18+
пятница, 2 декабря
Общество

Игорь Трунов: «Сапсан» — это смертельная молотилка

Семья Алексея Богданова, погибшего под колесами высокоскоростного поезда, через суд потребует с РЖД € 1 млн

  
3393

24 июня произошла очередная трагедия с участием высокоскоростного поезда «Сапсан». Электропоезд, следовавший из Санкт-Петербурга в Москву, насмерть сбил женщину в Подмосковье, после чего проследовал далее — машинист не заметил случившегося. Скорость поезда, когда он сбил женщину, составляла порядка 200 километров в час. ЧП произошло на перегоне «Клин — Подсолнечная», сообщили в ОАО РЖД, отметив, что женщина нарушила правила перехода через железнодорожные пути.

По странному стечению обстоятельств, в этот же день получила развитие другая трагическая история, также связанная с высокоскоростным поездом. Семья подростка, погибшего под колесами «Сапсана» в апреле 2010 года, объявила, что намерена через суд потребовать с РЖД € 1 млн в качестве компенсации. Об этом сообщил адвокат истцов Игорь Трунов. «Мы рассматриваем дело не только как возмещение вреда и помощь родственникам, но и как предотвращение будущих трагедий», — сказал Трунов. «Уголовное дело по данному факту не возбуждали, провели проверку, абсолютно очевидно, что факт смерти связан с отсутствием сигнализации — это халатность и злоупотребление»,  — добавил адвокат.

Почему «Сапсан» продолжает безнаказанно сбивать людей, рассуждает адвокат Игорь Трунов.

«СП»: — Игорь Леонидович, напомните, как погиб Алексей Богданов?

— Высокоскоростной «Сапсан» — настоящая молотилка для наших граждан. Школьник Алексей Богданов погиб под колесами поезда, управляемого машинистом Романчуком, на перегоне Колпино—Саблино. Машинист рассказал, что когда он увидел перебегающего пути человека, сделать ничего не смог, а с помощью экстренного торможения остановить поезд было невозможно — техника безопасности запрещает применять торможение, если скорость поезда выше 140 км/ч. Однако родители мальчика, который гулял в этот день с друзьями, утверждают, что предупредительного сигнала в тот момент, когда Алексей Богданов переходил пути, не было, поэтому он решил, что увидел обычный поезд и без опасений вышел на переход. Поезд «Сапсан» несется почти бесшумно — на горизонте появляется белая точка, и уже через пару секунд мимо пролетает белая стрела. Вихревые потоки при этом настолько сильны, что Алексея затащило под поезд, и буквально размазало по железнодорожному полотну. От мальчика практически ничего не осталось.

«СП»: — Почему в иске фигурирует сумма € 1 млн?

— Потому что в нашем законодательстве жизнь ребенка вообще никак не оценивается. Считается, что смерть несовершеннолетнего — это исключительно моральные страдания его родителей. А это очень расплывчатое понятие, причем основная масса граждан воспринимают материальную оценку в такой ситуации как кощунство. Мол, как можно оценивать жизнь человека!

Мы же считаем, можно и нужно оценивать жизнь человека. Только тогда предпринимаются охранные, защитные меры в условиях рынка. Мы равняемся на европейскую практику, а в Европе жизнь человека стоит именно € 1 млн. Так как для нас прецедентные решения Европейского суда по правам человека являются обязательными, и не имея точки отсчета, от которой можно оттолкнуться в российском законодательстве, мы и потребовали компенсацию по европейскому стандарту. Впрочем, не надеясь на то, что российская судебная система удовлетворит этот иск в полном размере.

«СП»: — Почему вы считаете, что столько денег вам не присудят?

— Российская судебная система оценивает жизнь человека в смешные суммы, что и порождает пренебрежительное отношение к людям. Это как раз тот случай. По некоторым данным, на момент гибели Алексея Богданова не сработали охранные системы предупредительной сигнализации вдоль железнодорожного полотна. Они были отключены — то ли в целях экономии, то ли из-за неисправности.

Разбор обстоятельств смерти 15-летнего парня должен был проводиться в рамках уголовного дела, но дело возбуждать не стали. Все ограничилось проверкой, которую наскоро провели и тут же свернули. РЖД — достаточно серьезная организация, противостоять ей непросто.

«СП»: — Что вы будете делать?

— Мы намерены обжаловать этот отказ. Вообще, этот случай показывает, что российская правоприменительная практика часто не дает ни одного внятного ответа на острые вопросы. Богданов погиб в апреле, но только недавно мы закончили сбор необходимых документов: справки, свидетельства, расчет погребальных услуг. Сейчас мы готовы направить это дело в суд.

«СП»: — После вашего иска, что должно, в идеале, сделать РЖД? Организовать зону очуждения вдоль пути?

— В условиях рынка предприниматели бывают хорошими только вынужденно. Чтобы они что-то начали налаживать — то есть, нести дополнительные затраты, уменьшать рентабельность и прибыль, — общество должно ставить предпринимателям дополнительные условия. Иначе они ничего не делают, не заботятся о безопасности и модернизации. Их волнует, как бы получить больше денег — и только. Система судов и последующей материальной ответственности как раз и должна стимулировать желание РЖД навести порядок в своем хозяйстве.

«Сапсан»: смертельный полет

«Сапсан», в состав которого входят два вагона бизнес-класса, семь вагонов эконом-класса и один вагон-бистро, способен развивать скорость до 250 км/час. Главная причина гибели людей — переходы над путями расположены очень неудобно, местные жители срезают дорогу, идя напрямую через рельсы. При скорости поезда около 200 км/час, шансов уцелеть немного. Движение поезда сопровождается мощной воздушной волной. Специалисты говорят, что опасная зона составляет пять метров, а ширина железнодорожной платформы — 4 метра 60 сантиметров. Поезд поднимает мощный вихревой поток, который увлекает за собой и вещи, и людей с перрона. Воздушная волна от летящего «Сапсана» поднимает гравий с пути и раскачивает даже электрички.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня