18+
пятница, 9 декабря
Общество

Самый грандиозный парад в истории

24 июня 1945 года 14 тысяч победителей прошли по Красной площади, и на брусчатку были брошены 200 штандартов гитлеровских войск

  
97

Решение о проведении Парада Победы было принято Сталиным 13 мая, сразу после разгрома последней не сдавшейся группировки немецких войск. Как вспоминал впоследствии один из главных организаторов этого крупнейшего в истории войскового парада начальник главного оперативного управления Генерального штаба генерал-полковник Сергей Штеменко, в тот день Верховный поставил перед ним задачу — рассчитать все параметры почетного церемониала. «Как мы ни прикидывали, получалось, что на его подготовку нужно не менее двух месяцев. Срок этот диктовался главным образом необходимостью сшить более 10 тысяч комплектов парадного обмундирования. Ведь на фронтах, да и в тылу о нём и думать забыли. Ни у кого такого обмундирования, конечно, не сохранилось. Следовало также, хотя бы немного, потренировать людей для прохождения на параде торжественным маршем.

24 мая мы доложили обо всем этом Верховному. Наши предложения он принял, но со сроками подготовки не согласился. «Парад провести ровно через месяц — двадцать четвертого июня, — распорядился Верховный и далее продолжил: — Война еще не кончилась, а Генштаб уже на мирный лад перестроился. Потрудитесь управиться в указанное время. И вот что еще — на парад надо вынести гитлеровские знамена и с позором повергнуть их к ногам победителей».

10 июня парадные расчеты собрались в Москве и приступили к тренировкам. Сводные полки привезли с собой очень много знамен разгромленных гитлеровских частей и соединений, в том числе даже личный штандарт Гитлера. Выносить их все на Красную площадь не имело смысла. Отобрали только двести штук. Вражеские боевые реликвии должна была нести специально выделенная рота. Договорились, что она понесет их опущенными, чтобы полотнища почти касались земли, и под треск десятков барабанов бросит к подножию Мавзолея Ленина".

О том, как проходил Парад Победы, написано немало. Сегодня особый интерес вызывают «живые» воспоминания непосредственных участников этого события, которых остались единицы. Накануне 65-летия Парада Победы мы побеседовали с гвардии полковником в отставке Евгением Борисовичем Рыбниковым, который 24 июня 1945 года прошёл по Красной площади в «коробке» Артиллерийской академии имени Дзержинского.

Вся судьба Евгения Борисовича связана с защитой Отечества. Совсем юным парнишкой он поступил в специальную артиллерийскую школу в Москве. Там он учился вместе с сыновьями крупных политиков — Василием Сталиным, Степаном Микояном, Тимуром Фрунзе, которые впоследствии перевелись в лётные училища. После школы Евгений окончил еще и артиллерийское училище и был назначен … в кавалерию, к генералу-коннику Доватору. В 1941 году участвовал в рейдах по тылам 9-й фашистской армии, рвавшейся к Москве. В декабре 1941 года был тяжело ранен. Произошло это так.

В районе села Горбово неподалёку от подмосковной Рузы 43-й кавалерийский полк, контратаковавший противника, был остановлен мощным огнём крупнокалиберного пулемёта. Огневую точку фашисты установили на колокольне. Батарее Рыбникова было приказано уничтожить её артогнём 76-миллиметровых орудий. Он вывел «стволы» на дальность 300 метров. А когда начали вырубать кустарник в секторе стрельбы, фашистский пулемётчик заметил комбата и сосредоточил на нём прицельный огонь. Одна из крупнокалиберных пуль попала в ногу. Истекая кровью, Рыбников командовал батареей, пока она не разнесла колокольню вместе с фашистами в пух. За этот подвиг он был награждён орденом Красной звезды.

После госпиталя Рыбникова назначили командиром батареи «Катюш». С ними он дошёл до Прибалтики. В 1944 году перспективного офицера направили на учёбу в Артиллерийскую академию РККА, где он и встретил Победу.

«СП»: — Каким вспоминается день 24 июня 1945 года?

— Тот исторический день был очень дождливым. Во время Парада шёл временами ливень, будто природа смывала с фронтовиков четырёхлетнюю пыль военных дорог. Зато ближе к вечеру солнце залило улицы столицы радостным светом, и праздник получился многокрасочным и ярким. Во время самого Парада Победы мы ливня почти не чувствовали, настолько велик был душевный подъём. Из-за волнения всё происходящее запомнилось, как в тумане. Как бывший кавалерист, я обратил внимание на то, что конь принимающего парад Жукова был терской породы светло-серой масти. Позже узнал, что звали его Кумир. Конь Рокоссовского был чистокровным верховым караковой масти.

«СП»: — Кстати, о конях. Есть версия, что Сталин сам хотел принимать парад, но из-за того, что разучился сидеть в седле, поручил это почётное дело Жукову. Вы что-то знаете об этом?

— А что тут гадать. Есть конкретное свидетельство генерал-полковника Штеменко, непосредственно руководившего подготовкой парада, о том, что Сталин изначально поручил принимать парад Жукову. В первоначальном вырианте мемуаров Георгия Константиновича Жукова «Воспоминания и размышления» это не подвергалось сомнению, а в более поздних изданиях, якобы со слов сына Сталина — Василия, утверждается, что перед самым парадом Верховный Главнокомандующий пытался научиться управляться с лошадью, но она его понесла, и Сталин упал. Думаю, это из области предположений и легенд.

«СП»: — Когда смотришь кинохронику о параде, невольно удивляешься четкости строевого шага, даже не верится, что это идут фронтовики. Когда вас успели подготовить?

— С теми, кто составил «коробки» академий, проблем не было. Нас начали готовить еще с 1944 года. Сначала на академическом плацу, потом — на Ходынском поле. А вот с фронта приезжали люди, многие из которых на войну попали от станков, с полей, со школьных парт. Бить врага научились, а вот со строевыми приёмами было худо — в бою не до них. Фронтовиков две недели муштровали на Ходынке. Все отнеслись с ответственностью, поэтому прошли очень хорошо. Многое тут значил и душевный подъём. К тому же, я думаю, для тех, кто освоил боевые приёмы в такой жестокой войне, овладеть парадными премудростями не составило труда.

«СП»: — Что вам лично больше всего запомнилось из парада?

— Все! Конечно, я потом десятки раз смотрел кинохронику и все четко запомнил. Торжественный марш сводные полки совершали в том порядке, в каком располагались наши фронты с севера на юг. Первым шел полк Карельского фронта. Впереди — маршал К.А. Мерецков. За ним Ленинградский во главе с маршалом Л.А. Говоровым. Далее — полк 1-го Прибалтийского фронта. Возглавлял его колонну генерал армии И.X. Баграмян. Перед сводным полком 3-го Белорусского фронта шел маршал А.М. Василевский. Полк 2-го Белорусского фронта вел генерал-полковник К.П. Трубников, заместитель маршала Рокоссовского, а полк 1-го Белорусского — генерал-лейтенант И.П. Рослый. Затем следовал полк 1-го Украинского фронта во главе с маршалом И.С. Коневым. Фронтовое знамя нес трижды Герой Советского Союза А.И. Покрышкин. Полк 4-го Украинского фронта вел генерал армии А.И. Еременко. За ним следовал 2-й Украинский фронт со своим командующим маршалом Р.Я. Малиновским. И, наконец, самый южный из фронтов — 3-й Украинский с маршалом Ф.И. Толбухиным впереди. А замыкали шествие сводных полков моряки, возглавляемые контр-адмиралом В.Г. Фадеевым. А потом уже шли мы — представители академий.

«СП»: — Но что-то ведь в параде особенно задело за живое?

— Эпизод с низложением знамен противника. Было так. Гигантский сводный оркестр из 1400 музыкантов под управлением генерал-майора Чернецкого сопровождал движение войск бравурными маршами. Они исполнялись без пауз. Но вдруг оркестр оборвал все звуки. Тишина длилась с минуту и казалась неестественной. Наконец, её прерывала резкая дробь барабанов. На Красную площадь медленно вышла колонна с двумя сотнями вражеских знамен, полотнища которых почти волочились по мокрой брусчатке. Поравнявшись с Мавзолеем, бойцы сделали поворот направо и с силой побросали эту гадкую ношу на камни Красной площади. Низложение немецких знамен намеренно проводилось в перчатках, чтобы подчеркнуть отвращение к разбитому врагу. Кстати, после парада эти перчатки были торжественно сожжены.

А ещё запомнилось, что с парада я домой пробирался, как через линию фронта, используя весь фронтовой опыт, чтобы не попасть в руки москвичам и гостям столицы. В тот день человеку в военной форме приходилось туго — его хватали, поднимали на руки, качали, заливали вином, задаривали подарками, зацеловывали. Такова была благодарность людей армии за то, что она сумела защитить их от врага и лютой погибели.

«СП»: — А что было в вашей жизни после Парада Победы?

— Служил, преподавал в академии, учил новые поколения офицеров тому, как защищать Родину и свой народ. Сегодня хочется вспомнить еще об одном Параде Победы. Мало кто знает, что в 1945 году был еще один такой парад, но уже в Берлине. Сталин договорился с руководителями США, Англии и Франции провести парад советских войск и войск союзников в сентябре 1945 года в районе рейхстага и Бранденбургских ворот, где проходили завершающие бои при взятии Берлина. Согласно договоренности, парад войск должны были принимать верховные главнокомандующие войсками Советского Союза, США, Англии и Франции.

Но накануне церемонии советское руководство было неожиданно предупреждено о том, что по ряду причин верховные главнокомандующие союзными войсками не могут прибыть в Берлин, и уполномочили принять участие в параде своих генералов. Тогда Сталин поручил принимать парад маршалу Советского Союза Георгию Жукову. Церемония состоялась 7 сентября 1945 года. Объехав войска коалиции, построенные для прохождения торжественным маршем, Жуков произнес речь на русском языке, в которой были отмечены исторические заслуги советских войск и помщь экспедиционных сил союзников.

В районе, где проходил парад, собрались около двадцати тысяч берлинцев, которые приветствовали победителей. Сегодня тот парад почему-то забыт, хорошо бы возродить традицию, чтобы Европа помнила, кто ее освободил.

«СП»: — Чем вы занимаетесь сегодня?

— Мне скоро девяносто лет, но глядя на то, что происходит в стране, снова хочется в воинский строй. Сегодня Родина опять нуждается в защите, но только теперь от внутреннего врага, который окопался на телевидении, в некоторых чиновничьих кабинетах, в так называемых бизнес-офисах. Как противостоять нынешним хулителям России, конечно, должна решать молодёжь. Но я нашёл и свой маленький окоп по силам и возрасту — пишу стихи, пытаюсь, как призывал поэт, к штыку приравнять перо. Вот несколько строк:

Тем, кто жирует в Куршавелях и Канарах,

Плюёт в историю, бесясь на наших ранах,

Кто грабит Родину открыто и украдкой,

А Знамя Красное считает ветхой тряпкой,

Скажу: клоп счастлив тем, что скверно пахнет,

Но правда выстоит, а клевета зачахнет.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня