18+
вторник, 6 декабря
Общество

Медведев подвел ОМОН под статью

За неисполнение приказа милиционеры будут нести уголовную ответственность. Это очень удобно, когда на носу — вторая волна кризиса и бунты

  
39

Начальник центра оперативного руководства деятельностью специальных подразделений МВД России генерал-лейтенант милиции Владимир Горшуков заявил, что ряд СМИ проводит целенаправленную кампанию по дискредитации сотрудников ОМОНа. Об этом сообщает официальный сайт ведомства. По словам г-на Горшукова, опубликованный журналом The New Times материал о деятельности отряда ОМОН «Зубр» — «полный вымысел».

Горшуков считает, что материал основан на «частном заявлении бывшей сотрудницы отряда, которая ранее имела проблемы с дисциплиной и не соответствовала повышенным требованиям, предъявляемым к сотрудникам спецподразделений, вследствие чего была уволена».Напомним, в статье, опубликованной в номере за 22 февраля, рассказывается о том, как элитное спецподразделение «Зубр» набирало для себя и высокого начальства рабов из числа гастарбайтеров. Их якобы видели даже на даче у замминистра МВД, генерал-полковника Михаила Суходольского.

Какие последствия повлечет скандал вокруг ОМОНа, рассуждает советник председателя Конституционного Суда РФ, генерал-майор милиции Владимир Овчинский.

«СП»: — Владимир Семенович, недавно главный редактор The New Times Евгения Альбац выступила на «Эхе Москвы». Она обратила внимание на то, что президент Медведев на расширенной коллегии МВД сказал, что будет введена статья, что за невыполнение приказа последует уголовная ответственность. «Так ведь это значит, что если будет даваться преступный приказ, человек даже не может от этого отказаться. Если будут посылать омоновца разгонять дубинками „Марши несогласных“, он не может себе даже позволить сказать: ребята, что вы делаете, это наши сограждане» — говорит Альбац. Зачем, действительно, вводят уголовную ответственность?

— Я сам не понимаю, зачем, это очень странное предложение с правовой точки зрения. Они хотят ввести в УК статью 286 со значком «прим». Сейчас в УК существует просто статья 286 — ее применяют к должностным лицам, которые совершили то или иное преступление. И там очень жесткие сроки наказания — например, за превышение должностных полномочий, повлекших тяжкие последствия, вплоть до 10 лет лишения свободы. Зачем вводить статью 286 со значком «прим» только для работников органов внутренних дел? Для меня это совершенно непонятно, это какой-то казус в правовой сфере. Если вы решили ввести повышенную ответственность — так вводите ее для всех, кто работает в правоохранительных органах и силовых структурах. Вводите для всех — работников прокуратуры, ФСБ, таможни, наркоконтроля, ФСО. Почему сейчас работников милиции выделяют в отдельную категорию?!

Дальше. Вводить уголовную ответственность за невыполнение приказов — вообще алогично. Если человек не выполняет приказ в военное время — это уголовная ответственность. Имеется в виду, для военнослужащих. А в мирное время за невыполнение приказа можно применять только меры дисциплинарного воздействия. В мирное время не выполняешь приказ — уволен, не хочешь работать в ОМОНе — уходи, не хочешь ехать в Чечню — все, прерывай контракт и иди на гражданку! Это сейчас предусмотрено — и положением о прохождении службы, которое утверждено Госдумой, и действующими ведомственными нормативными актами. Причем тут уголовная ответственность? Я вообще не понимаю, откуда эта норма появилась, где мировые аналоги?! Я с такими аналогами не знаком.

«СП»: — Насколько соответствует действительности ситуация, о которой Альбац пишет в «Рабах ОМОНа» и «Зубр на охоте»?

— Тут вопрос в чем состоит? В первый раз к ним в редакцию пришли омоновцы из московского ОМОНа, реальные люди. Они заявили о неких правонарушениях, которые совершают их руководители. И вот здесь непонятная ситуация. Если они заявили об этих правонарушениях, тогда Следственный комитет при прокуратуре обязан был взять это дело для проверки. Либо возбудить дело, проверить факты, либо отказать в возбуждении. К проверке должны были подключить органы собственной безопасности МВД, которые по должностным полномочиям обязаны бороться с правонарушениями в органах ВД. Но в редакцию к Альбац потом приходят сами руководители ОМОНа, которых обвиняют в правонарушениях, и говорят: мы не совершали.

Это аномальная ситуация. Если на тебя сделали заявление, проверять его должен не ты сам, а СКП и органы госбезопасности. А здесь получается, что органы милиции, органы дознания проверяют сами себя, и еще возбуждают дело о клевете против Альбац. Я не говорю, кто тут прав — Альбац, омоновны — но это патология, а не проверка заявления о правонарушениях! Я как юрист не понимаю, что происходит!

То же самое по «Зубру». В редакцию пришли еще какие-то люди, Альбац публикует служебное удостоверение, называет конкретную фамилию…

«СП»: — Да, дама, прапорщик Лариса Крепкова, прослужившая 6 лет кинологом на щелковской базе элитного ОМОНа «Зубр»…

— Ну, так опять это должен проверять Следственный комитет. Кинолог говорит практически о преступлениях омоновцев — чуть ли не о торговле людьми, этими самыми гастарбайтерами. СКП с органами госбезопасности, опять же, обязаны все это проверить, и вынести решение. Но опять все ставится с ног на голову. Повторюсь: не хочу говорить, что права Альбац или прав «Зубр» — вы проверьте нормально эти факты, и вынесите решение. А то, что сейчас делается — это противоправная ситуация.

«СП»: — Почему же Следственный комитет не вмешивается?

— Вы меня об этом спрашиваете? Это вопрос к комитету. Раньше была единая прокуратура. И она должна была эти факты проверить. Теперь это может проверять и СКП, и прокуратура — но не сама милиция. И возбуждать дело по клевете против Альбац МВД не имеет права. Мы вообще в последнее время выходим из правового пространства. Я не хочу занимать ничью сторону, я хочу, чтобы все было по закону, понимаете?

«СП»: — Возвращаясь к пункту об уголовной ответственности. Насколько верна теория Альбац, что это связано с возможностью использования ОМОНа против населения?

— Я не знаю, насколько верна. Дело в том, что сейчас по всей Европе идут забастовки, акции протеста в связи с кризисом. Фактически уже началась вторая волна кризиса, все видные экономисты говорят о том, что второй волны не избежать, и что она будет иметь еще более негативные социальные последствия, чем первая волна. А это значит, возможны социальные волнения и бунты.

Кризис, как вы знаете, и начался с социальных бунтов — в Греции были массовые беспорядки, в Латвии, в Венгрии. У нас, слава Богу, не было — между прочим, благодаря своевременным действиям органов внутренних дел, и всей правоохранительной системы. Даже в Пикалево не допустили ни беспорядков, ничего. Один был нехороший инцидент во Владивостоке, связанный с вводом новых пошлин на ввоз иномарок. Но это не было социально-массовым протестом — вернее, это были жесткие действия ОМОНа.

Мы, слава Богу, весь кризис прошли без бунтов. Но как поведет себя население во вторую волну кризиса, мы пока не знаем. Насколько силен будет новый кризис, насколько массовой будет безработица. Мне кажется, эта повышенная ответственность вводится не в связи с возможными бунтами и противостоянием, а в связи с негативными фактами в работе милиции — с Евсюковым, с убийством журналиста в Томске. То есть с теми противоправными действиями работников милиции, которые получили большой общественный резонанс. Но нельзя и в связи с такими действиями вводить совершенно непонятную, новую норму в УК.

«СП»: — Я не понимаю: как введение уголовной ответственности за неисполнение приказа могло бы, допустим, предотвратить преступление Евсюкова?

— Я тоже не понимаю. Если говорить об ответственности работников милиции, действующего законодательства вполне хватает, оно очень суровое. Возьмите ныне действующую статью 286 УК — это тяжкая статья, предусматривающая до 10 лет лишения свободы. Это серьезный срок. В советское время, в УК СССР, 15 лет было максимальным сроком лишения свободы. Оно шло только за измену Родине, за убийство с отягчающими последствиями, и за хищения в особо крупных размерах. А сейчас и пожизненное лишение свободы есть, и 20 лет, и 25 лет. Но десять лет все равно остается вполне достаточным сроком для применения ко всем работникам милиции.

«СП»: — Сначала одна публикация про безобразия в ОМОНе, потом другая. Это говорит о тенденции, что в ОМОНе действительно все вверх дном стало?

— Когда вышла одна статья, появились еще обиженные люди, принесли факты по другому отряду ОМОНа. Не исключаю, что придут и третьи. Для того, чтобы говорить о тенденции, нужно провести полную проверку силами прокуратуры. У нас, кроме того, есть закон о парламентском расследовании — такие факты Госдума должна была взять на контроль и проверить: Госдуме по закону обязаны предоставлять любую информацию. Но никто этого не сделал, отдали все на откуп тем, на кого жалуются — на откуп МВД. Ну что это такое?!

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня