18+
суббота, 3 декабря
Общество

В блокадный Ленинград писали: «Пришлите нам гостинцев»

Нынешний Санкт-Петербург готовится помянуть всех, кто отстоял город от фашистов

  
247

Санкт-Петербург 27 января отметит 66-ую годовщину полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. В связи с этим, в ближайшие дни в Петербурге планируется более 130 мероприятий. На Пискаревском мемориальном кладбище, если удастся очистить его от снега, пройдет торжественно-траурная церемония возложения венков и цветов. В БКЗ «Октябрьский» для ветеранов состоится праздничный концерт. Запланирована акция «Свеча в окне» — жители города в память о погибших защитниках Ленинграда зажгут на окне одну свечку. Завершится праздник зажжением факелов на Ростральных колоннах и салютом у стен Петропавловской крепости.

К очередной годовщине снятия блокады в особняке Румянцева на Английской набережной, где сейчас располагается филиал Музея истории города, были впервые показаны неизвестные ранее фотографии Тани Савичевой — автора знаменитого блокадного дневника. Той самой, у которой «все умерли, осталась одна Таня»… Выяснилось, что умерли тогда не все ее родственники: в живых остались двоюродные сестра и брат, которые в период блокады находились вне Ленинграда. Они-то и принесли в музей фото девочки, с которой, собственно, и началось 60 лет назад увековечение народной памяти о жертвах блокады.

Новые фото Тани Савичевой займут теперь постоянную прописку в экспозиции музея.

— Существует устойчивый миф, будто всю блокаду город только и делал, что голодал, — сетует сотрудница музея Ольга Федорченко. — Но это не так. До весны 42-го — да, голод был жестокий. На декабрь 41-го — январь-февраль 42-го — приходится пик смертности. Весной стало умирать много женщин, которые все же пережили зиму и спасли своих близких. С июня были запрещены массовые захоронения, и хоронили уже индивидуально. Этим же летом ленинградцы научились выращивать в скверах и парках города овощи — стало легче выживать. А когда в апреле 42 года снова пошли трамваи, — для гитлеровцев это было настоящим шоком, ведь они были уверены, что город умер.

«СП»: — А что в те годы знала о блокаде Ленинграда страна?

— Жители осажденного города получали письма от своих близких из других регионов, в которых родня просила… прислать каких-нибудь гостинцев. То есть, люди из других населенных пунктов совершенно не представляли себе, что творится в блокадном Ленинграде. Почта от ленинградцев подвергалась перлюстрации, а то и просто не доходила. Правдивой информации о страданиях целенаправленно уничтожаемого города не было. Между тем, уже с сентября 1941 года Ленинград был блокирован, и сразу остро встал вопрос нехватки продуктов, хотя пищевая промышленность в городе продолжала работать исправно. Но полуфабрикатов не хватало, и с помощью ленинградских ученых пищевики перешли на выпуск пищевых добавок и витаминов.

«СП»: — Что это были за добавки?

—  В основном — пищевая целлюлоза, которую добавляли в хлеб. Вообще, остается поражаться тому, как быстро и качественно в этих условиях была организована работа всех систем города.

«СП»: — Спасибо горкому партии?

— Да. И опыт управления городом в блокадных условиях замечателен во многих отношениях. По квартирам ленинградцев ходили так называемые бытовые отряды, сформированные из оставшейся в городе молодежи, которые помогали людям справиться с проблемами. Ведь уже в первую блокадную зиму ударили морозы под 35 градусов! Люди умирали не только от голода, но и от холода не было спасения. В январе 1942-го прекратилась подача электроэнергии, замерз водопровод, не работала канализация. Но и в этих условиях в Ленинграде работало семь судостроительных заводов, на которых за годы блокады построили и отремонтировали более тысячи кораблей. Выпускали продукцию Ижорский и Кировский заводы, которые подвергались ежедневным жестоким бомбежкам. Так 229 снарядов (!) взорвались на территории Кировского только за один день!

«СП»: — Без активного участия тогдашних чиновников город не выстоял бы?

— Вот именно. Обычно как-то упускается из виду, что Дорога жизни, которой немцы сначала не придавали серьезного значения, была организована уже на четвертый день блокады! По ней было вывезено на большую землю и спасено больше миллиона ленинградцев. Известно, что город уже первым блокадным летом был хорошо убран. Это видно и на старых фотографиях. Поражаешься величию духа ленинградцев, их сплоченности и любви к родному городу.

«СП»: — Возможно, это звучит крамольно, но все талантливые организаторы Ленинграда были уничтожены Сталиным сразу после войны…

— Сталин не простил руководству города того, что они выстояли в невероятно сложных условиях самостоятельно и без его мудрого участия.

«СП»: — Если бы современные управленцы и бизнесмены увидели тот метр земли с Невского пятачка, выставленный в музее, земли, из которой «растут» только снаряды да скелеты погибших, едва бы у них возникла прошлогодняя идея устроить на том месте мусорный завод?

— Потери на так называемом Невском пятачке были огромные. Тут как раз сказывается жестокость Жданова, начавшего оборонительную операцию Ленинграда. В первые полгода войны наши потери составили 5 миллионов — не только на ленинградском фронте, но и вообще. До сих пор нет данных о потерях немцев за тот же период. Наши историки скромно умалчивают об этом. Немецкие источники говорят о десятках и самое больше — о 200 тысяч погибших с их стороны.

«СП»: — Это в период с осени 41-го — по весну 42-го?

—  Да. А в 42-м наши потери еще возросли. Лишь в 43-м ситуация на фронтах стала выравниваться. А в 44-м наши войска прорвали ленинградскую блокаду. Но какой же дорогой ценой это далось! В экспозиции нашего музея есть картина известного художника Юрия Непринцева «Бастион русской славы. Крепость Орешек». Этот стратегически важный остров у истоков Невы так и не достался немцам. А враг его атаковал 500 дней подряд.

«СП»: — Ольга Родионовна, а что это за смеющаяся женщина на шпиле собора?

— Это фотография Ольги Фирсовой, выпускницы консерватории. Хормейстер по профессии, она в блокадные годы возглавила бригаду альпинистов, которые маскировали шпили соборов и церквей. Родилась Ольга в Швейцарии и прожила 95 лет — почти всю жизнь — в жуткой питерской коммуналке. Только умирать уехала к дочери в Германию. Когда я готовила материалы к экспозиции, Фирсова еще была жива. Она рассказала, как ее мать увидела ее на крыше собора: «Представляешь, я вчера видела там фигуру человека! У меня сердце зашлось от того, как он рисковал жизнью, маскируя памятник». Щадя мать, Ольга не сказала ей, что там, наверху, была она. А вот себя не щадила: и срывалась, и ребра ломала…

Справка «СП»:

В Петербурге сегодня проживает около 300 тысяч ветеранов Великой Отечественной войны, из них — 179 тысяч награждены медалью «За оборону Ленинграда» или знаком «Жителя блокадного Ленинграда».

На снимках: экспонаты из Музея истории города.

Фото автора.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня