Общество

Узников финских концлагерей Россия довела до голодовки

Минсоцзащиты убеждено: раз попались не Гитлеру, а Маннергейму — повезло. 80-летние старики готовы умереть, доказывая обратное

  
331

В Карелии группа бывших малолетних узников финских концлагерей, которым сейчас под 80 лет и больше, в четверг, 12 ноября, намеревалась начать массовую голодовку протеста. Лишь в последний момент сотрудникам местной прокуратуры удалось отговорить стариков от отчаянного шага. Впрочем, лишь на время…

История прямо скажем — шокировала. Все потенциальные участники голодовки — люди очень серьезного возраста. Здоровье — ни к черту! Какая голодовка? Чего они недополучили от государства такого, что решились на столь отчаянный поступок?

— Мы добиваемся того, чтобы нас уравняли в правах с ветеранами ВОВ, — говорит председатель карельской общественной организации «Земля Заонежская» в Карелии Василий Лукьянов. — Эта территория в годы войны была оккупирована войсками Финляндии — воевавшими на стороне немецких фашистов. Согласно финским документам, на милость озверелого победителя в Заонежье было оставлено 22 тысячи стариков, женщин и детей. Условия содержания были намного жестче, чем в лагерях. Весь Заонежский полуостров с десятками деревень был огорожен колючей проволокой, выход за которую запрещался под страхом смертной казни. Местное население было занято на принудительных работах.

Сегодня всем этим людям, которых на свете осталось всего несколько десятков, государство отказало в льготах, которыми пользуются ветераны Великой Отечественной войны и узники немецких концлагерей. Речь идет, в общем-то, о копейках — о 50-процентных скидках на оплату услуг ЖКХ. Хотя, как утверждают ветераны концлагерей Карелии: «Мы живем не в Москве и для нас — это очень большие деньги…»

Прокомментировать ситуацию корреспондент «СП» попросил Сергея Миронова, старшего помощника прокурора Республики Карелия.

«СП»: — Сергей Юрьевич, бывшие узники финских концлагерей Карелии намерены объявить голодовку…

— Да, они хотели начать свою акцию 12 ноября. Но накануне мы организовали «круглый стол», на который пришли представители Пенсионного фонда, Заксобрания республики, и самого общества бывших узников Заонежья. Был и их неформальный лидер и организатор голодовки Жукова.

«СП»: — Сколько человек намеревались принять участие в акции?

— Десять. Это рядовые граждане, которым судебными инстанциями было отказано в признании за ними статуса малолетних узников фашистских концлагерей.

«СП»: — В чем их проблема, поясните?

— В 1992 году вышел Указ президента России, по которому малолетним узникам фашизма были предоставлены льготы, аналогичные ветеранам ВОВ. Право на льготы появилось у людей, которые в годы войны в несовершеннолетнем возрасте находились, я цитирую: «в концлагерях, гетто и иных местах принудительного содержания». Но в 1999 году Минсоцзащиты РФ выпустило разъяснение, в котором под понятием «иные места принудительного содержания» предлагалось понимать лишь те, которые по своим условиям были СХОЖИ с условиями содержания в концлагерях и в которых несовершеннолетние привлекались к труду.

«СП»: — Заонежские узники не попали в эту категорию?

— По мнению Минсоцзащиты не попали.

«СП»: — Почему?

— Не знаю. Эти граждане — их у нас порядка 300 — в период войны были выселены из своих домов и содержались в деревнях. Жизнь там, возможно, слегка отличалась от финско-фашистских концлагерей Карелии, но эти деревни тоже были обнесены проволокой, тут были местные полицаи и надзиратели, то есть население свободно не жило. И прокуратура в отличие от Минсоцзащиты считает, что эти места подпадают под Указ президента. Однако все судебные процессы заканчивались не в пользу бывших малолетних узников, которых лишили статуса участников Великой Отечественной и соответственно всех льгот.

«СП»: — Напоминает дурдом…

— В начале нынешнего, 2009 года, Верховный суд РФ по иску одного из жителей Петрозаводска признал разъяснения Минсоцзащиты противоречащими Указу президента страны от 1992 года. Граждане вновь отправились в суды. Но вновь тщетно: суды опять им отказывают, мотивируя это тем, что условия содержания в деревнях не были столь жесткими, как в концлагерях.

«СП»: — Давно длятся эти процессы и тяжбы?

— Уже несколько лет. Всем людям, подавшим иски, под 80 лет и больше — они уже устали этим заниматься и вот решились на отчаянный шаг.

«СП»: — Куда смотрела прокуратура?

— К сожалению, прокуратуру с 2003 года лишили права участвовать в подобных делах, и мы не можем давать оценку законности или незаконности таких судебных постановлений. Но, принимая во внимание, что это наши граждане, мы и собрали «круглый стол», на котором попытались объяснить, что голодовка — неконструктивный метод борьбы. Наша задача была направить граждан в правовое русло для решения проблемы.

«СП»: — Успеют они дойти до конца этого русла или умрут гораздо быстрее?

— Мы приняли резолюцию, которой будем придерживаться. Со своей стороны мы будем оказывать всяческую правовую помощь, вплоть до того, что подготовим заявление в Верховный суд РФ по оспариванию разъяснений Минсоцзащиты. Достигнута договоренность с самим Минсоцзащиты, что там, где судебные постановления не препятствуют выдаче удостоверений ветеранов войны, они будут выдаваться гражданам, которые в суды не пошли. У нас есть несколько дел на стадии кассационного рассмотрения и на стадии надзорной. В понедельник у меня будет весь список людей, подпадающих по нашему разумению под категорию ветеранов, но не получивших соответствующие удостоверения. Словом, работа ведется.

«СП»: — Насколько мне известно, остро стоит проблема непризнания Российским государственным «Фондом взаимопонимания и примирения» узников финских концлагерей в качестве претендентов на выплату компенсации, которая предоставляется германским фондом «Память, ответственность, будущее» по закону ФРГ от 2 августа 2000 г. Ответ все дают одинаковый: тем, кто находился в концлагерях, созданных Финляндией на территории оккупированной Карелии, в компенсации отказано — на том основании, что Карелия была оккупирована не Германией, а Финляндией.

— Это другая проблема. В 1949 году Финляндия вышла из состояния войны с СССР, по договору финны выплатили нам контрибуцию…

«СП»: — Государству, а не отдельным гражданам?

— Да. Но непосредственно с финнами сегодня никто не спорит и ничего у них не требует — ни отдельные граждане, ни государство. Вся проблема в немецком Фонде, который не охватывает бывших узников финских концлагерей.


Деньги на памятник Маннергейму едва не нашлись

Два года назад один из карельских депутатов выступил с инициативой установить в Петрозаводске монумент финскому генералу Карлу Маннергейму. Бывших узников это предложение повергло в шок.

— В нашей семье из семи человек в концлагере № 5 Петрозаводска от голода умерли трое, — рассказала малолетняя узница Макеева. — Деда Илью запороли до полусмерти за то, что он подошел на недозволенное расстояние к ограждению лагеря. Через неделю он умер. Как же можно после этого устанавливать в Карелии памятник маршалу Маннергейму, человеку, который в период финской войны и Второй мировой войны воевал против Советского Союза на стороне фашистской Германии?!

Ветераны специально обратились к главе республики Сергею Катанандову с просьбой не допустить этого:

— Именно Маннергейм подписан приказ об организации концлагерей на оккупированной территории для неродственного финнам населения, в которых томились 32 тысячи мирных граждан русской национальности, — заявили в своем обращении к губернатору бывшие заключенные. — Из них не менее 7 тысяч погибли от голода, холода, болезней, жестокого обращения.


Из досье «СП»:

28 июня 1941 г. мирная жизнь Карелии была прервана начавшейся войной. 1 октября 1941 года после ожесточенных боев части 7-й советской армии оставили Петрозаводск. 1 октября в 4 часа 30 минут утра части финской Карельской армии вошли в город. В тот же день государственный флаг Финляндии был водружен над правительственным зданием.

Свыше 14 тысяч жителей было помещено в дальнейшем в концентрационные лагеря для мирного населения, расположенные в черте города. В оккупированном Петрозаводске, получившем название Aanislinna (Онежская крепость), утвердилась финская система правления, действовавшая около трех лет.

Лишь в конце июня 1944 года группа десантников Онежской военной флотилии высадилась в районе Уйской губы, а затем в 11 часов 30 минут вошла в Петрозаводск.


Из книги Юссила, Хентиля и Невакиви «Политическая история Финляндии 1805−1995 гг.» (русское издание 1998 г.):

«Финны считали себя освободителями Восточной Карелии: казалось, наконец-то идея родства народов обретает реальное воплощение. Четвертая часть проживающих в Восточной Карелии (85 тысяч человек) не покинула родных мест (имеется ввиду — не ушла с Красной Армией). Большинство из них, однако, относилось к финнам в основном так же, как всегда относятся к оккупантам. Финны развернули среди соплеменников активную миссионерскую деятельность, опираясь главным образом на церковь и школу. Часть русского населения Восточной Карелии (максимум 20 тысяч человек) была отправлена в концентрационные лагеря, в которых питание было особенно плохим…»


Общественное движение бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей в Карелии началось в середине 1966 года, когда в газете был опубликован снимок военного корреспондента Галины Санько, сделанный ею в освобожденном Петрозаводске в июне 1944 года, где у колючей проволоки стоит группа детей, а на столе прикреплён щит с надписью: «Вход и выход, и разговор через проволоку запрещен под угрозой расстрела».


Из книги «Пленённое детство», составленной заслуженным работником культуры России и Карелии Иваном Костиным и председателем Карельского Союза бывших малолетних узников Клавдией Нюппиевой:

«Екатерина Данченко, Петрозаводск:

— У каждой из нас был свой номер, пришитый к пальто. Мой — 116. Утром и вечером — проверки. Перед уходом в лес на работы дадут похлёбки из ржаной муки и кусочек хлеба — всю дневную норму. Пока ведут до работы, всю и съешь. Обеда не было. Вечером варили что-то наподобие супа с гнилой картошкой. Работа была тяжёлая. Пила длинная, непослушная, а силенок мало. Суточную же норму, нам, 15−16-летним девчонкам, нужно было сделать. Работали через силу. Жили без света. Постоянно ощущался голод.

…Не могу забыть один трагичный случай. Наш охранник вместе с нами сидел у костра, а его винтовка лежала рядом с ним. Одна девочка из Заонежья, молоденькая и красивая, взяла ради озорства винтовку и со словами «Я умею стрелять» произвела выстрел в воздух. Взбешенный финн выхватил у неё оружие и выстрелил в неё. Убил наповал…"

На фото вверху текста:

Дети-узники 6-ого лагеря в Петрозаводске, 1944 г. Снимок военного корреспондента Галины Санько;

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Денис Денисов

Директор украинского филиала Института стран СНГ

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня