18+
четверг, 8 декабря
Общество

ПВО России: Стрелять, так стрелять

Войска противовоздушной обороны отмечают профессиональный праздник

  
1171

День войск ПВО, как государственный праздник, был учрежден указом президиума Верховного Совета СССР от 20 февраля 1975 года. Поначалу он отмечался 11 апреля. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 октября 1980 года День войск ПВО был перенесен на второе апрельское воскресенье.

История противоздушной обороны как особого вида вооруженной поддержки в защите государства насчитывает уже несколько десятилетий. В декабре 1914 года для борьбы с немецкими и австрийскими аэропланами появились первые подразделения ПВО, оборудованные пулеметами и легкими пушками. Главным историческим экзаменом для советской ПВО стала Великая Отечественная война. Достаточно упомянуть воздушные битвы над Москвой, Ленинградом, на Курской дуге, где немецкая авиация понесла большие потери. За войну наша ПВО сбила более 20 000 самолетов, уничтожили свыше 1 000 танков, более 1 500 орудий и много прочей боевой техники противника.

О нынешнем состоянии ПВО страны мы побеседовали с руководителем Центра военного прогнозирования, членом-корреспондентом Академии военных наук полковником Анатолием Цыганком.

— Два года назад с трибуны военно-научной конференции по проблемам строительства войск ПВО тогдашний начальник войсковой противовоздушной обороны Вооруженных сил РФ генерал-полковник Николай Фролов заявил, что российские средства ПВО не способны противостоять воздушному нападению и фактически абсолютно разрушены. «Соотношение боевых потенциалов средств воздушного нападения потенциального противника и войск ПВО России практически на всех стратегических направлениях сложилось не в пользу последних, стоящие на вооружении ПВО комплексы, даже после модернизации не смогут бороться с воздушным противником уже в ближайшие годы».

«СП»: — Что-либо изменилось после этого?

— Конечно, Фролов был быстренько снят с должности, а положение дел в важнейшей сфере обороны страны практически осталось таким, каким его описал генерал-полковник. Схожие оценки неоднократно высказывал и главнокомандующий ВВС генерал-полковник Александр Зелин. Так, на общем собрании Академии военных наук он назвал нынешнее состояние воздушно-космической обороны (ВКО) России — ни больше, ни меньше — критическим. По мнению генерала Зелина, именно угрозы из воздушно-космического пространства являются наиболее значимыми в общей системе военной безопасности Российской Федерации.

Анализ развития средств воздушно-космического нападения за рубежом показывает, что уже в период до 2020 года на вооружение крупнейших иностранных государств поступят принципиально новые средства и системы: гиперзвуковые и воздушно-космические летательные аппараты, разведывательно-ударные беспилотные аппараты, оружие на новых физических принципах. Произойдет интеграция средств разведки, связи, навигации и управления в единую информационно-разведывательную управляющую систему. В этих условиях потенциальный противник получит возможность наносить скоординированные во времени и пространстве высокоточные удары практически по всем целям на территории России.

«СП»: — Неужели ничего не предпринимается в связи с такими прогнозами?

— Кое-какие наметки есть. 1 июля 2009 года Минобороны объявило о создании Объединенного стратегического командования Воздушно-космической обороны страны (ОСКВКО). Ранее — войска Командования специального назначения (КСН), а до 1 сентября 2002 года — просто Московский округ ПВО. Новая система призвана объединить войска ПВО, ПРО и истребительную авиацию, элементы космической разведки и целеуказания. Около 50 тысяч человек, из которых 2 тысячи круглосуточно несут боевое дежурство (два экипажа истребительной авиации, два дивизиона зенитно-ракетных комплексов С-400, четыре зенитно-ракетных полка, 12 радиолокационных комплексов) позволяют уже сегодня выполнять некоторые задачи воздушно-космической обороны.

«СП»: — Могли бы вы их назвать?

— Стоящие на вооружении самолеты Миг-25, Миг-29, Су-24, Су-25, Су-27. Зенитно-ракетные системы С-300 и заменяющие их С-400 способны поражать самолеты тактической и стратегической авиации, крылатые ракеты типа «Томагавк», самолеты радиолокационного дозора и наведения типа «Авакс» на расстоянии 300−400 километров в пределах высот от 50 метров до 56 километров.

«СП»: — В последнее время нередко из уст главкома ВВС звучит название комплекса С-500. Вам что-либо о нём известно?

— Никаких данных о таком комплексе нет. Это, видимо, мечта Зелина. Можно сделать теоретическую интерполяцию. С-400 — это дальнейшее развитие идеологии С-300, то есть — более совершенное радиоэлектронное оборудование плюс более мощная ракета. Совершенствуя С-400 до некой модификации С-500, можно получить дальнейшее улучшение характеристик. Только есть ли смысл? Ведь С-400 в большей степени противоракетный комплекс, чем противосамолетный.

Дальнейшее увеличение дальности и высоты полета (то есть энергетики ракеты), конечно, повысит противоракетные возможности С-500, но поставит крест на многофункциональности, ведь по самолетам многотонной ракетой стрелять нецелесообразно. К тому же, что говорить о С-500, когда практически в войсках нет еще С-400. Двух дивизионов зенитно-ракетных комплексов этого поколения явно недостаточно для организации воздушно-космической обороны даже только в районе Москвы, ограниченном Садовым кольцом.

«СП»: — Почему, на ваш взгляд, так мало поступает в ПВО систем С-400?

— К сожалению, причины глубокие, они — в самой промышленности, в экономической организации страны. Они «не тянут». Не очень быстро получается и с истребителем пятого поколения. У нас есть прекрасный истребитель четвертого поколения Су-35, который успешно конкурирует с американским истребителем пятого поколения F-35. Но промышленность не тянет его серийный выпуск. Планировалось начать поставки Су-35 в 2008 году. Потом назывались сроки начала серийных поставок российским и зарубежным заказчикам — 2011 год. Но совсем недавно Министерство обороны РФ приняло решение закупить для Военно-воздушных сил 48 многоцелевых истребителей Су-35. Сроки уже другие — до 2015 года. Убежден, нужно что-то очень серьезно менять в экономике и конкретно в промышленности, чтобы они обрели способность серийно выпускать такую технологически насыщенную технику.

«СП»: — Может быть, нынешние руководители страны недооценивают роль ПВО в современной обороне страны?

— Сейчас они часто вспоминают опыт войны в связи с 65-летием Победы. А он показывает: надежная система ПВО является одним из главных показателей боеспособности любого государства. Недооценка этого в 1939—1940 годах привела к господству немецкой авиации в воздухе и большим потерям Красной армии в начале Великой Отечественной войны. В письме президенту Рузвельту, написанном в дни Сталинградского сражения в 1942 году, Сталин отметил: «Практика войны показала, что самые храбрые войска становятся беспомощными, если они не защищены от ударов с воздуха».

В результате принятых мер средства ПВО войск Красной армии к концу войны уничтожили 20 тысяч самолетов, свыше 1000 танков, самоходных орудий и бронетранспортеров, десятки тысяч солдат и офицеров противника. Как один из итогов войны выдающийся полководец маршал Жуков отмечал: «Тяжкое горе ожидает ту страну, которая окажется неспособной отразить удар противника с воздуха». Интересно высказывание и председателя Федерального управления системы ПВО ФРГ: «Конечно, с помощью ПВО войну не выиграешь, но без ПВО ее наверняка проиграешь». Это подтверждает и послевоенный опыт.

Например, значительные потери американской авиации во Вьетнаме от местной ПВО (не менее 1294 летательных аппарата за период с августа 1964 по февраль 1973 года) привели к бесславному для США завершению этой войны и появлению долголетнего «вьетнамского синдрома». И наоборот, неспособность систем ПВО Ирака и Югославии противостоять современным самолетам явилась одной из главных причин их поражения в локальных войнах 1991, 1993 и 1999 годах соответственно.

«СП»: — Есть ли у нас возможности выправить ситуацию?

— Безусловно, еще есть время выправить ситуацию, достичь уровня минимально необходимой обороны на воздушно-космическом направлении. И тем самым предостеречь всех, кто испытывает соблазн попробовать наши воздушно-космические рубежи на «зуб». Только время это не беспредельно, оно драматически сокращается. Все зависит от государственных решений. А войска ПВО своим самоотверженным ратным трудом даже при том уровне обеспеченности современной техникой достойно несут службу и охраняют небо над страной. Низкий им поклон за это.

Из досье «СП»:

Сегодня на вооружении ПВО стоят зенитные ракетные комплексы (ЗРК) и системы (ЗРС) различной дальности действия (типа С-75, С-125, С-200 и С-300), неоднократно доказавшие свою боевую эффективность.

ЗРК С-75 «Волга» средней дальности — первый ЗРК бывшего СССР. Среди его первых побед — поражение тайваньского самолета-разведчика RB-57D в районе Пекина (7.10.1959 г.), американских самолетов-разведчиков U-2 «Локхид» под Свердловском (1.05.1961 г.), в Китае (сентябрь 1962 г.) и над Кубой (27.10.1962 г.). Многие из около 500 поставленных ЗРК в армии 27 зарубежных стран активно использовались в боевых действиях на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии и зоне Персидского залива, а также на Балканах. Кроме впечатляющих результатов во Вьетнаме, этим ЗРК были сбиты несколько самолетов в индо-пакистанских конфликтах, разведывательный RB-57 °F США над Черным морем (декабрь 1965 г.) и более 25 самолетов в ходе арабо-израильских войн. Он применялся в боевых действиях в Ливии (1986 г.), Анголы против ЮАР, в Ираке, для борьбы с самолетами-разведчиками SR-71 над КНДР и Кубой.

ЗРК С-125 «Печора» малой дальности был создан для борьбы с низколетящими воздушными целями. Высокую эксплуатационную надежность и эффективность продемонстрировали около 530 ЗРК, поставленных в 35 зарубежных стран и применявшихся в ряде вооруженных конфликтов и локальных войн. Боевое крещение ЗРК С-125 прошел в 1970 г. на Синайском полуострове, где в противовоздушных боях этим комплексом было сбито восемь и повреждено три самолета Израиля. Зенитные ракетные комплексы С-125 использовались Ираком в войне с Ираном (1980−1988 гг.) и в 1991 г. для отражения ударов авиации многонациональных сил, Сирией — в боях с израильтянами в ходе ливанского кризиса 1982 г., Ливией — для обстрела самолетов США в заливе Сидра (1986 г.), Югославией — против авиации НАТО в 1999 г. (по югославским данным именно им был сбит самолет-невидимка F-117А, а второй поврежден).

ЗРС С-200 «Вега» дальнего действия предназначена для поражения авиации на дальностях и высотах более 100 км и до 40 км соответственно. Она поставлялась в страны восточной Европы, КНДР, Ливию, Сирию, Иран. После уничтожения израильского самолета Е-2С «Хокай» на дальности 180 км (Сирия, 1982 г.) американский авианосный флот отошел от берегов Ливана. В апреле 1986 г. ливийскими системами С-200 были сбиты три палубных штурмовика А-6 и А-7 из состава 6-го американского флота. Несмотря на опровержение США, факт их поражения подтвержден данными объективного контроля и расчетами советских специалистов.

ЗРС С-300 средней дальности и дальнего действия, в зависимости от модификации, предназначена для борьбы с различными типами пилотируемых и беспилотных СВН, в т. ч. и крылатыми ракетами. Длительное время С-300 несет боевое дежурство и прикрывает Москву, московский промышленный и другие важные районы России. Новейшая ее модификация С-300ПМУ2 «Фаворит», неоднократно демонстрировавшаяся на многих выставках современных вооружений, высоко оценена за рубежом и закуплена Китаем, Вьетнамом и другими странами.

ЗРС С-400 «Триумф» дальнего действия — дальнейшее развитие ЗРС С-300. Она способна поражать все типы пилотируемых и беспилотных воздушных целей на дальности до 400 км, а также баллистические ракеты с дальностью пуска до 3500 км, гиперзвуковые и другие современные и перспективные средства воздушного нападения. Система С-400, по результатам испытаний конца 2006 г., определена базовой ЗРС для всех видов ВС РФ и поступит на вооружение российской армии. Во взаимодействии с космическими войсками эту ЗРС, также как и С-300ПМУ2, планируется использовать для борьбы с баллистическими целями и ведения нестратегической ПРО в интересах страны и ее вооруженных сил.

Зенитный ракетно-пушечный комплекс (ЗРПК) «Панцирь-С1» малой дальности предназначен для обороны малоразмерных объектов военно-государственного значения в любой погодно-климатической и радиоэлектронной обстановке днем и ночью. Его боевые возможности обеспечивают эффективную борьбу с любыми типами самолетов, вертолетов, в том числе КР и авиационным бортовым высокоточным оружием. В настоящее время ЗРПК прошел государственные испытания и на его поставку заключены контракты с ОАЭ и Сирией.

На вооружении ПВО Сухопутных войск стоят, в основном, самоходные ЗРК «Оса-АКМ», «Стрела-10» и «Бук», ЗРС С-300 В и «Тор», ЗПРК «Тунгуска» а также переносные ЗРК типа «Игла» и их модификации. Ряд этих средств поставлены на вооружении многих зарубежных стран и доказали свою эффективность в боевых действиях.

На международных выставках современных вооружений отечественные ЗРС и ЗРК войсковой ПВО неоднократно демонстрировали свои высокие характеристики и уверенно конкурируют с зарубежными средствами, а такие как ЗРС «Тор-М1» и ЗРК «Бук-М1» не имеют мировых аналогов. Дальнейшее повышение боевого потенциала войсковой ПВО планируется осуществить путем оснащения ее новыми зенитными комплексами.

ЗРК «Бук-М2» средней дальности является средством ПВО армейского (корпусного) звена. Модернизация и перевод на современную элементную базу увеличили дальность (с 32 до 45 км), высоту (с 22 до 25 км) и скорость (с 830 до 1100 м/с) поражаемых целей. Одновременно с 6 до 24 возросло количество целевых каналов в зенитном дивизионе.

ЗРК «Бук-М3» — дальнейшее развитие комплекса, и может быть принят на вооружение в 2009 г. как единый комплекс войсковой ПВО армейского звена. Для эффективного парирования вероятных угроз с воздуха в ближайшие 12−15 лет при его создании используются новые технологии и разработки. Ожидается, что «Бук-М3» будет способен поражать воздушные цели, действующие со скоростью до 3000 м/с на дальностях 2,5−70 км и высотах 0,015−35 км. Зенитный дивизион будет 36 целевых каналов.

ЗРС «Тор-М2» малой дальности дивизионного звена, с размерами зоны поражения, огневой производительностью и боекомплектом в 2 раза выше аналогичных показателей ЗРС «Тор» и «Тор-М1». Характеристики новой ЗРС обеспечивают поражение целей, в т. ч. и авиационного ВТО, действующих со скоростью до 900 м/с на дальности 1−20 км и высотах 0,01−10 км. Одна боевая машина может одновременно обстрелять до 4 целей.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня