Европейское кресло и русская табуретка Лукашенко

Усидеть на двух стульях Батьке становится всё сложней

  
9366
На фото: президент РФ Владимир Путин и президент Белоруссии Александр Лукашенко (слева направо)
На фото: президент РФ Владимир Путин и президент Белоруссии Александр Лукашенко (слева направо) (Фото: Михаил Метцель/ТАСС)

В минувший вторник в Минске состоялось заседание Высшего Госсовета Союзного государства России и Белоруссии, а также прошла личная встреча президентов двух стран. И хотя по ее итогам прозвучали, как обычно, дежурные здравицы о том, что отношения двух стран развиваются успешно и будут развиваться еще успешнее, ощущение того, что интеграционные процессы давно уже идут только для созданных под них структур, не покидает. Отметить можно разве что слова Путина о значимости белорусского транзитного пути, газо- и нефтепроводов, в условиях возрастающей неопределенности с другими маршрутами поставок. Подтверждение незыблемости белорусской стабильности, так сказать, со стороны.

Если задаться целью изучить белорусский сегмент интернета, то представления о настроениях в белорусском обществе, о том, как оно смотрит на интеграцию на постсоветском пространстве, могут сложиться не то чтобы неверные, но значительно искаженные. Как водится, в этом сегменте сильны прозападные и в целом либеральные настроения, а практически любая солидарность белорусской дипломатии с российской (голосование против «правозащитных» крымских резолюций в ООН, в частности) трактуется чуть ли не как свидетельство вассальной зависимости Минска от Москвы.

Напротив, непонятная, то и дело меняющаяся позиция высшего белорусского руководства по возможной российской авиабазе на территории РБ встречает сочувствие, якобы из-за желания нейтралитета, при том, что зачастую открыто приветствуется и одобряется роль США как мирового жандарма, который один и может защитить демократию во всем мире и надавать России по зубам за Украину, Грузию, Сирию. Всё это — случаи отдельные, но поэтому и показательные.

Читайте также

Ценно, однако, признание, что почти полная зависимость белорусских производителей от российского рынка сбыта обусловлена главным образом тем, что в том же ЕС белорусскую продукцию особо не ждут, какой бы качественной та ни была. Разворот в сторону ЕС, а вызван он, может быть, только непродуманными политическими решениями, приведет к тому, что белорусские производители окажутся перед фактором брюссельских квот и польско-прибалтийского лобби. Сельского хозяйства, как будто конкурентоспособного, это касается в первую очередь: климат в ЕС для него благоприятнее, чем даже в Западной Белоруссии, и об этом также следует помнить, нахваливая белорусскую «молочку». Такое головокружение от успехов, которое время от времени позволяет себе белорусское руководство, опасно еще и вот чем: обыватель может уверовать в то, что страна производит продукт, как в Европе, а он живет хуже, чем в Европе, и «нужно что-то менять». Ну а подсказать ему, что «во всем виновата Россия», — труда не составит, добрые и, конечно же, бескорыстные люди всегда найдутся — даром, что ли так усердствует со своей «картой поляка» западная белорусская соседка, и не она одна?

Заблуждением было бы считать, что в Белоруссии большинство желало бы более тесной интеграции с Россией, чем та, что есть сейчас (которая, уже отмечалось, всё больше походит на имитацию). Симпатизировать и желать полноценного союза — это все-таки разные вещи, и их нужно различать. Многих коробит, что Россия до сих пор не избавилась от покровительственного отношения к «младшим братьям», а хочется равноправия. Какого? Чтобы равные права, как у двух субъектов, в том числе и международного права, и вместе с тем — чтобы тебе по-братски подставляли плечо, случись что. Но так не бывает, тут как раз тот случай, когда «или — или». Или гражданское равенство в понимании заветов Французской революции — или равенство большой семьи, как было в СССР, да и в Российской империи. Чем быстрее общество поймет это, тем лучше — ведь нехорошо и некрасиво же, пользуясь санкциями, зарабатывать на поставке в Россию не вполне «своих» продуктов, и в то же время вспоминать, когда этого требует момент, о ВОВ и о том, что «сидели в одних окопах». Если по отдельности все это совершенно нормально и непредосудительно, то вместе слишком уж напоминает те два стула, сидение на которых одновременно до добра не доводит.

Но даже больше, чем равноправия в каком бы то ни было виде, хочется нейтралитета. Может, тогда и впрямь сбылась бы несколько наивная мечта о «белорусской Швейцарии»? К сожалению, в этом вопросе от белорусского руководства не зависит вообще ничего. Нейтральный статус, известно, должен быть признан, прежде всего, окружающими, но никто даже из региональных игроков на политической карте мира на это не пойдет, учитывая и географию, и нелегкую историю с ее так и не закрытыми спорами. Скорее всего, в самом белорусском руководстве это прекрасно понимают, а потому и пытаются выжать как можно больше везде, где только получится. Но определяться рано или поздно все равно придется.

Именно поэтому крайне опасно то, что, пытаясь слепить национальную идеологию и отдельную для всех исторических этапов самобытную белорусскую историю, все эти провластные эксперты в Белоруссии буквально отталкивают от действующей власти пророссийские силы, подыгрывая тем самым крайним националистам с их почти что обязательной русофобией.

К чему это приводит? К тому, что обычный, пророссийски настроенный гражданин в Республике Беларусь не может возразить власти по поводу ситуации с признанием Крыма, например, без того, чтобы соответствующие деятели не заподозрили его в опасном отклонении от генеральной линии. Более того, такой гражданин в их глазах может оказаться даже более подозрительным, чем какой-нибудь русофоб со своими «литвинами», как якобы истинным названием белорусов. При этом большинство таких граждан, и сами русские, проживающие в стране, умеренно поддерживают Лукашенко по многим пунктам его социальной программы (не по всем, конечно), но именно поэтому они и хотели бы иметь возможность спросить с власти за то, что, по их мнению, делается не так, не совсем правильно.

В частности, русским хотелось бы, чтобы власть внятно объяснилась с ними, почему не признаётся Крым, или почему гумпомощь оказывается только той части Донбасса, которая контролируется ВСУ. Это — моменты текущие, но также много вопросов по историческим уступкам ярым националистам. Однако для того, чтобы все это спросить, нужен рациональный диалог, а не образ мудрой харизматичной власти.

Читайте также

С ним, этим образом, связана и та причина, по которой, как думается некоторым, особенно придерживающимся левых взглядов людям, интеграция между двумя странами буксует. Причина эта — та, что невозможно нормально интегрироваться странам с двумя разными социально-экономическими укладами, и уклад, созданный чуть ли не персонально Лукашенко, при таком взгляде оказывается априори лучше. Здесь не место рассуждать о том, что лучше, что хуже, где больше социальных прав и обязанностей, но место сказать о том, что сам этот взгляд на интеграцию — глубоко ошибочен.

Само создание любого союза, в отличие от унии с ее подчинением одного другому, как раз и подразумевает сохранение разных бытовых (социально-экономических) укладов входящих в него частей. По большому счету, союзы создаются ради совместной защиты от внешних вызовов современности, а не ради удобств безбарьерной торговли и перемещения (это важно, но это уже идет как приложение к основному). А ради этой цели унифицировать экономическое пространство необходимости нет никакой. Скоординированность действий двух МИД по ключевым вопросам, без чего ни о каком реальном союзе и говорить не приходится, — элементарное условие, которое не зависит ни от каких олигархов, которым только дай волю, и они скупят всю Белоруссию, как то утверждает известное расхожее мнение. Но как раз механизма такой координации, который не ущемлял бы гордости того, кто находится под защитой «ядерного щита» России и уже одним этим получает гигантские преференции, до сих пор не найдено.


Новости политики: Лукашенко назвал главную проблему в отношениях с ЕС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня