18+
суббота, 21 октября

Главному иннограду «Сколково» потребовалась виагра

Почему Виктор Вексельберг мечтает прихлопнуть любимое детище Дмитрия Медведева

  
13598
Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев и президент фонда "Сколково", председатель совета директоров группы компаний "Ренова" Виктор Вексельберг (слева направо на первом плане)
Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев и президент фонда «Сколково», председатель совета директоров группы компаний «Ренова» Виктор Вексельберг (слева направо на первом плане) (Фото: Дмитрий Астахов/ТАСС)

В фонде «Сколково», громко именуемом властями инноградом, завершилась конференция Startup Village, главной целью которой, по мнению организаторов, является конкурс идей и стартапов, в котором участвовали 4000 компаний. Победителем признан проект Дмитрия Голикова под названием «Разработка инновационного лекарственного средства на основе сигнального пептида — модулятора нарушений лимбико-гипоталамо-гипофизарного комплекса». Сумма поощрения составила 5 млн рублей. Речь идет о препарате уже названным «женской виагрой».

Решение судейской комиссии, мягко говоря, вызывает недоумение. В нашей стране зияют огромные дыры по целому ряду ключевых технологических компетенций, критически важных для развития национальной экономики. Причем, там, где не требуется особых усилий и гигантских инвестиций. Нужны лишь государственный подход к делу, ответственность и профессиональный взгляд.

В частности, трубопроводная система российского ЖКХ находится в опасном состоянии, однако в родном Отечестве плохо обстоят дела с бестраншейными методами их ремонта и замены. Или в стране не хватает элеваторных мощностей на 60 млн. тонн зерна, но почему не востребованы и не развиваются технологии спирального навивного силоса, которые переживают бум во всем мире? К слову, в США разработана машина, которая может навивать из 4 мм стали элеваторы объемом до 20 000 тонн зерна, причем за сущие копейки — $ 50 за тонну хранения. Тогда как у нас средняя стоимость строительства элеваторов по стандартной технологии сопоставляет $ 200 за тонну хранения. И это при фактически дармовой по сравнению со Штатами рабочей силе. Таких примеров можно привести десятки тысяч.

Читайте также

Зато, как выяснилось, в Сколково поощряют разработку «женской виагры», даже не заинтересовавшись западным опытом разработки и распространения так называемых «маленьких розовых пилюль» Addyi, предназначенных для стимулирования либидо женщин. Американцы пришли к выводу, что эти таблетки себя не оправдывают. Во-первых, их нужно принимать ежедневно. Во-вторых, как и большинство стимуляторов, «женская виагра» не сочетается с алкоголем и вызывают сильную сонливость. В-третьих, дамам после приема пилюль не рекомендуется садиться за руль. Слабо верится, что «русская таблетка» окажется лучше.

И вообще, читали ли организаторы Startup Village доклад Bloomberg о распространении Addyi в богатой Америке? Оказывается, только 200 женщин за первые три месяца приобрели рецепты на «розовую пилюлю», хотя за этот же срок в 1998 году 500 тысяч мужчин раскупили только что появившуюся виагру. Проблема в том, что у большинства женщин имеется мощный психический и эмоциональный барьер на пути к удовлетворению сексуальных потребностей с «нелюбимым партнером», подчеркивает профессор Дженнифер Берман. Таковы жесткие законы человеческой эволюции: цивилизация не состоялась бы без любви к женщине.

Эта ремарка позволяет оценить качество принятия решений в современном Сколково и, как следствие, эффективность широко разрекламированного российского «иннограда» в целом. Возможно поэтому у президента Фонда «Сколково» Виктора Вексельберга вырвалась фраза: «Чем скорее в РФ будут сформирована полноценная среда по генерации и внедрении инноваций, и чем скорее отпадет надобность в институтах развития, тем лучше. Институты развития — промежуточное решение, способствующее формированию рынка. Я уверен, что они отслужат свой срок и как инструменты поддержки уйдут в прошлое. Наша задача — это формирование среды, которая была бы самодостаточной и жила бы по своим законам. Поэтому нам бы очень хотелось, чтобы Фонд „Сколково“ как инструмент поддержки перестал бы существовать в силу его ненадобности».

Впрочем, оговорка по Фрейду имеет, скорей всего, иной подтекст. Майк Батчер, аналитик популярного в США портала Ttech Сunch, рассказал об участии фонда «Сколково» в недавнем конкурсе TechCrunch Disrupt New York, где российские стартапы искали инвесторов в США. По его словам, «русские хотели вырваться из привычной повестки дня, надеясь получить от 1 до 10 миллионов долларов от американских бизнес-ангелов».

И вообще, «разочарование начинает проявляться в технологической отрасли там, где обширный поддержанный премьером Дмитрием Медведевым проект Сколково, — своего рода ответ России на Силиконовую долину США — не смог в значительной степени повлиять на прогресс технического мира», — отмечает Майк Батчер. По его наблюдению, общественные деньги теперь иссякли. Поэтому «Сколково» разработало хитрую стратегию вдохновения к новой жизни умирающего проекта. А именно — через новый фонд.

По информации Майка Батчера, «Сколково Венчурс» планирует работать в тесном сотрудничестве с тремя местными венчурными фондами: I2BF, iTechCapital и Primer Capital с тем, чтобы через них получить доступ к крупным промышленным и стратегическим клиентам в рамках условно названной программы «международная экспансия». В обмен инноград предложит частникам созданную за казенные деньги инфраструктуру.

Перечисленные три фонда в течении ближайших четырех лет будут инвестировать деньги, приблизительно $ 50 млн. каждый, в 8 — 15 наиболее успешных российских стартапов. Но это только начала новой бурной деятельности иннограда. К 2020 году фонд «Сколково Венчурс» намерен привлечь 500 млн долларов, главным образом из Китая, Сингапура, Гонконга, а также из Хьюстонского технологического центра и, конечно, Массачусетского технологического института. Это сделает казенный инноград одним из крупнейших частных фондов в России. Значит, о российских технологических нуждах придется забыть.

Другими словами, начальники «Сколково» будут управлять бэк-офисом фонда и фандрайзингом (привлечением внешних, сторонних для компании ресурсов, необходимых для реализации поставленных задач — авт.), тогда как частные партнеры фонда займутся сделками и инвестициями.

Читайте также

Отметим, что такой опыт уже опробован в России. На страницах портала Ttech Сunch можно найти пикантные подробности национальной особенности венчурных (читай — рискованных) инвестиций в стопроцентно успешные отечественные компании с целью извлечения 50% прибыли в качестве дивидендов. По сути, банальный рэкет в области высоких технологий.

Странно как-то получается: Сколково создавали за счет государственного бюджета исключительно для развития технологий, востребованных в России. А теперь «сливки» будут собирать некие частники, продавая лучшие разработки наших инженеров за границу. Причем, поставив дело на конвейер.

«Этот шаг способен принести пользу, и даже стать приоритетом в других странах, — резюмирует Майк Батчер. — Но только не в России».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня