18+
суббота, 10 декабря
Общество

Константин Сивков: Медведев слегка переиграл Обаму по очкам

Опубликованные параметры проекта договора СНВ-3 не устраивают ни США, ни Россию, однако они лучше предложенных ранее американской стороной

  
28

6 апреля глава внешнеполитического ведомства РФ Сергей Лавров сделал заявление для прессы о параметрах согласованного с США проекта договора по СНВ-3, который 8 апреля планируют подписать президенты России и США. Предлагается обеим сторонам сократить количество боеголовок до 1550 единиц. В текст включено юридически обязывающее условие по проблеме ПРО. В поле действия новой договоренности окажутся все существующие — как используемые, так и снятые с вооружения — стратегические системы США. Насколько все это устраивает Россию с точки зрения национальной безопасности. Об этом корреспонденты «СП» побеседовали с экспертом по российско-американским отношениям в области вооружений, первым вице-президентом Академии геополитических проблем, доктором военных наук Константином Сивковым.

«СП»: — Академия геополитических проблем резко выступала против готовящегося договора в том виде, каким его предлагали США. Теперь вы удовлетворены?

— Не вполне, но опубликованные данные свидетельствуют, что российская дипломатия сделала в этом вопросе несомненный, хотя и маленький успех. Главное — уровень наших стратегических ядерных сил будет таким, что американская система ПРО полностью перемолоть наши баллистические ракеты не сможет. А значит, наш ответный удар окажется неприемлемым для США, и опасность ядерной атаки на Россию пока уходит на дальний план. Важно и то, что оговорен срок действия договора — 7 лет. То есть в течение этого времени мы будем сокращаться. Но за семь лет многое может измениться в мире. Кризис только набирает силу. Ещё неизвестно, устоят ли США. И не развяжут ли они третью мировую войну, когда все договоры полетят. Так что такой текст можно подписывать. Но в целом озвученные параметры полностью не устраивают ни Россию, ни США.

«СП»: — Почему?

— Начну с прояснения, на каком уровне находятся ядерные потенциалы наших стран. Договор о сокращении наступательных вооружений (СНВ I), подписанный в 1991 году, снизил количество боеголовок с 10−11 до 5−6 тысяч. В 1993 году был подписан договор СНВ II, который так и не вступил в силу. Согласно этому договору количество ядерных арсеналов должно было составить 3,5 тыс. боеголовок. В 2002 году США вышли из договора 1972 года по ПРО, в ответ Россия отказалась от СНВ II. Тем не менее, сокращения происходили, и на сегодняшний день у США имеется около 4000 единиц, у России — чуть более 3000. США предлагали в новом договоре указать параметры сокращения боеголовок аж в три раза, при этом не увязывать с ПРО.

У нас осталось бы около 1000 единиц, которые американская противоракетная система способна уничтожить на траектории полёта. Вот почему мы были категорически против такого договора. А американцам такие параметры были более интересны, чем нынешние. Ведь сократить ядерный потенциал им не только стратегически (решительное превосходство над нами), но и экономически крайне выгодно. А дополнительных угроз от этого они ничуть не получают.

«СП»: — А Китай — не угроза?

— Американская ПРО легко блокирует китайскую ядерную составляющую. К тому же к американским 1330 боеголовкам нужно прибавить английские, французские и даже израильские.

«СП»: — А они не учтены в нынешнем проекте договора?

— К сожалению, нет. И это одна из причин, почему он не устраивает Россию. В этом отношении дипломатии нужно продолжать работать и добиться, чтобы Англия, Франция, Израиль тоже сократили свои ядерные арсеналы.

«СП»: — Какие ещё опасности вы видите?

— Поскольку американцы активно разворачивают ПРО в космическом эшелоне, а также в третьем позиционном районе в Европе, мы можем оказаться в таком положении, когда потенциал ПРО превзойдет возможности оставшихся у нас 1550 боеголовок для нанесения ответного удара возмездия. То есть все они будут уничтожены на траектории движения к цели. Это в целом опасно для всего мира, поскольку неизмеримо снизится порог сдерживания агрессии. В новом договоре будет оговорена проблема ПРО. Но наша реакция должна быть всегда адекватной: на сколько единиц американцы увеличивают систему ПРО, настолько боеголовок Россия разворачивает сверх договорного порога.

И еще один минус договора. В нем нет увязки со стратегическими неядерными средствами. А ведь у американцев — мощная и интенсивно развивающаяся группировка крылатых ракет дальнего действия. Сегодня на них не устанавливаются ядерные боезаряды, но в любой момент это можно «исправить», а ведь дальность у них приближается к возможностям баллистических ракет — до 6−7 тысяч километров.

«СП»: — Имеет ли Россия ответ на эти американские «хитрости»?

— Потенциально — да. Мы можем развивать свою составляющую неядерных стратегических сил. Создавать боеголовки с разделяющими частями и т. д. Но для этого должны быть соблюдены как минимум два условия. Чтобы промышленность могла полноценно работать на государство и на безопасность граждан, необходимо реприватизировать ТЭК и ВПК, которые были разграблены в 90-е годы прошлого столетия. Чтобы армейская реформа шла во благо обороноспособности страны, нужно во главе Вооруженных сил поставить грамотных профессионалов, а не бизнесменов-рыночников.

Из досье «СП»:

В состав ядерных стратегических сил США в настоящее время входят 500 межконтинентальных баллистических ракет (МБР) Minuteman III, 50 МБР MX наземного базирования, 18 атомных подводных лодок (ПЛАРБ) типа «Ohio», вооруженных баллистическими ракетами (БРПЛ) Trident I (7 ПЛАРБ) и Trident II (11 ПЛАРБ), а также стратегические бомбардировщики двух типов (94 — B-52H и 21 — B-2).

В составе российских Ракетных войск стратегического назначения находится 430 ракетных комплексов, способных нести 1605 ядерных боезарядов. В настоящее время на вооружении РВСН находятся 75 тяжёлых ракет Р-36МУТТХ и Р-36М2 (SS-18, Satanа), 100 ракет УР-100НУТТХ (SS-19), 201 подвижный грунтовый комплекс «Тополь» (SS-25), 48 комплексов «Тополь-М» шахтного базирования (SS-27) и шесть мобильных комплексов «Тополь-М» (SS-27). В боевом составе Военно-морского флота находится 14 стратегических ракетоносцев. Баллистические ракеты, которыми оснащены ракетоносцы, способны нести 606 ядерных боезарядов. В состав стратегической авиации входит 78 тяжёлых бомбардировщиков, которые способны нести до 872 крылатых ракет большой дальности.

Количество ядерных боеголовок в мире:

— США — около 4000,

— Россия — более 3000,

— Китай — 400,

— Франция — 350,

— Великобритания — 200,

— Израиль — 200,

— Индия — 100,

— Пакистан — 100,

— КНДР — 12.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня