Общество

«Скорая помощь» станет «Скорой немощью»

Государство последние 20 лет только и делает, что экономит на «скорой»

  
1895

В марте текущего года глава Минздравсоцразвития Татьяна Голикова сообщила на заседании коллегии министерства, что до 2020 года должна быть осуществлена поэтапная модернизация системы оказания скорой медицинской помощи.

Основная суть такой реформы — разделение этой службы на «скорую» и «неотложную». В результате врач «скорой» будет выезжать лишь на экстренные, или жизнеугрожающие, вызовы: сердечные приступы, роды, ножевые и огнестрельные ранения, травмы, полученные в ДТП, потери сознания, сильные кровотечения, и т. п. Более простыми проблемами со здоровьем, например, высокой температурой или скачками давления, станут заниматься «неотложки», пункты которой организуют при районных поликлиниках. По статистике министерства, до 25% вызовов «скорой» — именно такие случаи.

Второе новшество, которое предлагают в Минздравсоцразвития, это введение в штат «скорых» так называемых «парамедиков» — водителей с фельдшерским дипломом. Именно этот пункт реформы вызвал наибольшие протесты в медицинской среде — как человек, только что копавшийся в двигателе, может затем грязными руками проводить медицинские манипуляции?

Третья новация — устроить в больницах специальные приемные покои, врачи которых также работают в системе скорой помощи. Т.е. обслуживать больных там будет врач «скорой» широкого профиля, а не узкоспециализированный специалист.

Минздравсоцразвития надеется, что эти перемены сделают «Скорую помощь» более эффективной. Но главное — позволят сэкономить минимум 3−4 млрд рублей. Однако государство в последние 20 лет только и делает, что экономит на «скорой». Так, еще в 2005 году глава НИИ имени Склифософского Александр Егоров приводил такую статистику: если в 1985 году в России насчитывалось 102 больницы «Скорой помощи», в 1990 году — 112, то в 1999 году таких больниц уже было 59, а в 2005-м — всего 46.

В Санкт-петербургском НИИ имени Джанелидзе все те новшества в работе «Скорой», которые предлагает Минздравсоцразвития, применяют уже несколько лет. Профессор Ильдар Миннуллин, руководитель научно-методического отдела организации скорой помощи НИИ скорой помощи им. Джанелидзе, в интервью «Свободной прессе» рассказал о практических результатах такого эксперимента. Это же НИИ и разрабатывало реформу «скорой помощи», которую сейчас рассматривает Минздравсоцразвития.

— СП: Каковы результаты пилотной обкатки новшеств в области «скорой помощи», которая прошла под эгидой института?

— Естественно, прежде чем выходить с предложениями реформы на федеральный уровень, мы у себя апробировали ряд ключевых моментов. Наши предложения показали себя вполне эффективно, прежде всего в экономическом смысле. В частности, мы зафиксировали, что значительная часть больных — от трети до 40% - не нуждается в стационарном лечении и могут получать медпомощь в амбулаторном режиме. Выявить таких пациентов должны приемные отделения, функции которых в ходе реформы должны быть значительно расширены. То, что на этапе приемного отделения удалось отсечь не нуждающихся в госпитализации, дает значительный экономический эффект и улучшает режим работы специальных отделений, предназначенных для оказания экстренной медицинской помощи.

— СП: Подходит ли данная концепция реформы ко всем регионам России?

— Наша концепция предполагает разноуровневый подход к лечебным учреждением. Одно дело — крупные города со специализированными скоропомощными больницами — в Санкт-Петербурге, скажем, существует пять таких стационаров-«тысячников». И совсем другое дело — районные больницы в провинции. Конечно, эти различия учитываются в проекте реформы.

Сейчас назначены четыре пилотных региона, где будет обкатываться концепция реформы СМП. Это Санкт-Петербург, Ростовская область, Татарстан и Чувашия. В конце 2011 года будут подведены итоги эксперимента, и по результатам обсуждения Минздравсоцразвития примет решение о распространении этой реформы на всю страну.

— СП: Каковы основные цели реформы скорой помощи?

— Основных целей две: рациональный расход имеющихся ресурсов и повышение качества медицинского обслуживания населения. Исходя из тех ресурсов, которые у нас имеются, мы вырабатываем пути оптимального их расходования. Мы не экономим на здоровье — если бы это было так, речь бы шла о том, чтобы высвободить какие-то средства из медицинской сферы и использовать в других целях. Нет — цель реформы наиболее рационально распределить имеющееся.

— СП: Не может ли в результате реформы создаться ситуация, когда людям будут отказывать в госпитализации по причине исчерпанности «квот» на госпитализацию?

— Но ведь сейчас мы сталкиваемся с обратной практикой: поскольку лечебные учреждения финансируются по факту вылеченных пациентов, то есть количества госпитализированных, то есть тенденция необоснованного увеличения числа госпитализированных. Так устроена система ОМС, и наша задача устранить эту несообразность.

— СП: Как отразится реформа СМП на сотрудниках этой службы?

Прежде всего, радикальной реформе подвергнутся приемные отделения больниц. Требования к этим кадрам резко возрастут, нужна будет особая подготовка и отбор: ведь теперь от этих специалистов будет зависеть решение вопроса о госпитализации.

Далее, о совмещении должности фельдшера и водителя «скорой помощи»: это перспективное решение, направленное на рациональное использование ресурсов. В перспективе такое совмещение должно повысить привлекательность профессии фельдшера «скорой». К сожалению, сейчас престиж среднего медработника невысок; мы же предлагаем дать фельдшерам навыки спасателя, расширить поле их деятельности. Мы считаем, что это увеличит привлекательность профессии. Ну, и оплата труда, конечно, будет другая!

— СП: Но ведь бывают ситуации — например, при выносе из квартиры тяжелого пациента — что вдвоем врач и фельдшер не справляются, необходим третий!

— Действительно, здесь есть ряд проблем. Кроме названной, встанет еще и проблема ненормированности рабочего дня. Встанет проблема обслуживания автомобиля: фельдшеру-водителю, конечно, следует ездить на машине, а не лежать под ней. К счастью, новая техника, собираемая в России — в частности, FIAT Ducato — это позволяет. Нужно организовать сервисное обслуживание, тогда функция техобслуживания с фельдшеров снимется. Организационно надо продумать решение о совмещении станций «скорой помощи» и автобаз: сегодня эти организации не имеют общего руководства, а оно во многих случаях необходимо.


У предлагаемой концепции реформирования «скорой помощи» есть и множество противников — в основном медики (в противовес чиновникам). Например, Ассоциация руководителей «скорой медицинской помощи» представила альтернативный план реформы. В частности, Ассоциация напоминает, что «сейчас скорая медицинская помощь в России является единственной квалифицированной качественной медицинской помощью, доступной всем слоям населения бесплатно. По ВОЗ (Всемирной организацией здравоохранения) — признана лучшей системой оказания помощи в мире.(На основе советской системы организации СМП создана система СМП в Великобритании, сейчас в США разрабатывается система оказания СМП с доставкой врача к пациенту, а не парамедика, так как бездумная госпитализация экономически не выгодна).

Президент Лиги защиты прав пациентов Александр Саверский в интервью «Свободной прессе» рассказал о своем видении реформы «скорой помощи».

«СП»: — На ваш взгляд, «скорая помощь» как служба нуждается в реформе?

— У «скорой» есть проблемы внешние и внутренние. Если говорить о внешних, то, в первую очередь, это скорость доставки пациентов. Этот показатель по-прежнему в среднем около 17 минут. И есть основания не очень доверять этим данным, потому что статистика ведется небрежно. Второе — участились жалобы из отдаленных населенных пунктов, отказы вообще выезжать куда-то в село и так далее.

Третья проблема — «скорая помощь» построена по территориальному принципу. Она привязана к муниципальным округам, и выше — к субъектам федерации. Я сталкивался, например, с ситуацией, когда человеку на границе двух регионов стало плохо, до ближайшей больницы в другом регионе было 10 километров, а повезли его за 40 километров вглубь той области, на территории которого он находился.

«СП»: — А внутренние проблемы, о чем идет речь?

— Во-первых, 37% необоснованных вызовов. Второе — очень плохое состояние машин, они быстро приходят в негодность, особенно в северных регионах, по бездорожью — в первую очередь отечественные автомобили. И некомплектность бригад, нехватка специализированных бригад.

«СП»: — С чего надо начинать реформу?

— Нужна федерализация службы скорой помощи, с единым телефонным номером. Сейчас, я был даже удивлен — выехал в Подмосковье, а 03 только для Москвы работает, чтобы дозвониться до местных медиков, надо набирать какой-то замысловатый номер.

Что касается инициатив Минздрава — я их сравниваю с желанием построить «скорую помощь» на Луне, это равноценные вещи. Уму непостижимо, как можно пытаться реформировать «скорую помощь», выслушав одно федеральное учреждение. Там совершенно другие цифры финансирования — это все равно, что мы по уровню НИИ Склифосовского судили о состоянии «скорой помощи» по всей стране. У них вертолетные площадки, оборудование, лучшие специалисты. Министру надо ездить не в тот Питерский НИИ, который сейчас продвигает этот вариант реформы, а побывать в обычном приемном покое в глубинке.

«СП»: — У них там в Санкт-Петербурге все по высшему классу?

— Может, и там недотягивает до американского уровня, но уровень того же «Склифа» по сравнению с приемными отделениями других больниц — небо и земля. Я периодически попадаю со своими пациентами в приемные отделения — мне просто непонятно, как в этих помещениях создать американскую модель скорой помощи. Там стены, узкие коридоры — это не позволит создать нормальную логистику перемещения пациентов, персонала, оборудования.

«СП»: — Приемные отделения по сути надо строить с нуля?

— Поэтому я и говорю — на Луне строить. А тут это построить нельзя.

«СП»: — То есть это полное отрицание накопленного опыта и материально-технической базы?

— Это полное отрицание здравого смысла. Фокус же в том, что они хотят сделать отделения «Скорой помощи» таким распределителем — чтобы пациент какое-то время лежал на аппаратах искусственной вентиляции, на необходимом оборудовании. Не сидел бы в коридоре, как сейчас, а лежал в отдельном боксе, и ему там ставили диагноз и потом отправляли в другое специализированное отделение. Вопрос — где будет это помещение, рассчитанное на большой поток людей? Где врачи, которые будут ставить диагнозы, где персонал, который будет заниматься поддержкой оборудования, и сколько все это будет стоить?

«СП»: — Основное, что бросается в глаза всем неспециалистам — это сокращение бригады скорой помощи до одного фельдшера, который одновременно еще и врач, и водитель.

— Это просто смешно. Извините, а кто пациента будет нести? Один фельдшер? Какая-то странная логика, прямо скажем неземная.

«СП»: — А в Америке, с которой якобы копируется эта система, сколько людей в бригаде скорой помощи?

— Там бригада минимум из трех человек, не меньше двух точно.

«СП»: — Разработчики говорят, что таким образом эффективнее будут расходоваться средства на медицину.

— Сэкономить у них точно не получится. На мой взгляд, достаточно нормально людям платить, обеспечить их нормальным оборудованием. Наша российская практика — это не американские парамедики, которые не имеют высшего медобразования, и не являются врачами. Наши врачи на «скорой помощи» ставят диагнозы очень даже неплохо. Я сужу по своим пациентам, по своей семье, сам наблюдал это неоднократно. Иногда даже лучше, чем профессора в НИИ. Поэтому выбрасывать их из «скорой помощи» — это преступление. Делать из «скорой помощи» просто перевозчика-распределителя — это глупо.

У нас огромная часть диагнозов не требует госпитализации. И скорая приезжает и как-то с этим справляется. И если мы всех будем свозить — нагрузка возрастет, это простая математика.

«СП»: — А зачем всех везти в больницу?

— А фельдшер не имеет права ставить диагноз, он просто не имеет достаточного образования для этого, чтобы диагностировать сложные вещи. И что мы тогда решим?

«СП»: — Получается без вариантов.

— Так это дороже по определению, многократно дороже. Вместо того, чтобы просто наладить эффективную работу, что вполне возможно. Так, кстати, будет дешевле, чем планируемый вариант. Аргументы вроде «фельдшеров научат водить машину» — с мигалкой, по сложному движению, с инфарктным больным за спиной или рожающей женщиной орущей — смешные, но мне, увы, не смешно.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Политик, общественный деятель

Сергей Жаворонков

Старший научный сотрудник Института экономической политики

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
ЧМ по Футболу 2018
Группа A
Страна Очки
РоссияРоссия 6
УругвайУругвай 6
ЕгипетЕгипет 0
Саудовская АравияСауд. Аравия 0
Группа B
Страна Очки
ИспанияИспания 4
ПортугалияПортугалия 4
ИранИран 3
МароккоМарокко 0
Группа C
Страна Очки
ФранцияФранция 6
ДанияДания 4
АвстралияАвстралия 1
ПеруПеру 0
Группа D
Страна Очки
ХорватияХорватия 6
НигерияНигерия 3
ИсландияИсландия 1
АргентинаАргентина 1
Группа E
Страна Очки
БразилияБразилия 4
ШвейцарияШвейцария 4
СербияСербия 3
Коста-РикаКоста-Рика 0
Группа F
Страна Очки
МексикаМексика 6
ШвецияШвеция 3
ГерманияГермания 0
Южная КореяЮжная Корея 0
Группа G
Страна Очки
БельгияБельгия 6
АнглияАнглия 3
ПанамаПанама 0
ТунисТунис 0
Группа H
Страна Очки
ЯпонияЯпония 3
СенегалСенегал 3
ПольшаПольша 0
КолумбияКолумбия 0
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня