Общество

Мечта Путина о военной полиции потерпела фиаско

Ещё одна реформа в Российской армии провалилась, унеся с собою уйму средств

  
85

7 апреля в СМИ распространено заявление заместителя министра обороны РФ Николая Панкова о прекращении работы по созданию военной полиции: «Отменены директивные документы о создании в Российской армии военной полиции, приказы о формировании этих структур в военных округах и на флотах утратили силу».

Напомним, в ноябре 2009 года министерство обороны проанонсировало в качестве важнейшей составляющей армейских реформ создание к 1 декабря 2010 года военной полиции, которая должна следить за порядком и соблюдением законов в армии и на флоте, заниматься патрулированием в гарнизонах и городах, охраной военных объектов и грузов, а также ведать военными комендатурами и гауптвахтами. 1 декабря 2009 года в главном управлении боевой подготовки и службы войск минобороны РФ был даже создан отдел для определения обязанностей военной полиции, подготовки необходимых документов и оргмероприятий.

Идея создания российской военной полиции принадлежит Владимиру Путину. Родилась она в 2006 году — сразу после трагедии в Челябинском танковом училище, когда военнослужащему Андрею Сычеву пришлось ампутировать нижнюю половину тела в результате издевательств со стороны сослуживцев. Тогдашний президент России Владимир Путин на пресс-конференции в Кремле заявил, что «контроль за соблюдением законности в ВС РФ может быть возложен на военную полицию, как одна из мер по борьбе с дедовщиной». Однако эти планы, похоже, реализованы не будут. Почему? На эту тему мы побеседовали с руководителем Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа полковником Анатолием Цыганком.

«СП»: — Как вы оцениваете очередное отступление минобороны от собственных планов?

— Печальный, но закономерный факт. Он еще раз свидетельствует о непродуманности реформ, шарахании из стороны в сторону, бессмысленном расходовании средств, которые нужны на перевооружение армии, социальные программы.

«СП»: — В ноябре прошлого года вы активно выступили против создания института военной полиции. А теперь недовольны отказом от этой затеи?

— Я недоволен тем, что в этот проект вбухали немалые средства. А теперь вдруг «прозрели», что он несвоевременен. Не только, скажем, наш Центр военного прогнозирования, но и Главная военная прокуратура была категорически против этого нововведения. Тем более, что провозглашаемые задачи военной полиции вполне в состоянии выполнять военные комендатуры. Нужно налаживать в них организацию службы, а не искать панацею от всех армейских болезней в создании новых структур.

К тому же я лично выступал не против военной полиции как таковой, а против распыления средств, выделенных на армейскую реформу: то призывников меняют на контрактников, а потом от этого отказываются, то Юдашкина привлекают к моделированию формы, а потом кидают, теперь вот конфуз с военной полицией. Уж лучше бы потратили эти средства на вооружение армии. Военно-промышленный комплекс России экспортирует 90 процентов продукции. Самолеты — в Китай и Индию, вертолеты — в Латинскую Америку и страны Ближнего Востока. Автоматы — в Венесуэлу. А Российская армия перебивается устаревшим оружием. Зато вбухивает деньги в непродуманные проекты.

«СП»: — Но ведь порядок в армии нужно наводить?

— Конечно, порядка в наших Вооруженных силах с каждым годом все меньше. Но дисциплину нужно поднимать не введением дополнительных органов военного контроля и репрессирования, а настоящей уставной организацией службы. Приведу лишь один факт. В 1992—1993 годах в нашей армии закрыли все гауптвахты. После этого почти сразу стало понятно, что без гауптвахт не обойтись даже в самой демократичной армии. Но у нас до сих пор военнослужащих, нарушивших порядок или закон, отправляют на отсидку в подвалы, в специальные ямы, в складские помещения. У Сердюкова нет денежных средств даже на строительство квартир для офицеров, о гауптвахтах не может быть и речи. О каком наведении порядка можно говорить?

«СП»: — Какие структуры в данный момент поддерживают порядок в войсках?

— В настоящее время порядок в войсках контролируется силами комендатур, комендантских патрулей, комендантских взводов и полков, внутренних нарядов; действуют структуры военной автоинспекции. Это гигантские силы. Например, в Москве 10 округов. Каждый округ патрулирует свой комендантский полк. И этого мало? А ведь для наведения правового порядка в армии существуют еще и военные прокуроры, особые отделы. Нужно весь этот организационный и кадровый массив заставить эффективно работать. Но для этого должно эффективно работать и само министерство обороны, а не тратить деньги на прожекты.

«СП»: — Вы считаете, что попытка создания военной полиции была заранее обречена на провал?

— Конечно. Руководство минобороны в ответ на критику о разгуле преступности в армии просто-напросто создавало видимость кипучей деятельности. Наводить порядок трудно, а что-нибудь дополнительное сформировать за счет бюджетных средств — это полегче.

Провальность проекта заключалась в самой его организационной основе. Предполагалось подчинить военную полицию министерству обороны в лице первого заместителя министра. То есть самая оперативная структура военного контроля и репрессирования оказалась бы в руках самих военачальников. Это коррупционно-криминальная вещь. Любой министр обороны, командующий войсками, или командир отдельной части сможет под любым предлогом арестовать и прекратить контракт с любым неугодным военнослужащим. А то и еще чего похуже. Уж если и вводить такой институт, то обязательно замкнуть его на выведенный из-под влияния минобороны орган, например, на министерство юстиции. Тогда только можно ожидать определенной пользы от военной полиции.

Из досье «СП»:

Военная полиция сегодня действует более чем в 40 армиях мира. В большинстве случаев она выведена из армейского подчинения.

В США, к примеру, корпус военной полиции насчитывает 30 тысяч человек и подчиняется минюсту.

Функции военной полиции во Франции выполняет Национальная жандармерия, насчитывающая около 94 тысяч человек.

В Италии функции военной полиции выполняет Корпус карабинеров, входящий в состав вооружённых сил Италии. По чисто военным вопросам они подчиняются министерству обороны Италии, по вопросам правового порядка — министерству внутренних дел Италии.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня