Общество

«Страдает только один народ»

Исследование социологов: как малый бизнес переживает кризис

  
29

И президент России, и председатель правительства в последний год не раз говорили, что одним из главных путей выхода из кризиса они видят развитие малого бизнеса. Однако помощь государства пока ограничивается только выплатой безработным субсидии в 59 тысяч рублей на открытие своего дела. Рост числа малых преприятий в стране прекратился, а численность занятых вообще пошла на спад.

Фонд «Центр стратегических разработок» провел опрос представителей малого бизнеса Владимирской области — как они переживают кризис? Стенограмма опроса представлена «Свободной Прессе» Сергеем Белановским, директором по исследованиям Фонда.

Модератор: Мы сегодня с вами поговорим о ситуации в нашей стране в связи с кризисом и о вашем взгляде на эту ситуацию. Представьтесь, пожалуйста.

Олеся, директор, организация «Бизнес-технологии», мы занимаемся подбором персонала, рекрутинговое агентство, у нас есть 2 постоянных сотрудника и фрилансеры, которые выполняют определенного рода задачи по мере их поступления.

Константин, директор, интернет агентство «Символ-айти». Мы занимаемся сайтами, продвигаем сайты. Персонала 4 человека, иногда привлекаем совместителей.

Владимир, один из учредителей, раньше работал директором, компания «Иван-плюс», добыча полезных ископаемых (песок, гравий), коллектив 10 человек, включая механиков и бульдозеристов.

Альбина, директор, занимаемся парикмахерским бизнесом, студия красоты «Тиссо», коллектив 8 человек.

Маргарита, студия красоты «Илона», занимаемся тем же самым что и Альбина, но возможно есть некоторые отличия.

Владимир, акционер, последний год предприятие не работает, занимались теплоизоляцией и энергосбережением, директор. На меня еще несколько фирм зарегистрировано.

Полина, транспортное предприятие, 35 работников.

Николай, фирма «Ваятель», директор, производим скульптурные композиции и малые формы.

Артур, директор, салон камня, натуральный камень и изделия из них.

Модератор: Спасибо за представление. Теперь затронем тему кризиса. Как известно, кризис был общемировой. Он отразился и на России. В этой связи хотелось бы узнать, как шли дела в вашем бизнесе до кризиса.

Владимир: Предприятие развивалось, дела шли, изобретали оборудование, патентовали его, было интересно жить. Потом все в одночасье просто провалилось… Мы по большей части работали с иностранцами. Кирпич делали в городе Киржаче. Договор отозвали, завод не достроили. Все абсолютно встало. Турки строили металлургический завод под Выксой. Мы с ними сотрудничали. Сейчас строительство остановлено. В Нижегородской области с украинцами был проект. Тоже сейчас отозван договор.

Николай: Меня практически кризис не затронул. Мы производим скульптурные композиции малых форм. Эту технологию мы отрабатывали 4 года. Мы работаем над серией «императоры России» и второе направление — это архитектурные памятники России (их уменьшенные копии). Керамикой мы не занимаемся. Это композитный материал из синтетических смол. По трудоемкости мы даже не уступаем, а в чем-то и превосходим керамику. У нас уникальная в своем роде продукция и спрос на нее специфический, и в связи с кризисом он никак практически не изменился, поскольку мы ориентировались на массовый сегмент.

Владимир: Песок всегда востребован, его всегда берут. Сейчас наметился спад в строительной отрасли. Но в нашей области строительство ведется, хоть и в меньших объемах. Поэтому на нас кризис отразился незначительно. Но все равно объем упал. Мы не бедствуем, но и не шикуем. Клиентура физических лиц у нас увеличилась, а организации стали заказывать меньше. Были большие планы на участие в строительстве Лыбедской магистрали. Песка туда много нужно. Не знаю как сейчас с грандиозными планами у города. Сейчас наблюдается некий дефицит песка в городе. Улыбышевский карьер и монополисты — больше никого нет.

Альбина: Мы открылись 5 лет назад. Участвовали в международных конкурсах, заняли 3 место в региональном первенстве. У нас были дела в гору. С кризисом стал наблюдаться отток клиентов. Все стали пользоваться более дешевыми парикмахерскими, салонами. Состоятельные клиенты стали ходить реже. В 2 раза упала выручка. Были планы по открытию курсов повышения квалификации парикмахеров. Но сейчас мы себе не можем этого позволить, так как один день обучения с отработкой у мастера международного класса стоит 20 тысяч рублей.

Маргарита: Мы попросту сейчас стоим. У нас солярий вертикальный, спа-процедуры. В основном мы еще стоим из-за того, что находимся у разобранного моста. До разборки моста у нас было много клиентов. В очередь записывались. С кризисом очень стали редко пользоваться спа-процедурами. Это сейчас дорого. Хотя постоянные клиенты у нас есть. И мы не можем снижать цены.

Еще одна последствие кризиса — перестала работать реклама.

Дарья: Мы не можем снизить цены. Оборудование тогда не окупит себя. Весной мы проводили акцию: «Скидка 10%», и произошел некоторый приток клиентов. А в целом ситуация очень сложная.

Полина: До кризиса мы хотели и приобретали новую технику. И хотели, конечно, приобретать новую технику грузоподъемностью 8 и более тонн. Кризис помешал этим планам. Но в этих условиях мы решили сосредоточиться на нашем коллективе. Удержать его. Потихоньку сейчас мы начали выкарабкиваться. Есть некоторое непонимание у рабочих, потому что есть задержка зарплат. У нас наполовину сейчас упали объемы по сравнению с прошлым годом. Надеемся, что это весной пройдет.

Константин: Зарегистрировались мы недавно, год назад. Стараемся не снижать объемы. В условиях кризиса интернет-реклама выросла на 5%. У нас слабо развит рынок по созданию сайтов в городе. Если в Москве есть понимание, что один клиент может окупить все затраты на сайт и затраты на рекламу на год вперед, то во Владимире такого понимания пока нет.

Олеся: Мы окрылись чуть более года назад. Сложно сравнивать с тем, что было и что есть сейчас. Были планы по тестированию, переподготовке персонала, психологической адаптации. Услуги эти в кризис сейчас не работают. Наша сфера оказалась одной из первых, на которую бюджеты организаций вычеркнули расходы. Самый мощный спад был зимой — в начале весны прошлого года.

Владимир: До кризиса я занимался более практичными делами — геологоразведкой. Сейчас стали мало вкладывать денег в разведку полезных ископаемых. Песок есть, но скоро он закончится.

Модератор: Альбина, вы говорили о 10-процентных скидках. Какие еще вы проводили мероприятия по увеличению оборота?

Альбина: Самое главное в нашем деле — это умение найти общий язык с клиентом. Важно, чтобы человек шел за нашими парикмахерами. Индивидуальная психологическая мотивация. Еще стали использовать более дешевую косметику. Нам не хватает хороших мастеров. Просто так мы не берем мастеров. Я была одним из основателей и идеологов региональной ассоциации косметологов и парикмахеров. И получила свою известность. Мастера ко мне шли. А сейчас, настолько город стал стоячим — болото. Очень сложно.

Модератор: Дарья, как вы боролись с кризисом?

Дарья: Понижать цены нерентабельно. И с мастерами есть сложности — невозможно новых подобрать.

Альбина: Раньше нам много приносили презентов: конфеты, торты. Сейчас если девушки приносят, то чай. Чувствуется, что и у клиентов тоже кризис. Особенную роскошь они себе сейчас позволить не могут.

Модератор: Владимир, вас, так понимаю, больше всего коснулся кризис. Как вы пытались из всего этого выкарабкаться?

Владимир: Нет, не пытался. За 16 лет моей работы никогда такого кризиса не было. Например, заключаем договор на большую сумму. И его расторгают. И никто на смену не приходит. Там, где есть государственная поддержка, там проще. Наш конкурент год тянул лямку и в итоге принял решение о закрытии. Получается, кризис даже помог нам в конкурентной борьбе.

Николай: Мы ничего не меняли. Стараюсь держаться за тех людей, кто у нас работает. Иногда в ущерб себе. Очень сложно найти хорошего сотрудника. И поэтому для меня хороший специалист важнее, чем своя зарплата.

Владимир: С городскими властями работать сложно. Песок отдал и непонятно, когда они его оплатят.

Олеся: Мы подстраивались под клиентов и ориентировались на наших конкурентов. Реклама в условиях кризиса работает мало, зато психологический аспект и личные контакты приносят выгоду. Сейчас мало кто работает по предоплате, поэтому наблюдается дефицит средств, и приходится вкладывать собственные средства в реализацию различных проектов.

Модератор: Какие вы видите перспективы? Что ожидаете?

Олеся: Сейчас не надеюсь ни на что. Крайне нестабильная ситуация.

Владимир: Я думаю, лучше не будет. На мелкие оптовые продажи можно выйти, но это вновь разовые меры, урывки. Это не прогресс, ведь залог развития бизнеса — работать с большими объемами. Единственная надежда для нас — на участие в проектах государства.

Полина: Объемы у нас немного подросли в последние месяцы. Но насчет спокойствия говорить рано. Я особых перспектив не вижу. Нужно на свои силы рассчитывать, помощи никакой со стороны нет.

Маргарита: Ждем, когда наконец-то заработает реклама. Еще один выход — поиск нормальных мастеров. Сейчас же их нет, такое впечатление, что люди приходят просто «отработать номер».

Альбина: Очень сложно еще с обучением. Люди (мастера) не хотят учиться.

Модератор: Какие еще пути выхода видите? Что еще, если не реклама?

Владимир: Перспективы я вижу, не все ведь так ужасно. В кризис сломан механизм передачи денег от одного человека к другому. А главная проблема в том, что человечество много очень перепроизводит. Человеку нужно найти моральный мотив, чтобы оправдать зарабатывание денег. Национальная идея — сильный мотив. Дети это единственный мотив, на котором мы можем подняться всей страной.

Артур: Сколько продлится эта ситуация? Сказать сложно. Скорее всего до весны. К весне я буду работать с 6 утра до 10 вечера. Потому что каждую фигуру изготавливать до 5 суток.

Модератор: То есть, вы ожидаете оживление к весне. А как это связано с кризисом или это проявление сезонности?

Артур: Тут вновь встает вопрос о смысле этой деятельности. Зачем все это мне делать? Просто заработать денег или какие-то ценности создавать? Нельзя заниматься тем, чего нет. Я занимался фондовым рынком. Доход был больше, чем в этом бизнесе. Но мне это не приносило удовлетворения.

Модератор: Девушки из сферы красоты: как ситуация развивается у ваших конкурентов или партнеров, у которых вы закупаете сырье, косметику?

Альбина: Гусь-Хрустальный у нас 3 месяца не платит за аренду. Мы не можем уменьшать цены, так как пользуемся дорогой косметикой, потому что она качественная. А русских аналогов сопоставимого качества нет.

Маргарита: Сходная с нашей ситуация и в общепите. Многие небольшие кафе и ресторанчики просто закрылись и больше уже не будут работать.

Владимир: Все ждут заказа от государства. Частные клиенты не способны предложить крупное строительство. Большой объем — это строительство дорог, дамб, плотин. У крупных компаний не сказать, что все очень плохо, но и они закрываются.

Олеся: У нас 3 основных конкурента. 2 выживают, сокращая затраты, 1 уже закрылся. Но и оставшиеся сокращают штат: там, где раньше работало 10 человек, сейчас осталось только 2−3.

Модератор: Если говорить о роли государства в регулировании кризиса, то какова она и что предпринимают правительство и президент?

Владимир: Одобряю действия властей. Президент в своем послании Федеральному собранию высказывался о таких мерах. Там есть честный мотив: президент хочет видеть свою страну процветающей. Но, боюсь, наше правительство все же совершает ошибки. Все, что сказано — хорошо, но эти меры без мотивов работать не будут. Неправильно поставлены задачи — заработать деньги. Государство дает деньги банкам, но они не выдают их тем, кто в них действительно нуждается — реальному сектору. Пока государство работает довольно слабо. Правительство не видит выходов.

Модератор: Какие именно меры были предприняты нашим правительством?

Владимир: Дали деньги банкам, но эта мера не сработала. Лозунги и призывы тоже. Работают только деньги. Надо возвращаться к морали, как в армии. Помимо денег людям нужен мотив, надо повернуться к богу лицом.

Модератор: Как вы оцениваете действия правительства по выходу из кризиса?

Владимир: У нас много говорят, но мало делают. Нет конкретного механизма с понятной методикой и конкретным мотивом, который будет двигать механизм. Надо синтезировать социалистический и капиталистический механизмы.

Модератор: А социальные пути?

Владимир: Это государственное управление, а государственные корпорации неуправляемы, как показала практика. Мотив денег поломан, а другой не создан. Нужна национальная идея, как у Гитлера.

Модератор: Николай, какие меры, на ваш взгляд, предпринимает правительство, и есть ли от них толк?

Николай: Раньше была преемственность власти, были наследники, воспитанные как беречь страну, людей к этому готовили. Сейчас у власти просто человек с высшим образованием, пусть умный человек, но он не готовился к государственной власти. Президент пытается что-то сделать, сделали они все по модели США, выделили 5−6 банков, накачали их деньгами. Есть олигархи, которые срывают свои бонусы. Но почему же нефтеперабатывающие заводы не строятся на территории России? Мы имеем свою нефть, но цены на бензин, как в США, где ее практически нет. Ничего по большому счету для развития реального сектора у нас не делается. Есть только жалкие попытки, а поддерживать ведь надо только слабых. Сильные и сами выживут.

Альбина: Пока практической помощи мы не видим. Все только на словах.

Артур: На практике государство не может помочь, но хотя бы не мешало. Пускай просто не вмешивается, не создает лишние проблемы.

Николай: Проблема в том, что все хотят хорошего, но только себе. Он согласился стать президентом и не может отвечать за то, что было до него. Он надеялся, что может что-то изменить. Я не верю, что он не захочет оставить о себе хорошую память.

Константин: Реальных действий я не вижу, никаких послаблений не испытываю. Только разговоры. Ничего больше не сделано.

Олеся: Наше правительство и президент сами по себе, а мы — отдельно. Вы выживите — хорошо, а нет — еще лучше. Они же видят, как живет народ. Судя по новостям, у нас все всегда хорошо. Два новых слова — инновации и нанотехнологии, запудрили народу мозги. Чтобы никто не смог в окружающей действительности разобраться.

Николай: Направил письмо в резких выражениях, через неделю письмо от администрации президента — рассмотрено, направлено в администрацию Владимирской области. Из областной администрации письмо отправлено в департамент предпринимательства. Потом ответ из департамента — направили в управление по налогам и сборам Владимирской области. Из налоговой инспекции пришел ответ — вместо 3000 с вас должны были взять 400 рублей. То есть они тоже сами по себе.

Олеся: Люди стараются заработать деньги. Мер государства нет и не будет, люди отдельно, они отдельно. Какой-то конкретной помощи нам ожидать не стоит, надеяться нужно только на себя.

Дарья: Все-таки они стараются, еще неизвестно, как мы бы страну развалили на их месте. Что-то они делают.

Маргарита: Они что-то предпринимают, стараются. Раньше был жесткий диктат, сейчас больше возможностей. А в кризис мы никаких действий не увидим, все тормозится на областном уровне. У обычных людей нет веры ни во что.

Дарья: Я даже не знаю что сказать. Обвинять я их не хочу. Считаю, что они стараются, но не получается у них. А если нас поставить на их место, у нас тоже ничего не получится.

Маргарита: Я тоже считаю, что они предпринимают хоть что-то. Могу сказать одно. Я юрист, кандидат юридических наук, в свое время работала в прокуратуре и знаю эту систему — прежнюю и настоящую. Раньше был диктат, а сейчас дано больше свободы. В кризис же все тормозится на местах, и какие бы пути не предлагались в верхах, все будет зависеть от менталитета людей, живущих здесь, во Владимирской области. Сейчас у наших людей нет веры ни во что вообще. Я вспоминаю прошлое (советское), было очень интересно жить, а сейчас детям нечем даже заняться.

Артур: Видимо, правительство что-то делает, но на месте результатов я не вижу. Слышал о подъеме российского автопрома с помощью беспроцентных кредитов. Возможно, кому-то это помогло. Тем, кому не хватает денег на иномарку, покупают то, что есть. Мне это безразлично.

Владимир: Интересная система, если у нас в России начали помогать «Автовазу» деньгами, то в США стали стимулировать сбыт. Странная схема была выбрана в России.

Николай: Вот сейчас читаю, что можно сдать свою старую машину и получить 50000 рублей на покупку нового отечественного автомобиля. Звоню в салон и интересуюсь. Говорят, что да, можно обменять, но только ту машину, которую купили у нас же три года назад! Вот оно наше государство. Конкретные шаги не работают в наших условиях.

Модератор: Владимир, что бы вы посоветовали Путину и Медведеву?

Владимир: Найти национальную идею. И еще — разумного отношения к своей работе, то есть не только провозглашать цели, но и искать пути их реализации, чтобы все срабатывало. Хотя в целом, какой народ, такого правительства он и заслуживает.

Модератор: Полина, что бы вы посоветовали Путину и Медведеву?

Полина: Я хочу разумных решений.

Владимир: Я бы посоветовал побольше работать и поменьше выступать.

Маргарита: Обратить побольше внимания на тех, кто сидит на местах (региональных чиновников). Вот нашего губернатора уже в который раз оставляют на должности. Путину и Медведеву надо просто чаще самим ездить и смотреть, как на местах все происходит. Хотя бы в близлежащих к Москве регионах. Это уже немного изменит их отношение к действительности. А попросить хочу снижения налогов.

Дарья: Я бы посоветовала больше времени уделить вопросу о детях, их образования, потому что сейчас очень дорого учиться. Потом трудоустройство после получения образования. Еще занять чем-то детей, чтобы они не шатались по улицам. А также заняться детьми, которые в детских домах. Еще уменьшить налоговое бремя.

Николай: Побольше спрашивать с себя. А просить ничего не хочу. «Не верь, не бойся, не проси».

Артур: Чтобы они интересовались у людей на местах, в регионах, как они живут, как ведется работа. Побольше обращал внимания на социальную сферу, на молодые кадры. С молодыми кадрами сейчас настоящая проблема. Никто работать не хочет из молодежи. Работы для молодых специалистов практически нет. Для себя я ничего не прошу, я сам смогу работать.

Константин: Советую сделать контроль на местах. Просить ничего не хочу, но что надо — заработаю сам.

Модератор: Мы сегодня много поговорили о кризисе. Как считаете, мы выходим из него?

Константин: Думаю, мы долго из него будем выходить, пока только опускаемся. Изменений не видно. Все только ухудшается. И перспектив пока не просматривается никаких.

Альбина: Каждый сезон мы все ждем и ждем худшего. Думаю, что мы еще опустимся, и потом очень долго будем подниматься. Уровень жизни будет падать.

Олеся: По телевизору показывают, что у нас все хорошо и замечательно, что мы выходим из кризиса. Это как раз свидетельство того, что мы только в него входим. Это успокоение для всех. Но это не так.

Маргарита: Мне кажется, у нас не все так хорошо и кризис еще по нам ударит. Помощи ни от кого нет, и не будет.

Модератор: То есть ситуация объективная или она кем-то формируется?

Маргарита: Это кто-то создал кризис. Ситуация формируется.

Владимир: Считаю что ситуация не формируется. Просто кто-то подливает масла в огонь. Экономики у нас сейчас нет. Она феодальная. У нас ее попросту нет. Другое дело, какие пути у нас найдет руководство и государство. Нужно поставить разум вперед, а не изменять все через капитализм или социализм.

Полина: Медведев говорит, что вот у нас мировой кризис, но у нас приготовлены инновации. Да ты посмотри сам, что у тебя в стране творится. Мне кажется, что нас сейчас специально на этом обманывают. Что вот кризис, а сами набивают карманы. Власти и верхушка бизнеса живет хорошо. То есть, страдает только один народ.

Николай: Мы замерли на одном месте и смотрим, что будет дальше. Все ждут. Пока ожидания еще есть. Хочется верить, что ситуация будет понемногу выправляться. Но сейчас все очень плохо. Правда, у меня много знакомых, у кого ситуация была хуже, чем сейчас. Сейчас еще немного выправилась. Но в целом, все равно стагнация. Все боятся что-то делать.

Модератор: А доходы населения? Что с ними происходит?

Николай: Естественно только хуже становится. Если все стоит и инфляция растет, то население беднеет. Я не силен в экономике, но это так и есть.

Артур: Мы медленно катимся вниз, что не так уже и страшно. Не могу сказать, что у нас нет денег. Они куда-то были потрачены. Просто деньги потратили, перераспределили. Население будет беднеть, и в экономике у нас будет стагнация.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня