неприятней в моральном плане — неоднозначная реакция на них со стороны части местного населения. Если в 2014-ом на фоне общего патриотического подъема плохо отзываться о жителях Донецка и Луганска было не принято, то уже в 2015 — 2016 годах представители крымского и севастопольского среднего класса не скрывали своего раздражения гостями.

Стандартный набор претензий звучит примерно так:

— рост преступности на фоне массовых миграций;

— неправильное поведения выходцев из ЛДНР на дороге;

— плохое отношение к арендуемому жилью;

— «хамство» в адрес местных.

Однако не все это соответствуют действительности. Преступность в Крыму и Севастополе в целом стабильно снижается. ДТП эксперты склонны связывать с состоянием крымских дорог. Не все так однозначно и с жильем. Автор этих строк знает сразу несколько выходцев из ДНР, которые снимают квартиры без малейших нареканий со стороны хозяев жилья. Уровень же «хамства» — это результат субъективных оценочных суждений, и не более того.

Вот что думают по поводу проживания бок о бок с жителями Донбасса севастопольцы.

Ольга Мейер:

— Со стороны крымчан мне подобное отношение к дончанам крайне не нравится. Значит, если с деньгами, то приезжайте поддерживать нашу индустрию развлечений и отдыха, а если оказались в беде, то места для вас нам жалко, мы выставим вас наркоманами и ворами и выпрем отсюда — езжайте, умирайте на родине. Наша хата с краю, мы — Россия, мы тут все герои, потому что нам повезло (…). А в низком качестве оказания медицинской помощи дончане тоже виноваты? И в жутком состоянии хотя бы первой городской? Лучше бы насущные проблемы населения и проблемы медицины обсуждали и пытались решить в таком случае, чем людей так долго хаять и выживать… Таких разговоров о дончанах не было раньше, когда они приезжали сюда деньги тратить на отдых. А сейчас мнение резко поменялось. А ведь это люди, не желающие идти с оружием брат на брата, они часто без денег, едут куда подальше от страны, толкающей их на гибель. Такое отношение к ним меня пугает и разочаровывает. Им меньше повезло, чем Крыму.

Иван Данко:

— Ну нет тут беженцев. Нет уже той войны. Люди в основном целенаправленно сменили место жительства, легализовались разными способами, живут, работают.

Александр Матвеев, (выходец с Донбасса):

— За 2014 год все, кто не умел и не хотел зарабатывать на жизнь честно, покинули Крым. Я знал недобросовестных строителей, бизнесменов, так называемых, и прочих товарищей, которые ныли, мол, как все плохо, а плохо то всем нашим, по факту. У меня осталась трехкомнатная квартира в элитном спальном районе с евроремонтом, которую я сдаю сейчас за 5000, а в Севастополе снимаю в два раза хуже и меньше за 35000, бизнес весь с нуля поднимать пришлось, как и большинству, кто тут окопался. Но мы пахали по 14−16 часов в сутки и продолжаем в том же духе, но уже не так хардово, и живем достаточно прилично. Уважаем город, а те, кто ноют, они везде и их везде много, и ты им что не сделай, все будет плохо, потому что сами, такие уникумы, напрягаться не умеют и не любят.

Александр Гуторов:

— Я опираюсь на личный опыт общения с донецкими ребятами, из 20−30 мне встретившихся, я могу только 5−6 достойных назвать, печальная статистика, но всех под одну гребенку не стригу, кстати, речь больше идет о мужском поле.

Светлана Колесникова:

— У нас сосед был из Донецка. Молодой парень лет 30. Работал в Донецке шахтёром. Переехал в Севастополь, стал хорошим выпивохой. Компания нашлась подходящая. Мы с мужем постоянно читали лекции. Что, мол, типа молод, что у него есть дочь и родители, которым нужно помогать. И знаете, мы достучались! Бросил пить, собутыльников. Устроился на стройку. Многому научился, сейчас собирает свою бригаду. Родителям и дочке постоянно деньгами помогает, уголь покупает. Недавно машину купил, старенькую, правда. Но он безумно счастлив! Прибегает с работы и бегом до своей машины перебирать её, мыть. Ну, в общем, труд сделал своё дело.

Лариса Цыганок:

— Как бы там ни было, все мы — братья-славяне! И я уверенна, если бы, не дай Бог, в Крыму случилась бы такая ситуация, Донецк бы поддержал! И не наша вина, что там война.

Анастасия Петринчук:

— У нас соседи пустили на дачу беженцев с ДНР — так столько проблем поимели!.. 80% тех, кто приехал из ДНР и ЛНР, живут на пособие и кричат, что им все должны и обязаны, а 20% трудятся и строят новую жизнь.

Судя по местным хроникам преступлений и происшествий, выходцы из Донбасса не являются «лидерами» по совершению правонарушений в Крыму и Севастополе. Но если что-то все-таки происходит с их участием, на это мгновенно обращают внимание. Имеет место своего рода аберрация — один противоправный эпизод с участием жителя Донецка или Макеевки запоминается гораздо лучше, чем десятки аналогичных эпизодов с местными. И так возникает снобизм — некоторые обитатели Крыма и Севастополя пытаются морально утвердиться за счет беженцев с Донбасса, выставляя себя «белой костью», спекулируя на тему местного патриотизма и «понаехавших».

Вот только не задумываются такие горе-патриты над тем, что ситуация в 2014 году гипотетически могла сложиться по-другому. А также над тем, что своим поведением они мало чем отличаются от современных украинских «арийцев», глядя на которых уже морщит нос весь мир…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня