Что мы отдадим японцам вместе с Курилами

Известный журналист Наталья Барабаш: Неужели дела в стране хуже, чем в 90-х, если опять возник вопрос островов

  
14107
На фото: на одной из улиц поселка Горный на острове Итуруп. Итуруп - остров южной группы Большой гряды Курильских островов, принадлежность которого оспаривает Япония, рассматривая его территорию как часть субпрефектуры Нэмуро префектуры Хоккайдо
На фото: на одной из улиц поселка Горный на острове Итуруп. Итуруп — остров южной группы Большой гряды Курильских островов, принадлежность которого оспаривает Япония, рассматривая его территорию как часть субпрефектуры Нэмуро префектуры Хоккайдо (Фото: Сергей Красноухов/ТАСС)

На Курилах я была в командировке от газеты «Россия» в 1991 году. Местная жизнь меня потрясла.

В ней не было никакого уюта и комфорта. Вообще. Из допотопного аэропорта, куда самолеты летали при хорошей погоде раза два в неделю, а хорошая погода тут — редкость, дороги до поселка на одном из островов не было. Добирались на БТРах. Если повезет и море спокойное — по гладкому песку у самой кромки прибоя. Если нет и в море шторм — по страшному ухабистому бездорожью, когда ты больше часа бьешься головой о крышу железного чудища, которое активно переваривает тебя в зловонном бензиновом чаду.

Нам не повезло…

Уже на месте я узнала, что детей возят в детсад тоже на БТРах. Ходят местные жители по дорогам от дома к дому часто по колено в грязи.

В магазинах — шаром покати. Впрочем, в 91-м году так было везде. Но везде были и какие-то негласные возможности: блат у мясника на рынке. Бабушки с огородами. Здесь ни бабушек, ни мясников.

Я пришла в ужас. Никто на Курилах не был озабочен тем, чтобы наладить бытовую жизнь. Зарплаты у рыбаков большие, и все местные жители ощущали себя временщиками: копили деньги на квартиры в теплых городах у моря. И так, временно, жили десятилетиями.

Когда приехавшие сюда японские журналисты поставили на ночь между двух стекол в окнах железные баночки с пивом — охладить, о холодильниках речи не было, — ночью местные аккуратно выпилили стекло и баночки увели. Пива в банках здесь не знали в принципе. Стекло даже не лопнуло. В нем просто остались овальные прорези.

Нигде в России я не видела такой тотальной беспросветной разрухи. И нигде, пожалуй, я не видела такого беспримесного патриотизма — в старом, еще хорошем смысле этого слова.

Народ в своей массе не хотел сдаваться Японии.

Читайте также

Как раз в эти дни Горбачев совершал свой первый визит в Японию. Дела в государстве были дрянь. Нефть стоила 10 долларов за баррель. Деньги кончились. Промышленность буксовала. Перестройка превратилась в долгострой на уровне котлована. Власть шаталась.

Японцы обещали большие деньги за острова, продуктовую помощь и огромные кредиты.
Все были уверены, что Горби острова сдаст.

Один паренек из Сахалина так проникся этой идеей, что приехал на Курилы, поставил палатку, и с утра до вечера слушал радио: он думал, что острова передадут Японии прямо во время визита президента и вместе с жителями. То есть оп-па! И он уже в Японии. Но оп-па не случилось.

— Как можно отдавать острова! — кипятились местные дядьки с навеки красными от ветра и водки лицами. -Тут же столько рыбы! У нас же тут — сплошные баночки! А икра? Сколько мы тут добываем икры? Да вы что! Япошки спят и видят это богатство прибрать! Они тут все время браконьерят, наши погранцы их каждую неделю ловят!

Бои между японскими браконьерами и погранцами тут были вместо кино и танцев. Любили местные рассказывать байки, как пугают они нахальных соседей, так что те от страха на лодках переворачиваются, сети полные бросают, и бегут, бегут…

Была и более приземленная правда: когда некоторые российские сейнерки выловленную рыбку, гребешок, моллюсков прямо в море японцам перегружали. Денежки всем нужны.
Рыбозаводы курильские от новейших достижений техники далеки. Японцы бы изумились. В цехах вода чавкает, грязь, сквозняки. Рыбы много, в том числе дорогой, а технологии такие отсталые, что консервы из них получаются — тьфу.

Ну так это — вопрос вложений. Не знаю, как сейчас.

Только, может, не мосты надо было во Владивостоке строить, а теперь еще и на Сахалин зачем-то тянуть. А заводы новые. Флот оснащать. Восстанавливать его. А то ведь нет теперь на Дальнем Востоке нормального флота.

Правда, это все занятия не деньгоемкие. Вернее, не деньговыемные.

— А шельф! — восклицали местные. -Тут же полезных ископаемых дофига! И еще сколько всего не разведано! Денег-то на это не выделяют! Нет, мы японцам это не отдадим! Один дядька даже отстреливаться предлагал. Но это он так, для куражу.

Горбачев тогда Курилы не отдал. Даже те самые два острова, которые для японцев — самые сладкие. Не решился.

Вроде сейчас у нас войны нет. Нефть хоть и дешевеет, но не до 10 же долларов. Санкции ввели — так под них в основном олигархи попали, их банки. Здоровой экономике это повредить не должно.

Какая такая страшная напасть заставляет сегодня начать переговоры об отдаче островов, за которые, кстати, наши деды на войне кровь проливали? Те самые, которые «спасибо деду за Победу»?

И в заключение. Вот несколько скучных цифр 2017 года из интервью члена Экспертного совета Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике Севера Михаила Жукова:

«Общая биомасса обитающих в акватории Курильских островов промысловых МБР составляет более 6,3 млн тонн, в том числе рыбы — более 800 тыс. тонн, беспозвоночных — около 280 тыс. тонн, водорослей — около 300 тыс. тонн. С учетом же двухсотмильной зоны биомасса промысловых рыб составляет: минтая — 1,9 млн. тонн, трески — 190 тыс. тонн, сельди-иваси — 1,5 млн тонн, сайры — 1−1,5 млн тонн, камбалы — 26,5 тыс. тонн.

У островов Курильской Гряды сосредоточено почти 50% возможной общероссийской добычи водорослей. Возможный вылов водорослей в сырой массе оценивается в 90−100 тыс. тонн.
Имеются значительные запасы ценных объектов (моллюска спизулы сахалинской, осьминогов, приморского гребешка, трубачей, прибрежных видов окуней, белокорого палтуса). Есть запасы рыбы, промысел которых измеряется десятками тыс. тонн: тунцы, сайра, анчоус, скумбрия, сардина, минтай, одноперый терпуг, макрурусы, лемонема, а из лососевых — горбуша.

Роль в потенциальном улове таких рыб, как кета, навага, треска, камбалы, корюшки, бычки, красноперка, кунджа, палтусы, окуни, акулы, скаты, угольная ниже и измеряется тысячами тонн, хотя суммарно она может достигать 40 и более тыс. тонн.
Думаю, хватит…

Читайте также

От редакции

«СП» писала о том, что Дмитрий Медведев будучи президентом подписал Договор о разграничении морских пространств в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане.

Согласно договору, Россия передала Норвегии половину акватории площадью около 175 тысяч квадратных километров с богатейшими запасами нефти. Россия не знала об этих запасах нефти, Норвегия знала? Не исключено, что если сейчас Россия отдаст острова на Дальнем Востоке на них тоже срочно что-то найдут, не зря японцы так спешат решить вопрос «спорных территорий».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня