Общество

«Реагирование на чрезвычайные ситуации не входит в концепцию «России 1»

Почему CNN и BBC освещали теракт в метро подробнее российского ТВ

  
58

Два взрыва в столичном метро, прогремевшие утром 29 марта, на несколько часов стали одной из главных мировых новостей. Терактам в Москве были посвящены спецвыпуски информационных телеканалов, сообщения о взрывах стояли на главных страницах большинства международных новостных сайтов. Наиболее полная картинка с места событий — а журналисты собрались и около станции «Лубянка», и рядом с вестибюлем «Парка культуры» — была у телеканала CNN, а из российских телеканалов — у Russia Today и «Россия 24». Достаточно оперативно освещали ситуацию и радийщики — информационные «Эхо Москвы» и «Русская служба новостей».

Что касается зрителей российских федеральных каналов — «Первого», «России 1», НТВ — то там сообщения о терактах в столицах появились внутри стандартной утренней сетки программ; утренние же эфиры у всех трех телеканалов развлекательные, рассчитанные на тех, кто утром не пошел на работу и остался дома. Поэтому для многих, кто включил телевизор в надежде узнать больше о трагедии в метро, оказалось шоком увидеть в эфире стандартные утренние передачи и рекламу без поправки на чрезвычайное происшествие.

Известный журналист и медиаменеджер Антон Носик в своем блоге пишет: «В 11:30 <…> Вот, что я увидел. По „Первому каналу“ выпуск 40-минутной потребительской передачи „Контрольная закупка“ прерван длиннющей рекламой Orbit, Нурофена и L’Oreal. По „России“ дают 20-минутный выпуск местных новостей, он целиком посвящён терактам в Москве. Сейчас там Ксения Корнеева из ОАО „Вымпелком“ оправдывается за перебои со связью у „Билайна“, до этого были прямой репортаж от „Склифа“ и с „Парка культуры“. Выпуск досрочно прервался рекламой диванов и кресел, жевательной резинки, липосакции, единой городской службы недвижимости, капусты в собственном соку, банка „Глобэкс“, концертов Хампердинка в „Крокусе“, творога от компании „Вамин“, поездок в Турцию, скидок на услуги стоматолога, фильтров для воды, гипермаркетов мебели „Вэйпарк“, книжной коллекции „МК“, риэлтерских услуг, ледового шоу Плющенко, скидок на пластические операции, снова диванов и кресел, анонсом сериала „Телохранитель-3“, затем так же досрочно начался новый русский сериал „Тайны следствия“. По ТВЦ в программе „События“ дотошно анализируют статью Александра Шохина о модернизации. По НТВ демонстрируется фильм „Сыщики“ с рекламными паузами. На „Рен-ТВ“ вместо заявленного в сетке ток-шоу „Час суда“ с Павлом Астаховым дают прямую трансляцию с „Парка культуры“. По „Пятому каналу“ идут „Бриллианты для диктатуры пролетариата“ (1975). По „Столице“ показывают документальный фильм „Подводные сокровища“. И, разумеется, без пауз и перерывов на рекламу прокладок передаёт новости о теракте канал „Россия-24“».

В московском бюро телеканала CNN отметили, что организация прямых эфиров, оперативное реагирование в режиме он-лайн — международный стандарт работы этого телеканала. Отметим, что эта телевизионная корпорация, организованная в 1980 году, стала пионером круглосуточного чисто информационного вещания. В медиа-аналитике уже закрепился термин «CNN-эффект»: он означает влияние прямого информационного вещания на развитие освещаемой чрезвычайной ситуации. Впервые этот эффект полностью сказался во время операции «Буря в пустыне» 1991 года, когда действиям американцев с помощью журналистов была обеспечена отменная пиар-поддержка.

«То, что CNN оказались первыми — это результат простой вещи: крупные западные агентства и информационные ресурсы работают по жесткому новостному стандарту, — комментирует работу телеканалов Григорий Нехорошев, собственный корреспондент BBC в Москве в 90-е годы. — Есть событие — надо как можно быстрее дать о нем информацию. А вот «административных» стандартов, которые имеются в российских телекомпаниях, у западных журналистов нет.

Именно административные затруднения стали причиной того, что российские федеральные телеканалы на несколько часов отстали от западных и даже от наших спутниковых каналов в освещении терактов в метро. Чтобы дать сюжеты в эфир и тем более перестроиться на экстренную сетку вещания (а это нужно было бы сделать, ведь событие произошло чрезвычайное!), руководству каналов нужно было получить множество согласований «наверху».

В последние лет 5, насколько я знаю, в штате российских телекомпаний есть особый человек, контролирующий политику и эфир — как правило, в этих должностях работают сотрудники спецслужб. Вот эти люди и занимаются согласованиями, а с нашей бюрократией подписей нужно собрать много, дело это небыстрое. Вот и получилось, что отстали на несколько часов в родном городе. И даже утренние сетки программ поначалу не изменили.

И еще один момент, может быть, самый печальный. На российском ТВ с каждым годом всё меньше профессионалов, умеющих работать с прямым эфиром, делать новостное покрытие по экстренным темам. Судя по тому, как показывает наше ТВ, большинство толковых новостников оттуда ушли — на радио, в зарубежные телекомпании или куда-то еще. Некоторые высокие профессионалы, правда, остались — но они слишком обросли связями и отношениями во власти, они работают уже в другом жанре. Например, в Чечне в 90-х годах работали два «звездных» телерепортера — Елена Масюк и Аркадий Мамонтов. Профи высочайшего класса. Но Масюк теперь ушла в преподавательскую работу, а Мамонтов остался, теперь он разоблачает в своих репортажах «шпионские камни». Не знаю точно, почему Аркадий так поступил — но могу догадываться: всем хочется, в общем, хорошо жить.

Можно сказать, что наше телевидение изрядно деградировало — даже по сравнению с 90-ми годами. Тогда — я работал на одном из федеральных каналов в ельцинские времена — подобные новости тоже надо было согласовывать, но это занимало минуты, а сейчас — часы. Разница понятна. Что касается разговоров о том, что «нельзя давать террористам трибуну» — это отголосок марксистко-ленинского понимания СМИ как «коллективного агитатора, пропагандиста и организатора». Опять же, подобные мысли звучали и в 90-е годы, например, по поводу освещения теракта в Буденновске — но тогда ограничить пытались всего лишь комментарии и заявления боевиков, а не само сообщение о происшествии".

В пресс-службе Всероссийской государственной телерадиовещательной корпорации (ВГТРК), в структуру которой входят телеканалы «Россия 1» (ранее просто «Россия», РТР) и «Россия 24», корреспонденту СП рассказали, что организация специального информационного вещания в случае чрезвычайных ситуаций не входит в концепцию «России 1»:

«Телеканал «Россия 1» реагировал в соответствии с его концепцией. Первый спецвыпуск новостей, в котором мы сообщили о теракте, пошел в эфир

в 8.30, в рамках программы «Доброе утро», а в виде бегущей строки новость появилась еще раньше. После этого во всех новостных передачах мы показывали новейшие данные. Выпусков новостей у нас в сетке очень много, так что фактически все они и стали экстренными.

Другое дело, что мы не стали менять саму новостную сетку и переключаться на непрерывное новостное вещание с повторами. Этим занимаются специализированные новостные каналы, в нашем случае — «Россия 24», они подключились сразу и выдавали постоянные повторы для тех, кто только что включил телевизор. У канала «Россия 1″ просто другая задача».

Отметим, что минута рекламы на федеральном телеканале, по данным одного из столичных рекламных агентств стоит не менее 5000 долларов. Соответственно, решение о прерывании рекламных роликов, что было бы уместно при теракте такого масштаба, обошлось бы каждому из телеканалов в сотни тысяч долларов.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня