Госзаказ отработан: Апухтину дали шесть лет

Приговор харьковскому политзаключенному — абсолютный позор украинского правосудия

  
3963
Госзаказ отработан: Апухтину дали шесть лет
Фото: Zuma/TASS

69-летнего кандидата экономических и технических наук, бывшего ведущего конструктора КБ Морозова, разработчика последних советских танков, активно высказывавшего свою гражданскую позицию после майданного переворота, Киевский районный суд приговорил к шести годам тюремного заключения. Харьковский политзаключенный провел в СИЗО почти два с половиной года, что, по закону Савченко, приравнивается к пяти. Вялотекущая шизофрения украинского законодательства (закон Савченко недавно отменен парламентом, но не имеет обратной силы) не позволяет предполагать и прогнозировать, сколько еще продлится пребывание Апухтина в СИЗО во время апелляции и ее рассмотрения в суде следующей инстанции.

Об этом сфабрикованном деле и судебном процессе «Свободная пресса» уже не раз обстоятельно писала. Сегодня можно добавить разве что два основных вывода, которые напрашиваются после приговора. Во-первых, «дело Апухтина» показало, что инакомыслие на Украине вне закона, мирный протест невозможен, а режим, установившийся с февраля 2014 года, изначально не предполагал какого-либо неконтролируемого оппозиционного высказывания при «новом порядке». Во-вторых, этот судебный процесс окончательно подтвердил догадку, озвученную еще весной 2014 года: нет в этой стране никакого правозащитного движения; все эти «Хельсинские группы» — полная фикция; есть только вечные грантососы, усердно подмахивающие режиму.

Читайте также

Итак, Юрий Апухтин осужден за организацию массовых беспорядков (ч. 1 ст. 294) и действия, направленные на «насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти» (ч. 3 ст. 109). Неважно, что доказательная база на протяжении двух лет вызывала гомерический хохот. Важно, что этот процесс, умело растягиваемый во времени, приучил обывателя к мысли о перманентной абсурдности происходящего и примирил его с этим, в том числе с методологией обвинения, с шелудивостью суда, с откровенным словесным блудом основных говорящих голов «правозащитного движения».

Фото: предоставлено автором

Неслучайно накануне вынесения приговора директор Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров разродился неадекватными заявлениями о том, что в стране нет никаких политзаключенных — есть люди, преследуемые в уголовном порядке. Откуда растут ноги подобной нечистоплотности? Понятно, что патентованный правозащитник Захаров, на котором давно уже пробы ставить негде, не дорожит репутацией — она годится разве что для судейства тараканьих забегов под плинтусом. Но где инстинкт самосохранения этого публичного мужчины? Ведь рано или поздно придется держать ответ за правозащитное жульничество, за подтасовки, за оправдание преступлений режима, за потакание преследованиям инакомыслящих. Ларчик давно и просто открывается. Правозащитник Захаров входит в экспертный совет МВД. Помогал, стало быть, министру Авакову с реформой правоохранительных органов. И сегодняшнее культивирование Захаровым «избирательного правосудия», оправдание фабрикации уголовных дел против инакомыслящих — как раз результат упомянутой «реформы».

Примечательно, что Захаров, не нашедший на Украине политзаключенных, заявил на днях следующее: «Служба безопасности сегодня является крупнейшим нарушителем прав человека. Именно на СБУ больше всего (примерно половина) жалоб о пытках, не предоставлении доступа к адвокатам, задержании без решения судов… Национальная полиция значительно более дисциплинирована в этой сфере, чем СБУ». И никакой когнитивный диссонанс не жмет «правдолюбцу»?! Если нет политзаключенных — кого пытают в СБУ?! Захаров так усердно включился в игру хозяина (за ведомственной войной СБУ и МВД прочитывается противостояние президентского лагеря с «Народным фронтом» Авакова и Турчинова), что не заморачивается мелкими противоречиями и нестыковками.

Подмена понятий украинскими правозащитниками, обслуживающими именно тех, кто наиболее попирает права человека, давно уже стала системной. В прошлом году харьковская правозащитница Инна Захарова разразилась площадной бранью в адрес известного российского диссидента Вячеслава Игрунова, посмевшего задать неудобные вопросы о преследовании инакомыслящих на Украине. Ее отповедь российскому правозащитнику в бюллетене «Права человека» называлась «Обыкновенный рашизм». Базарное остроумие — это вообще семейная черта правозащитников Захаровых… Как и природная брехливость. Вот как харьковская правозащитница полемизирует с Игруновым: «Говоря о сотнях политзаключенных в Харькове, он имеет в виду боевиков из организаций „Оплот“ и „Спартак“, которые были виновны в нападении и избиении людей и в совершении терактов… Этих боевиков мы, правозащитники, должны защищать? К сожалению, сейчас чаще приходится защищать участников АТО из добровольческих батальонов, которые в первые месяцы войны на Донбассе защищали Украину, когда армия была еще в полном параличе». Кто бы объяснил мадам Захаровой, что нет никакой организации «Спартак»? Есть известный спортсмен Спартак Головачёв — до осени прошлого года он был одним из тех политзаключенных, которых, якобы, нет на Украине. А 69-летний пенсионер с конструкторскими заслугами и учеными степенями подпадает под понятие «боевик» только в бредовых снах Захаровых.

И вот ведь что интересно. По тем же статьям, что и Апухтина (организация массовых беспорядков; действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти), можно было бы (и с гораздо большими правовыми основаниями) осудить и… Бориса Захарова, сына Евгения и Инны Захаровых, одного из координаторов харьковского евромайдана. Но «бандитская власть» Януковича была гуманна, ленива и нелюбопытна. А нынешняя и вовсе подла и лжива. Основанием для приговора Апухтину стали его публичные заявления весной 2014 года о том, что он считает антиконституционным тот режим, который установился после переворота и силового захвата власти; его призывы к мирному протесту, к борьбе за права юго-восточных регионов, к проведению референдума о федерализации. Однако ни мирные протесты в Харькове, ни законопослушные заявления Апухина даже рядом не стояли с насильственным изменением конституционного строя. В то время как деятельность Бориса Захарова и его евромайдана (якобы площадки для мирных протестов, ставшей платформой для насильственного захвата государственной власти) — как раз имеет отношение к ст. 109 и 294.

Особый интерес для патентованных правозащитников должны были представлять новые судебные «технологии», отработанные на Апухтине. Например, доказательством его вины (якобы он призвал к погрому автобуса с винницкими правоохранителями) послужило свидетельство человека, обвиненного в нападении на автобус. В ходе процесса этот единственный свидетель отказался от своих показаний (они были выбиты под давлением, видимо, под обещание смягчить как-то наказание: условный срок или УДО) и так и не был доставлен в суд. Ну, и остались только совсем уж фантастические свидетельства какого-то участника самообороны Майдана (верить безоговорочно!) и неких гостей Харькова, супругов Тунцовых, которые по дороге в аптеку якобы услышали выступление седого человека, призвавшего не выпускать автобус с винницкими правоохранителями.

Объясню на пальцах для особо одаренных правозащитников, почему эти показания — стопроцентный бред сивой кобылы. Погром автобуса произошел после того, как 8 апреля 2014 года винницкий «Ягуар» зачистил здание обладминистрации от протестующих. То есть правоохранителями был переполнен весь этот горячий участок. Стало быть, группы документирования могли без помех произвести видео- и аудио-фиксацию всех погромных выступлений. Ребята, и где же видео с этими призывами Апухтина? Не успели снять? Но уж самооборонец Майдана, который оказался на месте событий, точно должен был записать хотя бы на телефон то, что так его возмутило. Это ведь первое побуждение активиста, доведенное до рефлекса: записать то, что обличает политического оппонента. Нет этих свидетельств, потому что не было и факта. Например, выступление Юрия Луценко (будущего Генпрокурора) на Майдане, с сообщением об оружии с захваченных львовских складов и с призывом к вооруженному сопротивлению правоохранителям, зафиксировано. Есть видео, где Татьяна Черновол (будущая народный депутат) разбивает автомобиль СБУ на Майдане. Но никаких видео с подобными высказываниями и действиями Апухтина — нет!

Во вторник появилось обращение Юрия Апухтина из СИЗО:

«Дорогие соотечественники!

Спасибо за поддержку нашего правого дела, отстаивающего единство Русского мира и наше великое совместное прошлое. Единство трех ветвей одного народа в очередной раз пытаются разрушить и сделать русских, украинцев и белорусов непримиримыми врагами.

Поддерживаемые западом селяне с азартом варваров устроили смуту. Волна бесправия, вандализма, лжи и дикой русофобии накрыла нашу землю, но я всегда верил и верю в мудрость народа, он все видит и понимает, придет время и он даст оценку событий последних лет и воздаст должное всем участникам.

Вся эта наносная пена сойдет, провалятся попытки Запада сделать из нас верных холопов на задворках Европы, мы неизбежно вернемся в свое историческое лоно и совместными усилиями отстоим наше единство. Эта вера непоколебима, за нами историческая правда великого народа, который никогда не смогут победить какие-то упыри.

Несмотря на давление и потоки лжи в мой адрес, я остался верен свои убеждениям. Стоял, стою и буду стоять до конца за нашу Правду, никто и ничто не сможет меня сломить!"

Директор Восточно-украинского центра стратегических инициатив Роман Травин прокомментировал «Свободной прессе» приговор, прозвучавший в зале Киевского районного суда:

— В вопросе подавления инакомыслия украинское государство действует очень последовательно и системно. Особенно жёстко это делается в нелояльном нынешней власти и ее политическому курсу Харькове. В деле Юрия Апухтина, кроме собственно задачи лишить его возможности вести общественно-политическую деятельность, четко прослеживается желание сделать это показательно. Поэтому процесс активно освещается местными и рядом столичных СМИ. И именно поэтому, несмотря на очень слабую доказательную базу, с сомнительными свидетельскими показаниями и не менее сомнительными заключениями филолога, которые являются основой обвинения, Юрий Апухтин просидел с конца 2014 года в СИЗО, а теперь получил реальный срок.

Читайте также

«СП»: — Как среднеарифметический харьковчанин отнесся к этому процессу?

— Позиция Юрия Михайловича, который выступает с резкой критикой украинской власти, близка очень многим в Харькове. И суд над ним используется в том числе для того, чтобы деморализовать людей со взглядами, не совпадающими с официально-патриотической линией. Дать им понять, что так будет с каждым, кто будет пытаться публично отстаивать альтернативную провластной позицию и пытаться вести политическую деятельность.

Против юридически ничтожных, но политически «правильных» решений не возражают ни украинские журналисты, ни правозащитники, ни все остальные сторонники «демократических» и «европейских» ценностей. Напротив, подобные действия они публично одобряют.

Да и в целом общество уже привыкло к политическим преследованиям на Украине. Они для большинства превратились в рутину, в обыденность, стали абсолютной нормой для Украины.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня