18+
вторник, 6 декабря
Общество

«Не выдержав дедовщины, из Генштаба сбежали два полковника»

В Комитет содатских матерей пришло письмо от «Сына офицерского полка»

  
72

В Комитет солдатских матерей России пришло письмо, подписанное: «Сын офицерского полка». Приводим его текст:

«С места службы из Генерального штаба сбежали два полковника и обратились в Комитет солдатских матерей России, где пожаловались на низкую зарплату, на несвоевременные выплаты и другие притеснения со стороны старослужащих генералов. Солдатские матери разрешили им создать структурное подразделение Комитета солдатских матерей России — Комитет офицерских жен и матерей, который скоро раскроет гостеприимно свои двери для беглых офицеров, где им помогут решать проблемы со службой».

Вряд ли можно серьезно отнестись к посланию анонимного «сына офицерского полка» — как-то сомнительно слышать о генеральской «дедовщине» в Генштабе и притяснениях полковников. Выяснилось, что это, действительно, чья-то шутка. Тем не менее, в каждой шутке есть доля правды.

— Возможно, что скоро так и будет, — сказала в разговоре с корреспондентом «СП» глава Комитета солдатских матерей России Татьяна Значкова. — Офицеров защищать некому, а многим из них сейчас живется несладко, не лучше, чем призывникам. Вот и создали бы их жены комитет для их защиты. Офицеры или их жены, действительно, обращаются к нам довольно часто в последнее время.

«СП»: — Расскажите, на что они жалуются?

— На правонарушения в части, на низкие зарплаты, на проблемы с получением жилья. Мы, увы, помочь им не можем. Отвечаем, что не владеем законодательной информацией в нужном объеме по их вопросам. Все-таки мы занимаемся другими делами. Вот я и советую всем обращающимся создать свою организацию, ведь проблем очень много. Но они молчат. Офицеры-то понятно, почему молчат, им нельзя вякать, ну а жены-то их что молчат? Им ведь никто не может запретить. Если семья и без жилья, и без работы, и без денег, что уж терять-то…

Напомним, за прошедший год, в связи с военной реформой, в Вооруженных силах страны был значительно сокращен командный состав. Из 355 тыс. офицерских должностей осталось только 150 тыс., среди них лейтенантов и старших лейтенантов — 60 тыс. Количество полковников уменьшилось с 60 до 8 тыс. Генералов теперь не 1200, а 780 человек. Так же был ликвидирован институт прапорщиков.

Многие из сокращенных офицеров остались за бортом жизни и без жилья, и без работы. Так, жители подмосковного Вороново, где накануне нового года была закрыта военная часть, рассказывают, что бывшие полковники и лейтенанты ходят по ближайшим дачам, предлагая сделать ремонт или выполнить любую работу по дому. Им нужно кормить семью, а другого заработка майоры и капитаны просто не имеют.

— Офицерский состав сейчас брошен на произвол судьбы — рассказывает Анатолий Цыганок, профессор, руководитель Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа. — Жаловаться им, действительно, некуда. Проблемы хорошо решаются только на словах. Смотрите сами, только за прошлый год в Европейский суд обратились более 3 тысяч уволенных в запас офицеров, не обеспеченных жильем и обманутых государством при выплате денежных компенсаций… Основная часть жалоб касается невыплат военнослужащим денежных средств за участие в тех или иных боевых и миротворческих операциях. Часть жалоб являются коллективными. И количество таких жалоб будет увеличиваться, поскольку оснований для них все больше и больше.

«СП»: — Какие еще основания для жалоб?

— Некоторые офицеры находятся за штатом, получая пятую часть от своего привычного денежного довольствия уже несколько лет, хотя должны находиться в таком положении не более полугода. Они ждут от Министерства обороны квартиры. У них есть все основания для подачи судебных исков в Страсбург. В рамках реформирования Вооруженных Сил были сокращены почти все военные должности в военкоматах разного уровня. И 90% бывших офицеров военкоматов, уволенных без квартиры, тоже будут жаловаться в ЕСПЧ. Это грамотные люди, понимающие, что в российском суде они правды не найдут. И надеются они только на Европейский суд. Сегодня офицеров, оставшихся без квартир, очень много. Они не знают, в каком порядке, когда и кто будет им квартиры предоставлять. Этим людям прямая дорога в ЕСПЧ.

«СП»: — Но ведь им много чего обещали, причем на самом высоком уровне?

— Да. Наш президент Дмитрий Медведев на встрече с моряками крейсера «Варяг» в ноябре прошлого года обьявил: «Всем офицерам в 2010 году будет предоставлено постоянное жилье. Только в этом году будет сдано и закуплено 45 тысяч квартир — беспрецедентный объем, никогда так не покупали». Однако на конец года Минобороны реально получило менее 30 тыс. На следующий год опять обещано также 45 тыс. квартир. А в Санкт-Петербурге, например, офицерам для проживания были предложены сборные дома. Министр обороны попросил у премьер-министра оплатить по 5−6 млн рублей за каждый. Между тем, в справке для информирования покупателей эти дома значатся, как «для летнего проживания». То есть, это коттеджи, которые строятся вахтовым методом в течение одной недели. Кроме того, строительные компании предлагают покупателям эти же дома по 1.250 млн руб. и 1.350 млн руб. Сравните цены.

Что касается военных городков. Когда они закрываются, местные власти не хотят вешать на себя эту обузу и не принимают под разными предлогами. Есть много случаев, когда они оказываются брошенными вообще. Я, например, живу в военном доме. Три года назад его передали в ведение Москвы, но город оспаривает несколько моментов, касающихся этой передачи. И с тех пор дом у нас практически висит в воздухе, хотя мы по-прежнему оплачиваем квартплату и все прочее.

«СП»: — Еще много говорят о проблемах трудоустройства бывших офицеров.

— Это очень большая проблема. Человек учился только воевать, естественно, что ему на гражданке дела нет. Кроме того, мы понимаем, что в коммерческую структуру человека старше 40 лет не принимают. Он может пойти только в охранное предприятие. Было предложение нашего министра обороны о том, чтобы уволенных офицеров устроить на работу в школах. К сожалению, не получилось. Тут и губернаторы стали отказываться, и офицеры не очень-то хотят.

То есть, у них два пути: либо идти в охранники, либо — в банды. Каждый принимает свое собственное решение, кормить-то как-то надо семью. Вот я слышал на днях, что сейчас в России существует 10 тысяч преступных организаций, а в них на сегодняшний день, 11 тысяч 200 преступников. Вполне допускаю мысль, что бывшие офицеры могли пойти в криминал, поскольку другим путем заработать им практически невозможно.

СП": — Какие еще проблемы вы можете отметить?

— Я думаю, что Россия сейчас лишается военной интеллигенции. Что я понимаю под военным интеллигентом? Это человек, который проучился в общевойсковом училище 4 года или человек, который проучился в инженерном училище 6 лет, потом они где-то служат, после этого человек поступает в Академию, например, бронетанковых войск или Академию Российской Армии и после этого в продолжение обучения генералы идут в Академию Генерального штаба, где учатся 3 года. Сейчас ситуация резко поменялась. Сокращен срок обучения в военном училище и Россия, начиная с этого года, теряет военную интеллигенцию вообще. За три года еще можно что-то дать, но когда человек получает академическое образование за один год, меня это страшно возмущает. В Российской армии и в начале, может быть, действия Советской армии, офицеров, имеющих образование академиков, было примерно, 20%. Как я предполагаю, Россия наступает на те же грабли, на которые наступила бывшая Красная армия. В случае, не дай Бог, какого-то конфликта, я считаю, нынешняя Российская армия не выдержит. В этих условиях, я думаю, она не справится даже с Грузией…

Для любого человека самый надежный тыл — семья. Для человека военного это верно вдвойне. Но что делать, если «тыловое обеспечение» трещит по швам? Когда служака майор, чтобы прокормить семью, вынужден, как гастарбайтер, ремонтировать электропроводку в домах подмосковных дачников, — это нонсенс. Когда перед офицерами стоит дилемма, куда податься: в бандиты или в охранники, — это нонсенс еще больший. Самое грустное в этой ситуации, что помощи людям ждать неоткуда. Разве что от жен. Может, и прав неизвестный автор письма, пришедшего в Комитет солдатских матерей, который написал, что им надо создавать свою структуру? В свете нынешней военной реформы это очень актуально.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня