18+
понедельник, 5 декабря
Общество

Рубка на Ольгинском кордоне: один казак стоил пятерых горцев

Кубань широко помянула героев 1810 года. Кавказские общины промолчали — никаких претензий и публичных обид

  
508

Ровно два века назад джигиты князя Асламбека перешли на правый берег Кубани. Пока малые отряды адыгов отвлекали внимание русских, основная лава — больше четырех тысяч сабель! — рванулась грабить и жечь станицы…

На пути горцев стоял единственный кордон казачьего полковника Льва Тиховского. 148 кубанцев и легкая пушка с полусотней зарядов. Казаки могли сесть на коней и уйти, чтобы встретить набег крупными силами. Это было правильно с военной точки зрения. Но в дым и пепел превратилась бы вся беззащитная округа.

Лев Лукьянович Тиховский приказал отряду спешиться. На Ольгинском кордоне побратимы из 4-го конного Черноморского полка приняли смертный бой. Асламбек изрубил гяуров на куски, однако не смог пройти дальше. Уже мертвый, казачий полковник выиграл время. На берегу показались регулярные войска. Горцы ушли прочь, отставив шесть сотен своих погибших.

Говорят, набег 1810-го был оплачен иностранными деньгами.

Лыцарей-запорожцев переселила на землю Таманскую матушка-императрица Екатерина Великая. Много славы и горя видели они с тех времен. Кубанское казачье войско под родовыми клейнодами Запорожской Сечи замиряло непокорный Кавказ и обороняло болгарскую Шипку. Здесь до сих пор «балакают» на смеси русского языка и украинской мовы. Лишь совсем недавно запорожские войсковые реликвии вернулись на Кубань из белой эмиграции в Париже.

Среди множества героических страниц жива старинная традиция Тиховских поминовений, возрожденная после коммунистического забытья. Особой вехой жизни края стал праздник в честь первых пограничников Кубани. Тысячи людей едут к Ольгинскому кордону, пробираясь по пыльной грунтовке среди рисовых чеков и пшеничных ланов.

Машинами и автобусами заставлено огромное поле у станицы Полтавской, где ныне находится кладбище хутора Тиховский. Над братской могилой каменный крест, установленный в 1969 году стараниями генерал-майора Василия Вареника. Рядом на белом камне — имена урядников, есаулов, сотников и рядовых казаков, ценой жизни своей остановивших горцев.

Напротив креста большой плац. В утреннем солнце выстроились курени современного Кубанского казачьего войска. Черкески, газыри, хоругви — сегодняшняя мощь, сжатая в один кулак. Тут не шутят и не устраивают спектакль. Тридцать тысяч казаков, способные за час стать в войсковой строй. Никаких игр в столичную политкорректность — кубанцы открыто и сильно отмечают свою победу.

— Иначе нам не выстоять, соседи с того берега сомнут, — говорит старый казачина Василий Лигостай из куреня станицы Ивановской. Он привез на Тиховские поминовения трехлетнего внучка Егорку. Черные черкески на деде и внуке одинаково хороши.

Удивительно, но у кавказских этносов — никаких претензий и публичных обид кубанскому празднику. Никто даже помыслить себе не может возражений воле казачества. Хотя первый зам. губернатора Краснодарского края Джамбулат Хатуов по национальности адыг, и прочих горских племен тут более чем достаточно.

Возможно, кто-то рисует на своем знамени дикого волка. Только вот жизнь не терпит пустоты, и в кубанской степи снова подрастают славные волкодавы. Жив казачий генотип — достаточно заглянуть в беспощадное спокойствие юных глаз.

На верность казакам-тиховцам клянется молодой Максим Бирюк, кадет Полтавского корпуса. Комок к горлу, когда в почетном карауле на поле боя выстроились 148 лучших кадетов. «Слава Отечеству! Слава Кубани!». На огромном мероприятии ни одного упоминания Путина-Медведева, и почти нет российских «триколоров». Однако это самый верный оплот южных рубежей РФ. Они не уйдут со своей земли.

Еще один вице-губернатор края Николай Долуда, он же атаман Кубанского войска, собрал молодежь станицы Гривенская и рассказывает, как в старые времена непослушного сына отец отводил на станичный круг, и там пороли казачонка — сколько лет, столько и плетюганов: «От и мы так делать будем. Правильно?»

— Правильно! — хохочут хлопцы.

Еще несколько лет назад по всей Кубани было лишь пять тысяч казачьей молодежи. А сегодня 21 тысяча занимается в казачьих классах и корпусах. Войсковой атаман Долуда этим откровенно гордится. Ловких наездников и жестких бойцов-рукопашников имеет всякая станица. В той же Гривенской каждый мальчишка знает по имени-отчеству станичного атамана Александра Иваныча Васильченко. Бригадир рыбаков сумел сплотить станицу, люди стали «гордые духом».

Смешной случай, как на празднике перетягивали канат. С одной стороны «качки"-спортсмены, рубахи на шее рвутся. Против встали обычные станичники. Сбросили черкески, рванули — и повалили тяжелоатлетов.

—  Нечестно, не по правилам! — обиделись «качки».

— Поздно, казачья победа! — веселятся атаманы.

Разливают горилку в поминальные чарки и пьют, не чокаясь. Закусили вяленой щукой. Усадили за стол гостей из-за Керченского пролива — делегацию Симферопольской сотни «Соболь». Кубанский опыт очень важен председателю Совета атаманов Крыма Сергею Юрченко:

— Крымчане все чаще сталкиваются с исламскими экстремистами. На нашем полуострове растут мечети ваххабитов, распространяется движения «Хизбут Тахрир». Несмотря на смену персон в Киеве, межэтническое напряжение на юге растет. Пока украинские власти продолжают заигрывать с исламистами, славянское население Крыма ищет иных путей защиты. Кубанское войско — наши ближайшие и надежные побратимы, не раз проверенные в деле.

— Гей, спивай, козаки, про любов, про землю святу… — поют гарные девчата станицы Гривенская и чубатый крымский казак Юрий Першиков. По примеру кубанцев первый кадетский казачий корпус будет создан в Севастополе.

Фото автора

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня