18+
суббота, 3 декабря
Общество

Самолёты падают потому, что их некому «учить летать»

Средний возраст российского летчика-испытателя под 60 лет, и даже таких «могикан» остались единицы

  
509

Очередная авиационная катастрофа 24 июня в Подмосковье, когда во время испытательного полета на землю рухнул военно-транспортный вертолет Ка-60 «Касатка», приоткрыла небывалую ранее проблему нашего воздушного флота. Выяснилось, что пилотировали винтокрылую машину лётчики-испытатели, возраст которых даже по сугубо гражданским меркам — предпенсионный. Одному 57, другому 59 лет. Оказывается, это примерно средний возраст современного лётчика-испытателя в России. И дело не только в том, что некогда одна из самых привлекательных профессий ушла в аутсайдеры по популярности, уступив первенство таким видам деятельности, как менеджмент, брокерство, юриспруденция, шоу-бизнес и пр. Беда ещё и в другом: если учебных заведений для освоения названных выше профессий — пруд пруди, то для подготовки летчиков-испытателей их практически не осталось.

Главной кузницей пилотов этой категории была Школа летчиков-испытателей им. А.В.Федотова, которая не так давно отмечала 60-летний юбилей, похоже, последний в своей славной истории. Когда еще до Великой Отечественной войны началось бурное развитие отечественной авиации и возникло много опытно-конструкторских бюро, то каждое из них старалось идти своим путем, каждый конструктор проектировал, строил и испытывал что-то свое. И вскоре начала вырисовываться печальная картина — резко возросла аварийность. Возникла потребность в выработке единой методики испытаний авиационной техники, единой школы подготовки.

Созданию такой школы помешала война. Но сразу после Победы по инициативе Михаила Михайловича Громова, первого начальника Летно-испытательного института, Школа летчиков-испытателей (ШЛИ) была создана.

20 октября 1947 года Сталин подписал постановление Совета Министров СССР, в котором сказано: «В целях организации подготовки высококвалифицированных летчиков-испытателей, необходимых научно-исследовательским институтам, опытно-конструкторским бюро и предприятиям авиационной промышленности Совет Министров постановляет: разрешить Министерству авиационной промышленности организовать при Летно-исследовательском институте Школу подготовки летчиков-испытателей…»

Прежде всего решался главный вопрос — безопасность полетов. Слушателей набирали из Военно-Воздушных Сил, как правило, летчиков опытных, в основном, не ниже 1-го класса. Программа летного обучения в ШЛИ включала в себя освоение ими 10−12 типов самолетов с общим налетом 120 часов и содержала: полеты на простой и сложный пилотаж; полеты в сложных метеоусловиях в автоматическом и ручном режимах днем и ночью; полеты по определению летных характеристик воздушных судов и двигателей; полеты по определению характеристик маневренности, устойчивости и управляемости; полеты по программам летных исследований заводских серийных самолетов; полеты на отработку действий летчика при отказах двигателей на различных режимах полета, отказах систем управления и другие варианты исследований.

Со времени своего основания ШЛИ выпустила более 700 летчиков-испытателей самолетов и вертолетов, 63 штурмана-испытателя, около 3.500 тысяч авиационных специалистов различного профиля.

За высокое летное мастерство и мужество, проявленные при испытаниях авиационной техники, 56 выпускникам ШЛИ присвоено звание Героя Советского Союза и Героя Российской Федерации, 138 — звание «Заслуженный летчик-испытатель» и 16 — звание «Заслуженный штурман-испытатель».

В последние годы ШЛИ возглавляет заслуженный летчик-испытатель СССР Владимир Кондратенко, который вспоминал в интервью газете «Красная звезда»: «Когда мы вступили в эти так называемые рыночные отношения, то российской Школе летчиков-испытателей лиха досталось полной мерой. Раньше потребность в выпускниках школы была в пределах 10−20 человек ежегодно. Вначале у нас было двухгодичное обучение, затем плавно перешли на полуторагодичное.

Был период, когда в течение пяти-семи лет потребность в пополнении числа летчиков-испытателей вообще пропала. Школу можно было закрывать. Некоторое время мы прожили за счет старого багажа. Работы Школе летчиков-испытателей практически не было. Старели и уходили в поисках лучшей доли уникальнейшие, опытнейшие кадры.

В настоящее время средний возраст летчика-испытателя в России шагнул за 50-летний рубеж. Годы берут свое, люди уходят. И если не брать молодежь, то вскоре некому будет передать накопленный за полвека опыт. Страшно, если прервется преемственность в нашем деле".

К своему 60-летию школа подошла в плачевном состоянии. К занятиям в новом учебном году приступили аж три слушателя: два летчика с авиазавода в Комсомольске-на-Амуре и один летчик из Нижнего Тагила из Института испытания металлов. Преподавательский состав школы не менее «могуч»: три летчика-инструктора и один штурман-инструктор. На торжества, посвященные юбилею ШЛИ, приехал сам Владимир Владимирович Путин. Он выразил надежду, что и впредь ШЛИ будет, как всегда, на высоте поставленных задач, и пожелал ей перспективного будущего.

Но уже через год с небольшим в Москве состоялось расширенное рабочее заседание представителей заинтересованных ведомств под красивым названием «Основные задачи создания Центр подготовки летного и инженерно — технического состава на базе Школы лётчиков-испытателей им. А.В. Федотова». Оно было организованно Министерством транспорта Российской Федерации, ГК «Ростехнологии», ФГУП ЛИИ им. М.М. Громова, ФГУП ЦАГИ им. Н.Е. Жуковского и проводилось в рамках Государственной программы по безопасности полетов ВС ГА, а также в рамках концепции Транспортно-выставочного комплекса «ТВК-Россия», который создан по указу президента РФ № 217 от 20.02.2008 года.

В реформированной школе предложено организовать учебный процесс по следующим видам подготовки:

— специальная наземная и летная подготовка экипажей для действий в особо нестандартных условиях полетов;

— подготовка российских пилотов для полетов на иностранных воздушных судах (ВС);

— переподготовка ИТС для технического обслуживания ВС иностранного производства;

— первоначальное летное обучение и подготовка пилотов-любителей;

— подготовка летчиков стран импортеров, закупающих авиационную технику российского производства;

— подготовка коммерческих пилотов.

Тут виден явный крен в сторону коммерциализации работы ШЛИ, вместо того, чтобы наладить её чисто профессиональную деятельность.

По мнению летчика-испытателя СССР Владимира Кондратенко, «школу летчиков-испытателей надо сделать государственной. В мировой практике примеров достаточно: США, Англия, Франция. Эти страны гордятся своими школами летчиков-испытателей, считают их национальным достоянием и не жалеют средств на их развитие. Российская Школа летчиков-испытателей должна получать бюджетное финансирование. Денег на ее содержание государство много не затратит, а доход от этого будет иметь огромный».

Но кто сегодня прислушивается к профессионалам? В фаворе у кремлевских руководителей, похоже, только «короли коммерции».

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня