Общество

Милиция отбирает детей у «врагов народа»

Властям Тольятти не понравилась статья активистки про АВТОВАЗ

  
100

В течение двух дней — 25 и 26 мая — двое детей жительницы Тольятти Галины Дмитриевой находились в руках государства. Без постановления суда, без предупреждений и даже без официального постановления органов опеки — просто по решению ОВД Автозаводского района Тольятти. Пока Галина пыталась решить вопрос в тольяттинских органах опеки и попечительства, 6-летнюю Александру и 3-летнего Никиту разместили, соответственно, в приюте «Дельфин» и в одной из больниц Тольятти.

Наиболее вероятная причина такого инцидента в том, что Галина является активисткой одной из «несистемных» коммунистических партий (РКРП-РПК), а недавно в местной газете началась публикация большой статьи Дмитриевой о реальном положении дел на АвтоВАЗе.

События, со слов Галины Дмитриевой, разворачивались следующим образом. 23 мая в газете «Город на Волге» вышла ее статья. 25 мая в 13:30 в ее квартиру пришли сотрудники милиции Автозаводского района Тольятти и детской комнаты милиции. Они заявили, что дети у нее находятся в антисанитарных условиях и поэтому подлежат отобранию.

Как заявил «СП» Юрий Коротков, независимый журналист, активист той же партии РКРП-РПК, находившийся в момент «штурма» в квартире Дмитриевой, сотрудники милиции отвели его в сторону и прямо сказали: «На АВТОВАЗ не суйтесь!». После этого вначале сама Галина была доставлена для беседы в ОВД Автозаводского района, затем, около 14:20, забрали и детей.

В ОВД Автозаводского района редакции «СП» отказались комментировать ситуацию, но факт изъятия детей подтвердили. Представитель органов опеки и попечительства города, официально также отказавшийся комментировать ситуацию, в беседе с журналистом «СП» сообщил о том, что служба опеки была вынуждена «исправить ошибку милиции».

Сама Галина Дмитриева в момент написания статьи была недоступна для комментариев. О том, что происходит с журналисткой и ее детьми, «СП» рассказал Юрий Коротков, знакомый Галины Дмитриевой:

«СП»: — Что сейчас происходит с Галиной и детьми?

— Только что (около 15:00) Галине отдали второго ребенка, первый — младший — уже находится дома. Очевидно, солидарность людей привела к тому, что с Галиной решили не связываться и детей вернули.

«СП»: — Как и на основании чего милиция изъяла детей 25 мая?

— Это происходило так: 8 сотрудников милиции пришли в квартиру, вывели нас с Галиной на лестницу, потом составили акт о том, что дети находятся одни и без надзора. На этом основании их и изъяли.

«СП»: — А кто все-таки постановил вернуть детей матери?

Решение о том, чтобы вернуть детей, принимала не милиция, а органы опеки и попечительства. Когда мы туда пришли, там телефон уже разрывался — звонило множество людей, выражали свое возмущение тем, что детей отобрали. Поэтому, видимо, опека испугалась возникающего скандала и приняла решение оставить детей в семье. Хотя это, конечно, еще не конец истории, мы ожидаем новых приключений.

«СП»: — Как вы считаете — Галина пострадала как политический активист?

— Я думаю, что и случай с Галиной, и другие подобные эпизоды — с Лапиными в Москве, с Пчелинцевыми в Дзержинске Нижегородской области — это части одной крупной кампании по изъятию детей от неблагонадежных родителей.

Думаю, что на Галину «наехали» и как на журналистку, и как на политическую активистку — к тому же, это взаимосвязанные вещи: информацию, которая помогла ей написать статью, она получила именно потому, что являлась активисткой.


Напомним, что в начале этого года в Дзержинске Нижегородской области изъяли детей Сергея Пчелинцева и Лидии Бузановой — также активистов левого движения. Формальным основанием для изъятия троих детей — Максима 2006 г. р., Анны 2007 г. р. и Дарьи 2009 г. р. — послужила «экстремальная ситуация», сложившаяся, по мнению чиновников, в семье Пчелинцевых.

Родители и дети, действительно, жили довольно тесно — в одной комнате общежития: у них, по словам одного из изымавших детей, в комнате было «чисто, но слишком бедно». Иными словами, семья находилась в затрудненном материальном положении, но не была маргинальной. В таких случаях должны, по идее, вмешаться органы социальной защиты и предложить помощь — однако речь сразу зашла об изъятии детей.

До этого в подмосковной Балашихе подобному же прессингу подверглась семья еще одних левых активистов, Лапиных. В разговоре с корреспондентом «СП» правозащитник Александр Зимбовский отметил, что давление на детей оппозиционеров в России, похоже, становится правилом:

«СП»: — В чем суть дела Пчелинцевых? Похоже ли это дело на нынешнюю историю с Галиной Дмитриевой?

— Эта история совершенно аналогична тому, что произошло несколько месяцев назад с семьей Пчелинцевых. Это тоже были активисты, организовывали в Дзержинске акции, вели общественную работу. Кстати, одна из организованных ими акций была как раз в поддержку АВТОВАЗа.

На самом деле, конечно, они просто были уже поперек горла местной милиции, и их таким вот образом решили «обработать». Совершенно очевидно, что в обоих случаях налицо ангажированность правоохранителей.

«СП»: — Как сложилась судьба Сергея, Лидии и детей на данный момент?

— Дело Пчелинцевых, после того, как в марте детей вернули родителям, пока идет благополучно: суд в апреле встал на сторону родителей. Это, конечно, хорошо, но это не гарантирует, что и дальше у родителей-активистов всё будет благополучно. Мы видим, что никакой гарантии от того, что придут и заберут детей, у нас нет: «окончательных бумажек» — особенно если речь идет о семьях политических активистов — никто не выдаст.

Отметим, что угрозы в адрес молодых политических активистов, связанные с их детьми, сотрудники силовых ведомств произносили и раньше — так, один из «несистемных» оппозиционеров Самарской области рассказал «СП», что милиционеры не единожды грозили «забрать дочку из сада, пару часиков покататься в машине». «Это, пожалуй, пострашнее такого полуофициального изъятия детей — Дмитриева хотя бы знала, куда бежать и кому жаловаться, а тут вообще была бы чистая паника», — сказал собеседник издания. Впрочем, как подчеркивает активист, всерьез эти угрозы никто так и не осуществил.

В таких условиях ключевым становится вопрос о том, может ли угроза такого «захвата детей в заложники» заставить молодых родителей — оппозиционеров устраниться из политики. Пожалуй, от ответа на этот вопрос зависит как будущее российской оппозиции, так и решение проблемы «ювенальной юстиции». Без которой, как становится очевидно, государство вполне может обойтись — когда силовикам это действительно нужно.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня