Общество / Закон и правосудие

Приставы пришли… за вашим огородом

Когда в России начнут принудительно изымать сельхозземли

  
7558
Чейные плантации рядом с Сочи
Чейные плантации рядом с Сочи (Фото: Артур Лебедев/ТАСС)

Министр сельского хозяйства Александр Ткачев объявил, что в России нужно ввести механизм принудительного отъема неэффективно используемой земли. И первый прецедент может быть создан на родине Ткачева — в Краснодарском крае, где власти хотят забрать 600 гектаров чайных плантаций у арендатора.

Амброзия вместо фундука

Краснодарский край и Адыгея — единственные регионы России, где есть чайные плантации. Возделываются они с 1887 года, и по сей день считаются самыми северными на планете. Находятся в основном близ Сочи с их субтропическим климатом. Краснодарский (или русский) чай считается изысканным и конкурирует с индийским и цейлонским: для вызревания в северных широтах требуется больше времени.

В прошлом году, по данным Росстата, на Кубани собрали почти 450 тонн чайного листа, что на треть больше показателя 2015 года. Однако эти показатели кажутся ничтожными на фоне прежних рекордов: в 1991 году в России собрали более 8 тысяч тонн чая, однако уже к 2000 году эта цифра сократилась до полутора тысяч тонн, и затем продолжала падать…

Читайте также

Что же происходит с чайными плантациями в Сочи? Большинство из них попросту заброшены: если в 1991 году площадь посадок чая в стране составляла 1,7 тысячи гектаров, то сейчас — не более 700 гектаров.

Об этом много раз сигнализировало управление Россельхознадзора по Краснодарскому краю и Кубани. Инспекторы земельного контроля регулярно объезжают с проверками чайные плантации, которые находятся в долгосрочной аренде у шести чаеводческих хозяйств «Хоста чай», «Адлер чай», «Дагомысчай», «Мацестинский чай», «Шапсугский чай», «Солохульский чай»…

Большинство из них сегодня заброшены, они заросли сорняками, папоротником и дикой ежевикой либо превратились в стихийные свалки. Такое же безобразие творится и с землями, которые выделены под выращивание других редких для России субтропических культур, — ореха-фундука или лаврового листа. А, скажем, на участке «Адлер чая» прямо посреди заброшенной плантации вырыли искусственное озеро и построили полноценную базу отдыха.

Директоров чаеводческих хозяйств Россельхознадзор штрафовал уже не по одному разу по ст. 8.7 КоАП («Невыполнение обязанностей по рекультивации земель, обязательных мероприятий по улучшению земель и охране почв»). Приезжают заново — и снова видят сорняки с папоротником… Снова штраф… И так до бесконечности?

И вот администрация Сочи решилась на крайние меры. На минувшей неделе власти города-курорта официально объявили о том, что намерены принудительно изымать у арендаторов земли, неэффективно используемые под чайные плантации. Это, в частности, коснется компании «Дагомысчай», у которой, по данным Россельхознадзора, сегодня не используется более 600 гектаров.

Конечно, процедура это длительная. Во-первых, придется через суд изъять неэффективно используемые земли в муниципальную собственность. А во-вторых, через торги выделить новому арендатору, который предложит программу по целевому использованию территорий.

Но, похоже, у администрации Сочи такой инвестор уже нашелся — это ООО «Объединение «Краснодарский чай» (ОКЧ), который выпускает чай под торговой маркой «Века».

Эта фирма действует с 2014 года, она принадлежит ООО «Краснодарчай», владельцами которого, в свою очередь, являются четыре кубанских бизнесмена. По данным «Коммерсант-картотеки», оборот ОКЧ в 2015 году составил 459 тысяч рублей, а чистый убыток — 926 тысяч.

Пашню «режут по живому»

Если у администрации Сочи удастся принудительно изъять арендуемые чайные плантации, это станет российским прецедентом. И не стоит удивляться, что такую практику решено начать именно с Краснодарского края: бывший губернатор Кубани, а ныне министр сельского хозяйства Александр Ткачев не раз заявлял, что в России только таким способом можно бороться за повышение эффективности аграрной отрасли.

Тем более, что, по данным Минсельхоза, сегодня в стране почти половина земель сельскохозяйственного назначения используются не по назначению. А вообще не используется около 18% пахотных земель (более 20 млн. гектаров).

Научный сотрудник ВНИИ экономики сельского хозяйства Дмитрия Овсянников приводит такие цифры. С 1980 по 2012 годы в России посевные площади сократились более чем в полтора раза — со 125 до 77 млн. гектаров. За тот же период площадь посевов зерновых и зернобобовых сократилась почти вдвое — с 76 до 44 млн. гектаров. При этом площадь «чистых» паров выросла на треть — с 10 до 14 млн. гектаров.

«Пахотопригодные земли никуда не делись, значительная часть их или числится в залежах и кормовых угодьях, или попросту пустует, зарастает лесом», — говорит Дмитрий Овсянников.

По мнению экономиста из Нижегородского государственного инженерно-экономического университета (НГИЭУ) Зинаиды Мишиной, столь высокие показатели запустения угодий — это наиболее явное отражение экономической ситуации в АПК. Большинство сельскохозяйственных организаций являются финансово неустойчивыми, и у них просто нет средств, чтобы обрабатывать все принадлежащие им земли.

Но и массовое изъятие неэффективно используемых земель, как предлагает Александр Ткачев, — тоже не панацея. Стоит помнить, что значительная доля земельных ресурсов используется без государственной регистрации. На многих хозяйствуют те, кто получил землю в результате самозахвата.

Сногие земли вообще не имеют собственника (речь, как правило, идет о невостребованных, и в том числе выморочных, земельных долях). Кроме того, по мнению Мишиной, вполне реальным может быть и такой сценарий: муниципалитеты начнут принудительно изымать неиспользуемые земли… и так и не сумеют отыскать новых инвесторов, которые захотят их обрабатывать.

Доцент Алтайского государственного университета (АГУ) Ольга Воронкова отмечает и то, что в вопросе неиспользуемых (запустевших) сельхозземель нет единства правовой базы. Так, в некоторых регионах России неиспользуемые пахотные земли официально переводятся в категорию сенокосов или пастбищ.

Но при этом и значительная доля запустевшей пашни ни в какие другие категории земельных угодий вообще не переоформляется (то есть официально продолжает числиться пашней). Таким образом, в принципе нереально выяснить, сколько в России залежных земель (неиспользуемых как минимум год).

«Изъять сельхозземли юридически почти невозможно»

«Свободная пресса» выслушала мнение экспертов на эту тему. Вот что, в частности, считает эксперт Центра общественных процедур при общественной организации «Деловая Россия», адвокат Виктор Наумов:

— Российское законодательство придерживается принципа целевого использования земельных участков. Так, ст. 6 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» предусматривает возможность принудительного изъятия участка, если он используется с нарушениями, которые повлекли за собой существенное снижение плодородия почв или причинение вреда окружающей среде.

Однако необходимо понимать, что такое изъятие на практике применяется крайне редко. И вот почему. Во-первых, не так просто доказать сам факт существенного снижения плодородия земель или причинение вреда окружающей среде — для этого должны быть произведены соответствующие экспертизы.

Во-вторых, необходимо изучать сам договор аренды, который может предусматривать условия, осложняющие такое изъятие.

К тому же не стоит забывать и о том, что судебное разбирательство по такому вопросу займет много времени, и суд вправе дать арендатору время, например, на восстановление состояния земель.

Читайте также

«Земли нужно предоставлять в субаренду»

Другого мнения придерживается управляющий партнер консалтинговой компании Kirikov Group Даниил Кириков:

— В России многие годы существует двоякая проблема. С одной стороны, нет свободных земель, которые можно было бы обрабатывать, с другой стороны, огромное количество земель совсем не используются, хотя формально имеют владельцев.

Это связано именно с тем, что многие крупные производители не хотят расставаться с участками, на которые имеют право долгосрочной аренды, но и использовать их также пока не готовы. Выход с изъятием таких участков возможен, однако процесс это долгий и трудоемкий.

Возможно, стоит такие земли позволить сдавать в субаренду на небольшие сроки с предоставлением льготных условий тем производителям, которые возьмутся за задачу их восстановления.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня