Соц. лифт в угоне

Сергей Шаргунов о тотальном тромбозе, грозящем стране

  
14251
Писатель, главный редактор «Свободной Прессы», депутат Государственной Думы Сергей Шаргунов
Писатель, главный редактор «Свободной Прессы», депутат Государственной Думы Сергей Шаргунов (Фото: Молли Таллант /mollystudio.org)

Начну с конкретной истории. Мне написал молодой 32-летний Дмитрий, готовый к серьезной интеллектуальной работе. У него особо непростая ситуация, поэтому не могу не привести его письмо.

«Я практически незрячий. В возрасте трех лет почти полностью потерял зрение после операции. У меня два высших образования: МГППУ („Информационные технологии“), и РПУ св. Иоанна Богослова (философско-богословский факультет). Свободно владею английским языком (читаю, говорю, перевожу); имею многолетний опыт перевода с английского и на английский. Несмотря на потерю зрения, практически свободно работаю с компьютером, используя программу экранного доступа JAWS со встроенными синтезаторами речи. Мое искреннее желание — быть максимально востребованным, используя свое образование и опыт на благо общества. На протяжении лет я обращался во многие фонды и организации по поводу трудоустройства, но рассматривавшие мои заявления люди, несмотря на мое резюме, недоумевали, как же я, незрячий человек, могу пользоваться компьютером, и, тем более, работать. Моя просьба: если можете, помогите мне, пожалуйста, найти работу. Опубликованы десятки моих оригинальных статей и очерков о культуре, истории, православных святых и святынях древней Церкви в Великобритании и других европейских странах. В 2012 году в Лондоне была опубликована книга, где я автор-составитель и переводчик. Это первая объемная (более 600 стр.) книга по глубокой исторической теме на русском языке. Также я имею опыт преподавания английского языка в качестве репетитора по скайпу (с 2011 г). Что же касается организации моей работы, я оснащен всем необходимым».

Такое письмо. Давайте поможем одаренному парню в его беде. Имя и координаты его у меня.

Читайте также

Но такая же беда — невостребованность — и у несметного множества зрячих ровесников Дмитрия.

За депутатский период я получил, наверное, уже тысячу писем от людей со всей страны (в основном — молодых), которые сочувствуют, поддерживают и сами просят о поддержке.

У них есть общественный темперамент, интерес к новейшей истории, страсть к борьбе за справедливость, честолюбивый азарт, таланты выступать и писать, желание помогать людям и делать страну лучше, но сами они никому не нужны.

Конечно, им нужен импульс для деятельности, нужна, пусть небольшая, но материальная подпитка. Но откуда?

Что я могу им предложить? У меня нет ресурса, чтобы собирать лучших, обзаводиться штатом помощников, практически всё приходится делать в одиночку.

В каждой студенческой аудитории наша новая интеллигенция (хоть и твердят, что она вся перевелась) спрашивает: как пригодиться России? как реализоваться? как вырваться из заколдованного круга безвестности и беспомощности?

Журналисты, политологи, филологи, историки, которым хотелось бы участвовать в судьбе своей страны…

Социальная активность в природе человека, и без таких людей страна не живет.

Есть заезженное словосочетание «социальный лифт», но в сознании огромной части молодежи все соц. лифты безнадежно угнаны, и сколько ни нажимай на кнопку вызова, толку никакого.

Сколькие пытавшиеся карабкаться по лифтовой шахте покоятся на ее дне…

Это реальность — особенно в провинции. Попытка участия в общественной жизни — и в ответ то или иное наказание: от равнодушия до прессинга, после чего — разочарование, ожесточение, отчуждение…

О тех, кто хотел бы развить свои способности в науке и технологиях, надеюсь, напишу еще отдельно. Пока же о тех, кому везет.

Народ судит так: в редких случаях везет везунчикам, малому проценту случайно подвернувшихся; почти всегда сынкам и прочим родственничкам начальства; и наконец, тускло-исполнительным и прилежно-угодливым.

Прорыв наверх любого самостоятельно мыслящего — всегда вызов и аномалия.

Вижу драму государства, которое ждет от «харизматиков» — мятежа, и, памятуя родную историю, подстраховывается.

Но оборотная сторона этой самой подстраховки, отменяющей живую конкуренцию людей и идей, — тотальный тромбоз.

Имитационный «оживляж» не спасет ситуацию, и отказ от подлинных, а не мнимых уступок самой жизни ведет к очередным сокрушительным сценариям для страны.

Недавно на встрече с новыми губернаторами президент призвал их открыто формировать команды в регионах. Администрации поручено организовать работу по открытому отбору кадров: «Чтобы и молодые люди у нас понимали, чувствовали, видели, что их, как сейчас модно говорить, лифты социальные работают вне зависимости от каких-то левых сил, правых сил, каких-то связей, а их профессиональный рост связан прежде всего с их личными деловыми качествами, с их уровнем подготовки, желанием и умением работать в интересах людей».

Отлично сказано. Что ж, о том же говорю из года в год, хотя сам себя уже давно не причисляю к молодежи. Стране нужен рывок в развитии. За счет чего? Возможно, через конкурсы, которые обеспечат приток новых подходов, идей, а главное, кадров. Есть опыт Германии и других европейских стран, где качество работы неотделимо от перманентной учебы, и в самых разных профессиональных областях каждый, даже небольшой пройденный курс повышения квалификации означает продвижение по службе и рост зарплаты.

А, к примеру, в том же Китае за много веков сформировалось занятное понятие: «экзаменационная власть». Еще в древности любой крестьянин имел право сдать экзамен и доказать квалификацию. Если он проходил экзамен, то автоматически получал должность. И сейчас в этой стране, если выпускник вуза сдает экзамены не ниже определенного уровня, то и должность получает соответствующую. Сложная и небесспорная механика, но показательно, что на эту систему не могут повлиять ни связи, ни родственники.

Наше государство сегодня не может не озаботиться «кадровым завтра», поскольку это вопрос и элементарной безопасности России, и форм ее дальнейшего существования. Такая озабоченность вызывает приязнь и надежды, но главной проблемы пока не снимает.

Те, кто ниже, боятся высовываться, а те, кто над ними, боятся тех, кто высовывается.

Пытаясь помогать гражданам, обычным нашим людям и отчитываясь об этом у себя в соцсетях, я сталкиваюсь с дичайшим раздражением разных чиновников и депутатов.

Читайте также

Ну, зачем кому-то помогать? И тем более, зачем об этом заявлять?

Ведь деятельность должна состоять в другом — в непрерывном церемониале, в кафкианском блуждании с одного заседания на другое, в умножении мертвых слов…

Подобное отчуждение «знати» от остальных было бы привычно и даже мило, если бы не привычный для нас сценарий потрясения, который следует вслед за тромбозом — от гангрены к ампутации.

Тромб не излечишь словами, зато словесно можно убедить больного не медлить с лечением.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Константин Сивков

Военный эксперт, член-корреспондент Российской академии ракетных и артиллерийских наук

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Франц Клинцевич
Франц Клинцевич

Свобода прессы сопоставима со свободой слова, но ни то ни другое особо не нравится порой власть предержащим. Мне самому не раз доводилось сталкиваться с крайне негативной реакцией на свои высказывания, когда не только намекали, чтобы держал язык за зубами, но и в отместку лишали должностей. Правда и собственный взгляд на те или иные события дорогого стоят — это позиция, за которую можно чем-то пожертвовать, но никогда не изменять своим принципам.

Желаю «Свободной прессе», которая вот уже 10 лет верна своим идеалам, придерживаться этого и в последующем, оставаясь и «свободной» и «прессой»!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня