18+
среда, 16 августа
Общество

Ветераны назвали Сталина военным преступником

В коллективном письме участники войны призвали отказаться от портретов вождя

  
1853

Письмо ветеранов Великой Отечественной войны было опубликовано в «Московском Комсомольце» 20 апреля. В нем несогласные с решением Юрия Лужкова разместить к 9 мая на улицах Москвы портреты Сталина изложили свое мнение, почему бывший руководитель СССР не должен стать одним из символов праздника.

Перечень претензий к генералиссимусу состоит из 7 пунктов:

«Роль Сталина — это не Победа, а немыслимые, ни с чем не соразмерные масштабы потерь.

Сталин — это разгром руководства армии, уничтожение профессиональных военных кадров в 1937—1938 годах.

Сталин — это бессудное уничтожение в 1930-е годы сотен тысяч наших соотечественников, которые могли бы в 1941-м встать в ряды защитников Родины.

Сталин — это развал оборонной промышленности, расстрелы и аресты ведущих организаторов, конструкторов и инженеров.

Сталин — это преступный и позорный сговор с Гитлером в 1939 году, снабжение гитлеровской Германии советским сырьем и агрессивная политика, за которую Советский Союз был исключен из Лиги Наций.

Сталин — это чудовищная политическая близорукость, приведшая к катастрофе первых месяцев войны, когда гитлеровцы оккупировали огромные территории и захватили в плен миллионы наших солдат. Для этих успехов фашистских войск Сталин сделал больше, чем все немецкие фельдмаршалы и генералы.

Сталин — это невиданный в истории пример предательства: солдаты, попавшие в плен по вине главнокомандующего, были объявлены изменниками".

Один из подписантов, Юрий Сагалович, в годы войны был сначала пулеметчиком, потом разведчиком. На фронте — с 1942 года до конца войны. С 1956 г. работает в ИППИ РАН (до 1961 г. — Лаборатория по разработке научных проблем проводной связи при Отделении технических наук АН СССР), доктор технических наук, профессор. О причинах, заставивших его оставить свою подпись под этим письмом, он рассказал в интервью «СП».

"СП": — Чем вам так не нравится затея с портретами Сталина?

—  Там речь все время идет об исторической правде, а правда важнее всего. Я против всякой неправды, и если что-то считается правдой, так и все остальное, что может считается правдой, то оно должно быть опубликовано. Если им так нужны плакаты со Сталиным, так пишите всю историческую правду.

Дело в том, что когда меня привлекли к этому делу, я так для себя решил — только тогда подпишу, когда там будет все то, о чем бы я сам мог написать. Я приготовил список его преступлений, и оказалось, что они там все есть. Именно военные преступления. Обезглавил армию, отверг все донесения о подготовке нападения, сопровождая их матерной руганью, и так далее.

В моем представлении Сталин — преступник в полном смысле этого слова. Недавно, кажется, у Веллера обсуждалась жестокость сталинских законов, «о колосках», и так далее. Так все дело в том, что репрессии совершались с нарушением даже тех законов, которые тогда были. Это были внесудебные преследования, заранее рассылались списки на расстрел количества, а не именованные.

«СП»: — Фактически, план?

— Именно. Колоссальные разнарядки на расстрел. Составлялись расстрельные списки — сейчас они изданы — высылался Сталину, он расписывался «За», после этого они уходили в коллегию Верховного суда, и там штамповались приговоры.

«СП»: — С чем ни один сталинист наверное, не согласится — это пункт «развал оборонной промышленности».

— Это именно так. Говорят наоборот, но многое же и уничтожалось. Сейчас происходит взвешивание его дел на аптечных весах — вот это хорошо, а это плохо. Преступник он и есть преступник, какие бы хорошие дела он не совершал. А хорошие дела он совершал по своей обязанности, так как был во главе государства.

«СП»: — Насколько я понимаю, лично вас репрессии не коснулись.

— Зато пострадала моя семья. Когда мне шел 13-й год, 30 июня 1937 года был арестован мой отец. Он был строителем дорог, и его, как и других инженеров, обвинили в том, что он состоял членом троцкистcкой организации. Сначала расстреляли его начальника, Серебрякова, якобы он состоял в «право-троцкистком блоке». Потом пришли к выводу, что у того обязательно были сообщники из подчиненных. Всех арестовали и пустили под нож. Отца расстреляли 30 декабря 1937 года, но я об этом узнал только спустя много лет. А маму арестовали в феврале 1938 года, дали 8 лет.


Юрий Сагалович признался «СП», что текст письма прислали ему в готовом виде из «Мемориала». В самом «Мемориале» его сопредседатель, историк Ян Рачинский пояснил, что их организация действительно причастна к этому документу, но его сотрудники выполняли только техническую функцию — так как большая часть подписантов люди в возрасте, а подпись должна быть реальной, то распечатку текста возили каждому из них на дом. «Подписантов подбирали не мы. Ветераны между собой общаются, кто хотел подписать, тот и участвовал. Я даже не всех и знаю», — пояснил Ян Рачинский. В качестве основного автора и инициатора акции он указал человека, чья подпись в «МК» стоит первой — Владимира Кантовского, также ветерана Великой Отечественной войны.

Владимир Кантовский называет себя лишь соавтором письма. Он объяснил, что для него это уже не первое публичное заявление, и он регулярно выступает в частном порядке против вывешивания плакатов со Сталиным и кампании по оправданию генералиссимуса.

«СП»: — Почему вы решили публично выступить от лица ветеранов?

— Мои родители сидели, сам я 13 лет провел в ГУЛАГе.

«СП»: — А за что вас тогда арестовали?

— У нас арестовали учителя, после того, как мы пытались обращаться, чтобы его защитить, во все инстанции — и до, и после ареста, мы выпустили письмо на папиросной бумаге, экземпляров 10, довольно резких. И разослали ученикам нашей школы. Наверняка один из адресатов донес куда следует. Дали 10 лет. Потом мне крупно повезло, я добился того, чтобы меня отправили на фронт. Я повоевал в штрафной роте, вернулся. Война кончилась, наверное, решили, что мне надо досидеть свой срок. Еще раз посадили — лагерь, ссылка, и так до ХХ съезда.

«СП»: — Как считаете, это письмо окажет какое-то влияние?

— Ну, какое-то волнение вызывает, значит, влияние есть.

«СП»: — Но портреты же все равно разместят, какие б ни были протесты

— Если есть стремление Лужкова к расколу народа в этом празднике, то он разместит портреты. Если нет — то праздник может остаться, каким был. В моей памяти День Победы всегда был самый всенародный, самый искренний праздник, без всякого принуждения, без всякого давления сверху.

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Медиаметрикс
Рамблер/новости
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня