Общество

Игорь Трунов: Спецслужбы располагают видеозаписью ДТП с участием вице-президента «Лукойла»

Однако обнародовать ее мешает причастность участника аварии к элите правоохранительной системы

  
7

В штаб-квартире немецкого концерна Mercedes-Benz в Штутгарте опровергли наличие «черного ящика» в автомобиле Mercedes S500, на котором попал в ДТП на Ленинском проспекте Москвы вице-президент российской нефтяной компании «Лукойл» Анатолий Барков. Специалисты концерна заявили, что устройства, которые фиксировали бы все перемещения, в автомобилях марки не устанавливаются из соображений невмешательства в личную жизнь владельцев. В случае аварии, отметили они, фиксируются лишь данные о том, когда сработали подушки безопасности.

Напомним, 15 марта портал Life News сообщил со ссылкой на источник в экспертно-криминалистическом центре, что из автомобиля «Лукойла» изъято и отправлено на экспертизу устройство, фиксирующее посекундно параметры движения. Якобы по информации, полученной из «черного ящика», можно будет по сантиметрам нарисовать схему движения Mercedes в момент ДТП.

Между тем появляются новые подтверждения, что в салоне Mercedes, помимо водителя Владимира Картаева и самого Анатолия Баркова, был еще один пассажир. Об этом новом свидетеле известно только, что он охранник; его имя не сообщается.

Как на самом деле продвигается расследование, рассуждает адвокат Игорь Трунов.

«СП»: — Игорь Леонидович, как вам история с «черным ящиком»?

— Информация о «черном ящике» изначально выглядела странной. Mercedes все же машина для личного потребления, и представить, что на ней установлено устройство, фиксирующее передвижения авто с точностью до сантиметра, довольно трудно. В принципе, я допускал существование такого «ящика», но у нас не было ВИНа Mercedes’а «Лукойла». Имея на руках ВИН, можно позвонить на завод-изготовитель, и узнать точную комплектацию конкретной машины. Одна и та же модель может существенно отличаться «фаршем», в ней могут быть разные опции. Теоретически «черный ящик» мог входить в число таких дополнительных опций. Но мы ВИНа не получили, поэтому разговор с заводом-изготовителем вести не стали.

Наш скепсис по отношению к «черному ящику» был основан и на другом факте. Дело в том, что машины после аварии вернули владельцам. Если Mercedes и имел подобную опцию, и она могла подтвердить то, что не нужно, с ней бы провели соответствующую работу — времени для этого было достаточно.

«СП»: — Как идет ваша работа со следователем?

— 16 марта нам предложено прийти к следователю и ознакомиться с постановлением о назначении экспертизы. Здесь важно, что в рамках этой процедуры у нас есть возможность задать вопросы, которые в последующем будут поставлены перед экспертом. То есть, не только следователь келейно общается с экспертом, а еще и мы имеем право задавать вопросы. Экспертиза тогда получается более емкой. Можно сказать, ситуация несколько выправилась, по крайней мере, в части экспертизы.

«СП»: — От экспертизы вы чего ждете?

— Мы, естественно, ждем серьезных доказательств. Имеющиеся сегодня показания свидетелей — это вторично, а экспертиза — первична. Экспертиза должна многое определить. Например, место удара, угол удара, угол поворота машин, из которого будет ясно, кто выезжал, кто под каким углом ехал.

«СП»: — Говорят, в Mercedes’е был еще один пассажир. Это действительно был охранник?

— У нас какие-то искусственные трудности в этом деле. Смотрите: огромное количество денег затрачено на оборудование Москвы видеокамерами. Это сделала одна из лучших в мире фирм — концерн «Сименс». Он поставил сложнейшую, дорогостоящую аппаратуру — на камеры ушло 16 миллионов евро. Обслуживание этого хозяйства стоит 4 миллиона евро ежегодно, с системой работает огромный штат — около 500 человек.

И вот на этом фоне мы с вами рассуждаем, как будто живем при ПетреI: было, не было, третий пассажир или четвертый… Эта система видеонаблюдения используется во всем мире при расследовании уголовных дел. Поднимаются видеозаписи, и отслеживается криминальная машина, пути ее движения. Все это фиксируется, и приобщается к уголовному делу.

А у нас происходит гадание на кофейной гуще. Хотя просто надо посмотреть по камерам, кто находился внутри машины, кто был за рулем. Разрешение видеокамер позволяет сосчитать даже волосы на голове — насколько качественная и мощная стоит аппаратура.

Поэтому вопрос надо ставить кардинально. Если система видеонаблюдения не работает, нужно возбуждать уголовное дело в части ответственности соответствующих лиц за нецелевое расходование средств, злоупотребление служебным положением, и еще целому букету преступлений. Возможно, нужно подать отдельный иск к «Сименсу», который поставил нам нерабочую аппаратуру — во что я верю с трудом. Но если ничего этого нет, если система работает, и деньги расходуются как надо — тогда почему мы с вами гадаем? Двое или трое, кто за рулем?!

«СП»: — История с ДТП на Ленинском вызвала резонанс, деятели культуры написали Медведеву коллективное письмо с просьбой лично проконтролировать расследование аварии. Медведев поручил министру внутренних дел Рашиду Нургалиеву разобраться в этом деле. На ваш взгляд, есть шансы, что следствие докопается до истины?

— Шансы-то есть, конечно. И шансы хорошие. Вопрос только в желании и в искусственных трудностях с этими видеопленками. В конце концов, у меня имеется информация, что эта видеозапись есть, она действительно существует. И мы, наверное, добьемся, чтобы эту видеозапись обнародовали.

Что до письма Медведеву, вопрос не связан только с ДТП на Ленинском. Это ЧП — лишь иллюстрация неправовых методов расследования, авария всколыхнула то, что накопилось. На уровне президента надо решать не вопрос одной аварии, а связанные с ним системные проблемы. Подобного рода расследования должны быть качественными и эффективными. Все расследования, а не только одно дело, на которое президент обратил внимание министра МВД. Систему нужно менять: это и кадровые отставки, и изменения в законодательстве, регламентирующем деятельность следователей. Поэтому наша задача — на конкретном примере перейти от частного к общему, чтобы система сдвинулась в сторону правового разрешения споров.

«СП»: — Вы говорите, что по вашим данным видеозапись с ДТП существует. Она известна следователям?

— У следователей ее может и не быть. Есть несколько ведомств, которые отвечают за работу системы видеонаблюдения. Камеры принадлежат этим ведомствам — и у них есть эта пленка.

«СП»: — А почему эта запись до сих пор не фигурирует нигде?

— Вы же знаете, что значит спецсубъекту (вице-президент «Лукойла» по безопасности — спецсубъект: высокопоставленный сотрудник правоохранительных органов или спецслужб) задавать вопросы. Там система такая: мы вам задаем вопросы, а не наоборот. Поэтому — да, есть информация, что пленка у них имеется. А почему они ведут себя таким образом — догадайтесь сами.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня