18+
вторник, 30 августа
Общество

Сергей Санакоев: Китайцы не хотят работать, как в России

Жители Дальнего Востока уже перебираются в Поднебесную

  
108

Председатель КНР Ху Цзиньтао надеется, что предстоящий в конце сентября визит президента Дмитрия Медведева в Китай будет способствовать дальнейшему укреплению двустороннего стратегического партнёрства. Об этом китайский лидер заявил после встречи с российским президентом в Торонто на полях саммита «двадцатки».

Ху Цзиньтао отметил, что они встречались с Медведевым на саммите ШОС в Ташкенте и ему «очень приятно спустя полмесяца» вновь побеседовать с российским лидером. «В этом году наблюдаются очень интенсивные контакты между руководством Китая и России на высшем уровне, — сказал председатель КНР. — Мы с вами уже трижды встречались. Во время этих встреч состоялся обстоятельный обмен мнениями по вопросам двусторонних отношений, а также иным вопросам, представляющим взаимный интерес». Ху Цзиньтао подчеркнул, что «соответствующие ведомства наших стран прилагают активные усилия для реализации договорённостей между нами и тем самым значительно продвигают развитие российско-китайских отношений». «Китай с удовлетворением воспринимает прогресс и достижения в двусторонних отношениях с Россией», — заявил он.

В чем причины сближения России и Китая, рассуждает председатель правления Российско-китайского центра торгово-экономического сотрудничества Сергей Санакоев.

«СП»: — Сергей, в каком состоянии, на ваш взгляд, находятся сейчас российско-китайские отношения?

— Сегодня российско-китайское сотрудничество носит характер стратегического партнерства. У нас для этого существует совершенно уникальная правовая база. В самом начале нового века подписан договор о дружбе, добрососедстве и взаимопомощи. Он является беспрецедентным, с точки зрения формулировок. Например, в нем сказано, что стороны обязуются передавать дружбу из поколения в поколение. С одной стороны, это звучит пафосно, а с другой, это показывает, насколько серьезно настроены сотрудничать в XXI веке с Россией китайцы. Можно сказать, наше стратегическое партнерство носит не декларативный характер, а это совершенно конкретная практическая работа.

Между Россией и Китаем имеется самая длинная в мире сухопутная граница — ее протяженность четыре тысячи километров. И если представить себе и Россию, и Китай на карте мира, на Евроазиатском континенте, можно понять, что фактически эти два государства определяют конфигурацию континента. И, конечно, правильное сотрудничество между нами, правильное построение торговых и инвестиционных форм сотрудничества может оказать огромное влияние на обстановку в регионе.

«СП»: — По поводу дружбы с Китаем. Мы ведь это проходили, вспоминается лозунг сталинских времен «русский и китаец — братья навек». Та великая, казалось, дружба, закончилась очень нехорошо (в 1956 году, после прихода к власти Хрущёва и XX съезда отношения между двумя странами ухудшились: Мао Цзэдун обвинил советское правительство в ревизионизме и уступкам Западу, был вооруженный конфликт в 1969 году на Даманском — «СП»). Сейчас наша нынешняя дружба не может закончится так же?

— Был фактический разрыв отношений. Прекращение общения по определенным, весьма субъективным причинам. Как раз факт, что мы вернулись к дружеским отношениям, показывает обратное: это разрыв был исключением из правил, а не наоборот.

Сегодня усилиями двух сторон — и политического руководства Китая, и России — создана такая правовая база, когда невозможно повторение разрыва. Возьмите хотя бы подписание соглашения о государственной границе. Китайская сторона уступила нам тоже очень много спорных территорий. Противники такого подхода есть в Китае до сих пор, они говорят, что не понимают, зачем отдали России столько исконных северных территорий.

Тем не менее, вопрос на сегодня решен: на российско-китайской границе нет ни одного спорного метра. Это говорит о том, что стороны намерены твердо придерживаться этой границы между собой. Если бы были хотя бы какие-то планы Китая нарушить эту границу, пусть закамуфлированные и далеко идущие, китайская сторона нашла бы сотни причин, чтобы не подписывать этого соглашения.

«СП»: — Некоторые эксперты утверждают, что Китай не прочь прибрать к рукам наш Дальний Восток. Эта угроза действительно существует?

— Гораздо больше для России военная угроза со стороны НАТО, которое сегодня реально расширяется на восток. Рассуждать, что Китай может произвести какие-то марш-броски на российскую территорию — просто смешно.

«СП»: — Дело не в марш-бросках. Дело в том, что на нашем Дальнем Востоке россиян живет горстка, а с китайской стороны — огромная плотность населения. И что в любом городе на Дальнем Востоке или в Восточной Сибири китайцев очень много. Действительно, создается впечатление, что идет ненасильственный захват российской территории…

— Вы там бывали?

«СП»: — Я бывал в Иркутске.

— Да, в Иркутске, действительно, вторая по размерам диаспора китайцев после Москвы — около 80 тысяч человек. При этом должен сказать, что в Забайкальском крае, Приморском крае, в Хабаровском настроения как раз обратные: лишь бы китайцы к нам приходили и работали. Но китайцев нет. У меня есть заявка от администрации Приморского края за подписью вице-губернатора с просьбой оказать содействие по привлечению 6 тысяч китайцев. У них в крае есть шесть тысяч рабочих мест, но китайцы не едут.

«СП»: — Почему?

— Условия жизни на китайской стороне — к нашему с вами большому сожалению — гораздо лучше, чем в России. И нет ни малейших экономических, объективных причин, чтобы китайцы перетекали оттуда в Россию. Там идет обратный процесс: российские граждане, пенсионеры, которые имеют возможность сдать в аренду квартиру в Благовещенске, Уссурийске, других приграничных городах, с удовольствием сдают жилье и на эти деньги живут в Китае.

Это важный момент. Мы должны понимать: причин для какого-то массового перемещения китайцев в Россию нет.

«СП»: — Но считается, что прилегающие к нашей территории китайские провинции перенаселены. Это так?

— Ничего подобного. Северные территории Китая практически пустуют, китайцы считают их непригодными для проживания. Китайцы не населили еще свои северные территории так же плотно, как другие провинции. Не говоря о том, что условия проживания в России китайцы считают неприемлемыми.

Поэтому, когда мы поднимаем проблему, нужны или нет нам китайцы на Дальнем Востоке, не потеряем ли мы его — это необъективная постановка вопроса. Проблема как раз в том, что среди китайцев нет желающих идти на наш Дальний Восток.

Это как раз хуже. Китай достиг нынешнего уровня развития как раз за счет создания благоприятного инвестиционного климата, привлечения иностранных инвесторов — без какого-либо национального оттенка. За последние 20−30 лет Китай набрал около 1 трлн привлеченных иностранных инвестиций — больше всех в мире. Мы же вместо того, чтобы сделать на Дальнем Востоке так, чтобы иностранный бизнес — Китай, Корея, Япония — пришли к нам на рынок со своими инвестициями и инновациями, вместо этого пишем, что там начнется война, всех перережут. Этим на корню губится наша работа, которую мы делаем десятилетиями!

«СП»: — Практически все эксперты утверждают, что в Китае — огромные внутренние проблемы, связанные с политикой. Для нас есть угроза нестабильности?

— Разговорам про китайскую нестабильность, и определенные шатания, в том числе во властной конструкции Китая, только на моей памяти не менее 16 лет. Могу вспомнить, например, как еще будучи вице-премьером правительства России Борис Немцов объяснял нам, что Китай вот-вот рухнет.

Конечно, в Китае не без проблем. Это огромнейшее население, которое должно питаться, иметь работу. В пересчете на душу потребления Китай со своим огромным объемом производства занимает скромное 100-е место в мире. Есть и другие проблемы: старение нации, пенсионная система. Это серьезные вопросы, и мы видим, каким образом китайцы работают над решением этих задач. На это приятно смотреть, нам бы так.

Китай ведет к его результатам компартия, тем не менее. У них многопартийная система — есть еще семь партий. Есть и так называемый «Единый фронт», который создает некоторое подобие демократии.

Я считаю, у нас есть очень хорошие перспективы российско-китайских отношений. В сентябре 2009 года, в Нью-Йорке прошла встреча руководителей двух стран, на которой была утверждена программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ с одной стороны, и северо-востока КНР — с другой. Это программа — набор совершенно конкретных проектов, прежде всего инфраструктурных (строительство моста через Амур, строительство пограничных переходов), которые открыты к взаимным инвестициям. Поэтому на ближайшую перспективу у нас с Китаем запланирована дружба, плодотворное сотрудничество и взаимная выгода.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Комментарии
Первая полоса
Цитата дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье