18+
понедельник, 25 сентября
Общество

Величие и слава Суворова — исторический официозный миф

Телеканал «Звезда» начал показ документального телесериала «Александр Суворов. Все битвы генералиссимуса», приуроченный к 280-летию полководца.

  
2751

Фильм вызывает у зрителей простой вопрос: если такой великий полководец, то какую войну или знаменитую битву он выиграл?

Дореволюционные и советские энциклопедии о Суворове пишут одинаково: «Величайший русский полководец… одержал победы при Козлудже (1774), Кинбурне (1787), Фокшанах (1789), Рымнике (1789) и штурмом овладел крепостью Измаил (1790)».

В русско-турецких кампаниях Суворов командовал … корпусом и дивизией. И его победы там, при всей талантливости командира, быстроте и натиске его войск, стремительном и неожиданном маневре, это корпусные, дивизионные операции в рамках большой войны. Такой большой, что невозможно говорить о каком-либо их влиянии на общий ход событий.

Измаил, который всегда связывают с победой и с именем Суворова, сначала взяли наши без Суворова, потом его отбили турки, потом его взял Суворов, потом снова его взяли турки, и так далее…

Шла титаническая битва стран и народов на неизмеримых пространствах.

Эта война с перерывами длилась век! И что такое на этом фоне взятие Измаила? Эпизод. В той войне не могло быть и не было каких-либо решающих или переломных сражений — было лишь постепенное и неуклонное продвижение Российской империи на юг.

И Суворов в той войне, при всех его талантах и известности, полководцем не был и не мог быть по причине занимаемых должностей. Не может быть полководцем командир дивизии — масштаб деятельности не тот.

Непомерное возвышение одних неминуемо означает несправедливое забвение других. Полководцами той эпохи были Румянцев и Потемкин.

Румянцев для России завоевал Азов, Керчь, Еникале, Кабарду, Кинбурн, устья Дона, Буга, Днепра и Керченский пролив. Его победы в русско-турецкой войне увековечены обелисками в Царском Селе и в Санкт-Петербурге, императрица Екатерина предлагала ему небывалое в России чествование, как в Древнем Риме: «Въехать в Москву на триумфальной колеснице сквозь торжественные ворота».

Но он отказался.

Завоевания Румянцева продолжил Григорий Потемкин. Турция окончательно уступила Крым, Тамань, Очаков и левый берег Днестра. И тем не менее, даже эта война была для Потемкина эпизодом, всего лишь частью его титанической деятельности.

Потемкин создал Черноморский флот, заложил города Николаев, Херсон и Екатеринослав, нынешний миллионный Днепропетровск.

Потемкин пригласил и заселил безлюдные края колонистами. В степях, где носились только разъезды крымских татар, через каждые 20−30 верст возникли села.

Потемкин принуждал людей сажать леса и разбивать виноградники, затеял развитие шелководства (!), построил школы, фабрики, типографии, торговые порты и верфи.

Потемкин замыслил университет и консерваторию в Екатеринославе, но не успел.

И все это — за каких-то пятнадцать (!) лет.

Подозреваю, что он в своем размахе не различал проектов и прожектов, реальности и фантазий. Например, он подавал Екатерине записку с проектом овладения Крымом. Сбылось? Сбылось! Но тогда же, в 70-е годы, у него был и проект восстановления (?) Византии (?) с внуком Екатерины на константинопольском троне! Быть может, просто не успел?.. Руки не дошли?..

Вот такой был титанический человек — Григорий Александрович Потемкин, светлейший князь Таврический, гетман казацких, екатеринославских и черноморских войск. Завоеватель, основатель и устроитель Юга России, как тогда называлось — Новороссии.

Румянцев и Потемкин — гиганты той эпохи. И они остались в тени… командира дивизии Суворова.

Суворов получил звания генерала и фельдмаршала при жизни Румянцева и Потемкина — но не за победы в войнах.

В 1768 году началось восстание польских конфедератов против короля Станислава Понятовского. Императрица Екатерина отправила на помощь ему русские войска. В той операции Суворов командовал Суздальским полком. Получил первое генеральское звание — генерал-майора. В 40 лет. По тем временам — старик.

В 1774 году Суворова отправили на подавление восстания Пугачева. К тому времени Пугачев был уже разбит, бывшие соратники предали его, связали и выдали. Суворов конвоировал Пугачева из Яицкого городка к командующему войсками графу Панину в Симбирск, вез его в деревянной клетке.

В то время Суворов был генерал-поручиком, командиром Кременчугской дивизии.

В 1794 году в Польше вспыхнуло восстание под предводительством Тадеуша Костюшко. Суворова бросили на его подавление. «За ряд одержанных им побед… награжден был чином генерал-фельдмаршала», — говорится в словаре Брокгауза и Ефрона. А в старой советской энциклопедии, где его также называют величайшим полководцем, уточнено: «Проявил крайнюю жестокость…»

Вот такой послужной список: полторы русско-турецкие войны в чине командира корпуса и командира дивизии, а все остальное, увы, карательные экспедиции — польские конфедераты, пугачевщина, снова польские повстанцы…

Царская власть и советская власть возвеличили Суворова не просто за карательные операции (что всегда особо ценится), но и за Польшу, к которой всегда испытывали историческую неприязнь.

А ведь военный гений был! Но от него отвернулась судьба.

Европейская звезда Суворова-полководца взошла в 1799 году, когда было ему 69 лет! Мафусаилов возраст по тем временам. Суворов получил в командование 100-тысячную австро-русскую армию. Впервые за полвека военной службы — абсолютно самостоятельный, не подчиненный.

Армия революционной Франции вторглась в Италию. На защиту Италии встали объединенные международные силы — Австрия, Великобритания, королевства обеих Сицилий, Пруссия, Россия, Турция.

И вот тут Суворов, впервые единовластный царь, бог и воинский начальник, проявил себя во всей полноте! За четыре месяца он разгромил и изгнал французские войска из Италии, взяв, как игрушечные крепости, Брешию, Адду, Милан, Турин, Треббию, Мантую, Нови… Это были те самые молниеносные суворовские марш-броски, неведомые европейским военным и сформулированные Суворовым в три слова: глазомер, быстрота, натиск. Суворов-полководец был для тогдашней медлительной Европы как ураган! По фантастической стремительности наступления рядом с ним можно поставить, пожалуй, только Карла XII и Наполеона.

И вдруг — какая-то пауза, австро-русские переговоры, а затем Суворову приказывают идти в Швейцарию на соединение с корпусом Римского-Корсакова. Русский полководец и русские войска, занявшие практически всю Европу, — вот чего боялся австрийский двор. Да и другие союзники.

А не будь этих интриг, будь антифранцузская коалиция последовательной до конца, дай они волю Суворову — Суворов в самом начале подрезал бы крылышки набирающему высоту Наполеону. И не было бы голубчика императора Наполеона, не было бы завоевания Европы, не было бы нашего, опять же совместно с австрийцами, тяжкого поражения при Аустерлице, сожженной Москвы, бесчисленных жертв Бородина, Березины, Ватерлоо…

И это не расхожее «если бы да кабы», а неизбежный финал начатого Суворовым разгрома французов в Италии и похода уже во Францию.

Напомню ситуацию в Европе на лето 1799 года. Наполеон — пусть и герой, и кумир Франции, но всего лишь бригадный генерал, командующий армией, подчиненный правительству, Директории. К тому же он застрял с армией в Египте. В Париже смута и хаос, пять директоров запутались в интригах и не знают, что делать со страной. Власть валяется на земле. Ее и подобрал Наполеон в ноябре, примчавшись из Египта, бросив там армию. То есть Париж летом 1799 года был легкой добычей.

Но Суворову не дали дойти до Парижа:

«Меня прогнали в Швейцарию, чтобы там уничтожить…»

Суворов вырвался из окружения, потеряв четверть всей армии, обозы, артиллерию. Это был, безусловно, героический поход. Но — героическое ОТСТУПЛЕНИЕ. За что он и получил звание генералиссимуса.

«Итак, гора родила мышь, — иронизировал он. — Не владея ни искусством ведения войны, ни установления мира, кабинет, погрязший в лукавстве и коварстве, вместо Франции заставил нас бросить все и идти по домам».

В итоге Итальянский поход Суворова закончился победой французов. Наполеон в ноябре 1799 года совершил переворот, стал первым консулом, а в 1804 году — императором, расправил крылья, обрел мощь и затем, уже после смерти Суворова, завоевал Европу и занял Москву.

На закате жизни Суворов писал: «Мой учитель Юлий Цезарь говорил, что тот не сделал ничего, кто не закончил дело полностью». То есть хотим мы или не хотим, нравится нам или не нравится, но полководец — это победа. Сам же Суворов и говорил: «Победа покрывает все».

А победы как раз и не было.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня