Макаревич обвинил Калашникова и его автомат в убийстве миллионов

Почему информационные провокации всё чаще раскалывают наше общество

  
102752
Памятник конструктору-оружейнику Михаилу Калашникову работы художника Салавата Щербакова в сквере на пересечении улиц Садовая-Каретная и Долгоруковская
Памятник конструктору-оружейнику Михаилу Калашникову работы художника Салавата Щербакова в сквере на пересечении улиц Садовая-Каретная и Долгоруковская (Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС)

Музыкант Андрей Макаревич в очередной раз «пошёл против течения». Отметился в деле войны с советскими, а по большому счёту, русскими символами. Прошёлся по памятнику выдающемуся оружейнику Михаилу Калашникову, а заодно и по главному его детищу — одноимённому автомату, известному во всём мире. «Если подсчитать, сколько людей на планете убиты из его оружия, получатся миллионы. (Хотя вот что интересно — войну с фашистами АКМ не застал, появился после. Так где он защищал рубежи нашей Родины? В Афганистане? В Грузии? В Украине? В Африке?)», — размышляет Макаревич на своей странице в сети «Фейсбук».

Кроме того, по его мнению, сам памятник «бездарная уродливая скульптура. Даже в советские времена этот истукан не прошел бы худсовет. Ну что же мы так уродуем свой город, позоримся перед всем миром?»

Само высказывание Макаревича хорошо ложится в общую либеральную стратегию, что русские в советское, да и в иное время мало что создали по-настоящему великого и благородного.

Однако обращает на себя внимание, что в последнее время наше общество как будто специально пытаются посильней «завести» различными информационными провокациями.

И нередко инструментом раскола становятся либо деятели культуры, либо их «деяния». Можно вспомнить, сколько шума наделал и продолжает делать ещё мало кем виденный фильм «Матильда». Намеренно ли это делается и с какой целью?

— Я считаю, что шум вокруг фильма «Матильда» нагнетается специально, — говорит историк-футурист Андрей Фурсов. — Сегодня все уже забыли, что была великая революция, которая ставила задачей создание общества социальной справедливости. И в какой-то степени эта задача была выполнена. Другое дело, что потом номенклатура эту идею извратила. Но в мировой истории не было больше общества, которое создавалось на таких принципах и идеалах. Это центральное событие 20-го века. А у нас в год столетия Октябрьской революции все обсуждают «Матильду», личную жизнь Николая II.

Либо это было с самого начала так задумано, либо, что вероятнее, в какой-то момент, кто-то очень неглупый во власти понял, что эту ситуацию можно использовать, чтобы отвлечь общество от обсуждения того, какой на самом деле был масштаб тех событий столетней давности. Это в принципе уводит внимание от осознания того, куда мы шли, и к чему в итоге пришли. Таким образом забалтывают революцию. Это великолепный пиар-ход, ничего не скажешь.

«СП»: — А чем вызвано резкое заявление Макаревича?

— Что касается Макаревича, я к нему давно отношусь, как к «Плохишу». Его высказывания вызывают разве что недоумение: почему в нашей элите оказалось столько «плохишей»? И непонятно, почему власть, которая, вроде бы, сделала поворот в сторону патриотизма, это терпит. Нас пытаются убедить, что каждый волен иметь своё мнение. Однако представьте, что тот же Макаревич или Алексиевич в оскорбительном тоне начала бы говорить о таком явлении, как Холокост. Я думаю, что им тут же были бы перекрыты все возможности выступать в СМИ. У нас интеллигенция почему-то привыкла, что за оскорбление русских святынь, советских святынь, ничего не будет. Между тем, это публика абсолютно трусливая. Многие их высказывания попадают под 282 статью, о разжигании ненависти и вражды. Если кого-то из них всерьёз проверить по этой статье, они быстро успокоятся.

Читайте также

— Да, порой есть заинтересованные лица, устраивающие медиакампании, имеющие локальные задачи, — считает президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. — За ними могут стоять и представители Кремля, и оппозиционные политики или даже просто влиятельные люди в бизнесе или культуре. Иногда это происходит. Но сама ситуация, связанная с культурно-идеологическим расколом общества, на мой взгляд, никем сознательно не программируется. Такое уж нас сейчас общество. Расколотое. Мало того, раскол только усиливается. И это плохой для нас симптом, поскольку он является реакцией общества на отсутствие ощущения собственного развития. Общество чувствует некую стагнацию. Многие наши резонансные дискуссии «застряли» в исторической ретроспективе. И за этим для активной части нашего общества не просматривается перспектива.

«СП»: — Трудно не согласиться с Тихоном Шевкуновым, что в год столетия революционных событий у нас выпущен единственный, судя по всему, очень вольный с исторической точки зрения фильм, и это недопустимая ситуация. Достаточно ли государство делает для того, чтобы наше искусство не разъединяло, а объединяло общество? Ведь были примеры, когда было как раз наоборот тем же кинематографом создавались исторические образы, консолидировавшие народ?

— Ответственность государства в данном случае — крайне слабая культурная политика. Кинематограф остаётся значимым для современного общества инструментом влияния. При этом практически все социальные заказы на кино в последнее время являются абсолютно провальными и с художественной, и с идеологической точки зрения. Можно вспомнить тот же «Викинг», «Притяжение» и так далее. И мы имеем факт, что в год столетия отречения Николая II, революционных событий, повлиявших на историю всего 20-го века, не снято ни одного яркого исторически достоверного художественного кино. Между тем, госзаказ в культуре является вполне нормальной вещью. (Плохо, когда есть только он). Однако идеологические параметры госзаказа должны быть предельно выверены. У нас же то, что происходит с историко-патриотическим кино, можно назвать одним словом — катастрофа. Я думаю, что тут виновато не только государство, но и наша творческая интеллигенция.

При всём непростом состоянии нашего общества можно выбирать темы и сюжеты, которые будут больше объединять общество, чем разделять. А главная задача таких исторических фильмов — заинтересовывать историей, а не вызывать желание отплёвываться.

— Что касается фильма «Матильда», то тут я вижу попытку отвлечь внимание общества от приближающихся выборов, — говорит декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — Чтобы политические противоречия отошли на задний план, а на первый план вышли — социокультурные разногласия. Мы уже видели спорадически вспыхивающие конфликты: Соловьёв-Ургант, Поклонская-Учитель. Наверно, будут и новые подобные скандалы. Но каких-то серьёзных последствий для нашего общества, я думаю, это иметь не будет.

«СП»: — С другой стороны, известные либералы, вроде Юлии Латыниной, уже кричат о том, что в России при попустительстве Путина возник православный фундаментализм и терроризм. Эти деятели таким образом в той или иной степени пытаются столкнуть лбами православных и светских граждан России?

— Понятно, что либеральная общественность пользуется случаем, чтобы пнуть патриотическую часть общества, которая в значительной части православная или вполне лояльная к православию. Так же и господин Макаревич решил не упустить возможность пнуть «мёртвого льва», создателя знаменитого русского автомата, ставшего одним из символов России. А заодно и ещё раз заявить о себе, о своей приверженности к числу «общечеловеков», откровенно недолюбливающих Россию.

Автомат Калашникова (АК) — это на самом деле не просто оружие, но и символ противостояния с Западом, где аналогичным символом стала американская винтовка М-16.

С другой стороны, шум, вызванный очередным громким заявлением Макаревича, быстро пройдёт и не окажет серьёзного влияния на общую социально-экономическую ситуацию. Это напоминает пословицу: собака лает — караван идёт.

«СП»: — Тем не менее, в обществе всё сильнее раскол между людьми различных убеждений. Православные, сталинисты, консерваторы, либералы — трения между ними только усиливаются. Может быть, власти стоит серьёзнее к этому отнестись?

— Я думаю, что раскачка ситуации началась по независящим напрямую от власти причинам весной 2014 года в связи с началом Русской весны. Как только Россия вошла в жёсткий клинч с Западом наша либеральная общественность, по большей части неплохо прикормленная на западные гранты и награды (что не мешало ей брать и деньги и из рук российской власти), заняла жёсткую оппозиционную и зачастую антироссийскую позицию. Особенно по вопросу «Крымнаш». Власть, конечно, пытается смягчить эту ситуацию, но либералы не оставляют пока не очень успешных попыток «раскачать лодку».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня