18+
воскресенье, 23 апреля

«Беркут» на Перекопе: пулемёт и автоматы против «Градов»

Как крымчане защищали дорогу на полуостров

  
14441
Блокпост на Перекопском перешейке в Крыму. 2014г
Блокпост на Перекопском перешейке в Крыму. 2014 г (Фото: Станислав Красильников/ТАСС)

События на Майдане показали, что для украинских националистов-радикалов не существует этических ограничений. Крымчане еще в январе 2014 года увидели, как на полуострове потихоньку начинается насаждение майданных идей. Митинги, проводимые «Свободой» и другими националистическими организациями, с каждым днем становились все агрессивнее. Вернувшиеся из Киева крымские антимайдановцы рассказали об избиении боевиками-радикалами безоружных людей на дороге в Черкасской области, об изощренных издевательствах над ними. Своими действиями, поощрением антирусских настроений, майданная хунта спровоцировала Крымскую весну 2014 года. Стихийные пророссийские митинги после 22 февраля проходили во всех городах полуострова. Особенно многочисленными они были в Севастополе.

Вернувшихся из Киева сотрудников севастопольского «Беркута» в городе встречали как героев — цветами и бурными овациями.

Спецподразделение после госпереворота мозолило глаза майданным самозванцам. 25 февраля исполняющий обязанности министра внутренних дел Аваков подписал приказ № 144 о ликвидации специальных подразделений милиции гражданской безопасности «Беркут». Севастопольский «Беркут» отказался подчиняться этому приказу.

Читайте также

Новая украинская власть попыталась приструнить непокорное подразделение. На базу севастопольского «Беркута» прибыли сотрудники управления внутренней безопасности МВД Украины, якобы для проведения проверки оружия. Но встретившие их вооруженные бойцы отказались пропускать проверяющих на территорию. Следом приехали работники прокуратуры, угрожавшие различными наказаниями руководству и рядовым бойцам «Беркута». Видя, что угрозы не действуют, эмиссары майданной власти предложили милиционерам за лояльность ордера на квартиры, а командиру Сергею Колбину — звание генерала и более высокую должность в аппарате МВД. Спецназовцы, зная по Майдану цену таких обещаний и соглашений, отказались.

26 февраля народный мэр Чалый распорядился о создании специального муниципального подразделения «Беркут». А в ночь с 26 на 27 февраля севастопольские «беркутовцы» скрытно покинули базу подразделения и заняли позиции на границе Крыма.

Непосредственный участник этих событий, ветеран севастопольского «Беркута» Роман Ефременко вспоминает:

— 18−19 февраля, получив информацию из Киева о расстрелах безоружных сотрудников милиции и гибели некоторых из них, в подразделении собрались близкие родственники бойцов «Беркута» и ветераны. На стихийном митинге 19 февраля было принято решение потребовать у руководства МВД выдать оружие сотрудникам «Беркута», находящимся в Киеве. С этим требованием ветераны «Беркута» обратились к начальнику МВД города Севастополя генерал-майору А. Гончарову, который провел встречу с митингующими около здания УВД. После отказа ветераны у местной администрации потребовали зачислить их в штат МВД и с оружием отправить в столицу для оказания помощи милиционерам.

Вечером 20 февраля находящихся в Киеве бойцов «Беркута» вооружили. А 22 февраля из служебной командировки вернулись севастопольские милиционеры. Двадцать два человека — раненых. Из них семеро — с огнестрельными ранениями. При этом все ребята были вымотаны, как психологически, так и физически. Поэтому охрану базы вместе с действующими «беркутами» осуществляли и ветераны подразделения. После приказа о расформировании появилась информация, что севастопольский «Беркут» будут разоружать. Внешний периметр базы взяли под контроль атаман Анатолий Марета и казаки «Черноморской сотни».

«СП»: — Что было после того, как вооруженные сотрудники и ветераны «Беркута» тайно покинули расположение и выдвинулись в сторону перешейка?

— 27 февраля, в 8 утра, были взяты под контроль ключевые дороги, ведущие с материка на полуостров. Людей не хватало: на Перекопе первоначально находились 5 человек, на «Турецком валу» — 38, а на «Чонгаре» около 30 человек. Из вооружения — только легкое стрелковое оружие и один пулемет. Дорогу перекрывали стареньким ЗИЛом, ставя его поперек одной из полос движения. Очень быстро «народное радио» разнесло информацию о нашем присутствии на блокпостах, и к нам начали подтягиваться активисты.

«СП»: — Чему пришлось противодействовать?

— На постах проверяли весь без исключения транспорт. Был задержан автомобиль, перевозивший 810 кг аммонита — взрывчатки, электродетонаторы и бикфордовы шнуры. Водитель говорил, что груз везли для Балаклавского рудоуправления. Но документов не было. Машину передали дежурной группе Джанкойского РО. Ближе к вечеру от дальнобойщиков получили информацию, что недалеко от нас стоят БТРы николаевских десантников. Немного позже в 30 километрах от нас выставили «Грады». Это всё представлялось угрожающим…

Был один веселый случай. Уже после объявления о проведении референдума в Крыму, со стороны Херсонской области к стоящим на Перекопе бойцам «Беркута» пришли несколько местных жителей и вполне серьезно попросили милиционеров перенести пост ближе к их селу, чтобы и оно после референдума перешло в Россию.

* * *

В начале 2015 года фельдшер станции скорой помощи в Армянске Галина Вениаминовна Самойлова (она умерла от рака в декабре 2015 года) рассказывала мне о своем участии в Крымской весне:

«Узнав, что на Перекопе выставили блокпост «Беркута», я пешком из Армянска пришла и предложила свою помощь фельдшера. Многие из сотрудников милиции после Майдана были простужены, у некоторых было воспаление легких. Но с поста уходить они отказывались. Поэтому антибиотики колола прямо на посту. От переохлаждения у ребят по телу пошли чирьи, которые приходилось вырезать прямо в палатке.

Первое время бойцы спали в палатках на деревянных поддонах, где были постелены солдатские матрацы. Немного позже поставили раскладушки. Палатки топили дровами, собранными по посадкам. Их привозили неравнодушные крымчане. Мэр Армянска помогал ребятам техникой и стройматериалами для блокпоста. А местные жители передавали, кто что мог. Один парень (у него шестеро детей) на своем еле живом УАЗике возил тяжелые сваренные «ежи». Женщины, пришедшие из Армянска, готовили еду для ополченцев и «Беркута». Был большой патриотический подъем. Ведь все понимали — назад дороги нет.

Читайте также

3 марта на Перекоп прибыли терские казаки. Позже — краснодарские казаки, ополчение Крыма… На посту находились около трехсот человек. Беспорядков и анархии не было. Помогала высокая самоорганизация…

Были проблемы с топливом. «Беркуту» приходилось патрулировать около 9 километров, бензина вечно не хватало. Его возили активисты в канистрах и полиэтиленовых бутылках. В этом вопросе очень помог активист Михаил Черкашин".

Эти совместные действия «Беркута» и неравнодушных граждан помогли Крыму использовать свое право на самоопределение и провести референдум.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Денис Денисов

Директор украинского филиала Института стран СНГ

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня