18+
суббота, 3 декабря
Общество

Американцам вновь подтвердили право отстаивать свободу с оружием в руках

А власти РФ довольны безоружным народом

  
577

В Соединенных штатах Америки положен конец дискуссии об ограничении граждан на покупку и владение оружием. Верховный суд США вынес решение о том, что запрет, наложенный штатом Иллинойс 28 лет назад на владение огнестрельным оружием, является неконституционным. Это может иметь далеко идущие последствия для множества штатов, чьи нынешние законы ограничивают огнестрельное оружие — сообщает телекомпания CNN.

В решении, принятом большинством в 5 судей против 4, Верховный суд подтвердил свое определение 2-летней давности о том, что Конституция обеспечивает всем гражданам США равные или большие права, чем законы штатов, в том, что касается оружия и его использования для самообороны.

«Не подлежит сомнению, что право на ношение оружия является существенной гарантией защиты прав гражданина, запреты же могут игнорироваться, как это справедливо определили в своих законодательствах штаты», — отметил судья Сэмюэль Алито. По определению судей, основание для этого утверждения — 14-я поправка к Конституции. ( «Ни один штат не должен издавать или применять законы, которые ограничивают привилегии и льготы граждан Соединённых Штатов; равно как ни один штат не может лишить какое-либо лицо жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры либо отказать какому-либо лицу в пределах своей юрисдикции в равной защите закона» — «СП») .

Между тем, власти штатов вправе вносить «разумные» ограничения в части обращения и применения оружия, если такие ограничения уже имеются в федеральных законах.

Между тем, не все судьи с этим согласны. Так, судья Стивен Брейер полагает, что последствия подобного решения могут быть как минимум «неоднозначными».

Напомним, право на свободное владение оружием закреплено в Конституции США соответствующей поправкой: «Поскольку хорошо организованная милиция необходима для безопасности свободного государства, право народа хранить и носить оружие не должно нарушаться» . Многие противники продажи оружия считают это положения рудиментом, оставшимся со времен борьбы за независимость и Гражданской войны, и требуют отмены этой поправки.

Между тем, защитники прав владельцев оружия приветствуют это решение:

«Сегодня знаменательный момент в истории США, — заявил Уэйн ЛаПьер из Национальной стрелковой ассоциации. — Это победа всего огромного большинства американцев, которые всегда верили, что Вторая поправка защищает право на самооборону каждого гражданина, а свобода достойна защиты с оружием в руках».

Между тем, прогибиционисты остаются при своем мнении. «Это решение на деле никак не мешает властям отдельных штатов принимать, внедрять и использовать законодательство, ограничивающее оружие», — отметил Пол Хелмке из Фонда «Брэди» за борьбу с вооруженным насилием.

Кроме США, свободная продажа оружия разрешена во многих странах, типичным примером такого государства служит Швейцария, где призывник, отслужив в армии, забирает «рабочий инструмент» домой. В странах бывшего СССР подобное законодательное послабление сделано в странах Прибалтики и Молдавии, причем в последней после отмены ограничений резко снизилась уличная преступность.

В России оборот оружия существенно ограничен: доступ к «огнестрелу» имеют сотрудники правоохранительных органов и некоторых частных охранных предприятий. Кроме того, некоторые виды оружия разрешены к хранению лицам, имеющим охотничий билет — в данном случае речь не идет о средствах самообороны. Кроме того, согласно закону «Об оружии» разрешено ношение оружия национальным и культурным меньшинствам, в качестве элемента традиционного костюма. Это положение распространяется на некоторые народы Кавказа и казаков.

Фонд «Общественное мнение» еще в 2001 году проводил опрос, стоит ли в России разрешить свободную продажу оружия совершеннолетним, законопослушным и психически здоровым гражданам. 79% респондентов к идее вооружения населения отнеслись отрицательно. Наибольший протест она вызвала у женщин и у людей старше 50 лет (по 87%).

Положительно отнеслись бы к свободной продаже оружия 18% россиян, чаще других — мужчины и респонденты в возрасте до 35 лет (по 27%).

Однако потенциальных покупателей оружия больше, чем доля одобряющих идею его свободной продажи. Так, 27% респондентов заявляют, что если бы соответствующий закон все же был принят, то лично они приобрели бы оружие. Снова чаще других утверждают это мужчины и молодые респонденты (по 38%).

Почему же большинство россиян высказывается против свободной торговли оружием? Одним из аргументов является опасение, что в результате уровень преступности возрастет, — так считают 80% опрошенных. Уверены в обратном — что уровень преступности снизится — только 8% опрошенных.

Основатель стрелкового клуба «Сайга» Рафаил Рудитский — один из сторонников «легалайза». Он считает, что нынешнее законодательство, касающееся самообороны, вредит и защищающимся, и самим преступникам. А ограничения на свободную продажу оружия снижает обороноспособность страны.

«СП»: — А в России возможна ли свободная продажа оружия? И нужна ли?

— Тут надо смотреть Вторую поправку к Конституции США. Знаете, почему у них разрешена свободная продажа оружия? Дабы правительство не могло узурпировать власть (речь идет о федеральном устройстве Соединенных штатов Америки, гарантия прав штатов перед центральным правительством — «СП») .

Соотнесите это с нашей действительностью. Тут никакие комментарии уже не нужны.

«СП»: — По вашему мнению, власть сейчас крайне не заинтересована в том, чтобы оружие было у граждан?

— Безусловно.

«СП»: — А есть люди, которые, недовольные этим положением, пытались бы как-то лоббировать либерализацию законодательства?

— Лобби как такового нет. Лоббируют как правило, не потребители, а производители. А они сейчас делают очень хорошие деньги на травматическом оружии, которое вредно для здоровья и безопасности всех граждан, как владеющих, так не владеющих. Они совершенно в этом не заинтересованы, это выяснилось во время проведения круглого стола в Госдуме. Производители все были категорически против того, чтобы у народа на руках было огнестрельное оружие.

«СП»: — А почему вы считаете, что травматическое оружие опаснее огнестрельного?

— Оно у нас заявлено как оружие нелетального действия. Количество убийств из него превзошло уже все мыслимые пределы, именно потому, что оно заявлено как оружие нелетального действия.

Когда из него стреляют, вспомните, подполковник милиции стрелял в водителя снегоуборочной машины — человек опытный, но все равно убил. Палят что из «Макарыча», что из «Осы» со всеми вытекающими последствиями.

«СП»: — Насколько я знаю, стараются целиться в голову.

— А стреляют в открытые участки тела, потому что по закрытым стрелять бесполезно. Тот водитель погиб случайно, потому что на водителе были тонкие брюки, и он попал в артерию. А стреляют, как правило, по открытым участкам — а это шея и голова.

К тому же, у него останавливающего действия нет. Если был бы нормальный огнестрел — взял, выстрелил в стопу. И все. И человек стоит. А дальше уже в суде будут разбираться — правомерно это, неправомерно, но я его остановил. Руку ему повредил, ухо. В конце концов, если пуля просвистит мимо уха, это одно, а когда это резинка шмякнется — совершенно другое. Даже если я просто одежду прострелил — это уже гигантский психологический эффект.

Почему еще стала популярна травматика — она не идентифицируется. Если вас на месте не застукали — все, гуляйте. Особенно «Оса», где гильза остается в кассете. А здесь есть пуля в пулегильзотеке, отследить, чей пистолет, не составляет труда. Потерял — почему не заявил и так далее.

Я понимаю позицию правоохранителей, которым чем меньше оружия, тем меньше забот — они бы вообще оставили только двустволки на руках, убрали бы все помповые ружья и полуавтоматы. Им это лишняя забота — но они за это зарплату получают, пусть работают.

«СП»: — Есть мнение, что с легализацией оружия Россию захлестнет волна бытовых убийств.

— Какие бытовые убийства? Сейчас основным орудием бытового убийства является нож. Потом мясорубка, потом утюг, сковородка, и так далее. Я не побегу в сейф за оружием. Это ерунда.

«СП»: — По данным сторонников свободной продажи оружия, там, где гражданам разрешают хранить дома огнестрел, преступность резко снижается. Вы согласны с этим мнением?

— Возьмите статистику в Молдавии. У них сначала резко возросло число «правильных» трупов. Народ начинает отстреливать уличных преступников. Понятно, что против наемного киллера, против организованной преступности это не спасает, захотят убить — убьют.

И сначала народ начал отстреливать уличную шпану. А потом, месяца через 3−4 это все резко упало, раза в три по сравнению с временами до легализации.

«СП»: — Сейчас российская армия закупает за границей пробные партии оружия — пока речь идет о снайперских винтовках, оружии специального назначения. Военные говорят, что в России аналогов не производится. Как вы считаете, подобный прогресс в производстве вооружений связан с более мягким законодательством?

— Не совсем в этом дело. Это наследие планового хозяйства. В американской армии была борьба с коррупцией и конкурс на лучшее изделие. А не конкурс откатов. А у нас всегда было очень мало разработок.

У нас кроме Калашникова, Макарова и ТТ никогда не было нормального серийного производства. Даже «Стечкин» это мелкосерийная разработка. У нас был нормальный для своего времени пистолет ТТ, первая отечественная разработка, а до этого выпускали системы иностранной разработки — наганы, вальтеры, все заимствованное. У нас до сих пор стволы для автоматов Калашникова производятся на станках, поставленных американцами по лендлизу. И порох, поставляемый в военные части, тоже производится на оборудовании, доставшемся от американцев в 40-х.

У меня есть товарищ, он занимается вопросами качества производства. Он ездил на завод в Казани, где занимаются производством пороха. Он был в шоке — по территории бродят старухи в валенках, таскают мешки с компонентами пороха, а из экструдеров порох идет разноцветный. Нет конкуренции — ничего не будет.

Свобода обращения оружия, свобода его производства дает разнообразие. Никто не работает на склад, все работают на потребителя.


Переводчик фильмов Дмитрий «Гоблин» Пучков сделал мемом фразу «А если бы у него был короткоствол (пистолет), все сложилось бы иначе». Несмотря на то, что он за свободную продажу оружия, он не исключает, что последствия такого законодательного послабления обернутся большой кровью — количество погибших будет сравнимо с числом жертв автоаварий.

— Родная милиция меня защитить ни от чего не может. Уровень преступности в родной стране возрос в десятки раз по сравнению с тем, что было в СССР. Я, например, испытываю серьезное беспокойство, перемещаясь по улицам. И, в общем-то, считаю, что в так называемом «свободном обществе» я имею право сам себя защищать.

Другое дело, как только начнут продавать оружие, начнется массовый отстрел граждан, и многих, очень многих, поубивают. Начиная от тещ в пьяном виде и заканчивая женами, с которыми ругаются.

«СП»: — А что сейчас ограничивает потенциальных преступников? Если заглянуть в криминальную хронику, там убийства на бытовой почве во множестве, и орудиями служат топоры, гантели, лопаты.

— Если есть автомобиль, то он людей давит. Если нет — не давит, просто в силу отсутствия. Есть у нас автомобили, и они давят по 30 тысяч человек в год. По два Афганистана в год у нас гибнет, но об этом никогда никто не вспоминает.

«СП»: — А будет оружие — будут убивать по 30 тысяч?

— А как же? Конечно! Есть такая известная американская поговорка — дерево свободы надо постоянно поливать кровью. Вот у них со свободой порядок.

«СП»: — А в России возможно, что когда-нибудь будет свободная продажа оружия, как в Америке?

— Полагаю, что нет. Власть у нас народа боится, всегда боялась, любых проявлений протеста. Революция 1905 года, события на Красной Пресне продолжались так долго только потому, что в магазинах продавались револьверы. Народ отстреливался именно из этого короткоствола.

«СП»: — То есть будет короткоствол, будет много «приморских партизан»?

— Естественно.

«СП»: — А сейчас в России есть активные группы, которые борются за легализацию короткоствола?

— Конечно, навалом. Я в таковые не вхожу, но в интернете это исключительно массовое явление. Повторюсь — люди не чувствуют себя в безопасности, люди хотят любыми способами защищать себя самостоятельно. Государство им ничего подобного не предоставляет.


Против свободной продажи оружия, как правило, высказываются силовики — действующие или бывшие. В частности, против легализации огнестрела выступал, еще будучи главой МВД, Борис Грызлов. Даже постановка вопроса о свободной продаже, по оценке министра, преждевременна.

«В стране большие проблемы с оружием», — предостерегал Грызлов.

«В незаконном обороте находятся более 100 тысяч единиц оружия», — предупреждал он со ссылкой на объективные данные информационно-поисковой системы, куда заносятся сведения обо всех находящихся в незаконном обороте оружейных стволах.

Купля-продажа оружия, как считает Грызлов, не решает проблему самозащиты населения, а «наличие огнестрельного оружия в кармане не повышает защищенность человека».

Председатель Совета Федерации Сергей Миронов также считает, что оружие на руках населения может привести к трагическим последствиям. Он категорически высказывался против свободной продажи огнестрельного оружия.

«Я всегда был и остаюсь противником разрешения свободной продажи оружия. Для России, как и для любой страны, в том числе для Америки, это ошибочная стратегия. К чему может привести возможность бесконтрольного приобретения оружия? Только к росту количества посягательств на убийство. Поэтому ни о каком разрешении продавать свободно оружие в России, с моей точки зрения, даже речи идти не должно».

Один из самых активных и последовательных противников «легалайза» — депутат Государственной Думы, член Комитета по безопасности Геннадий Гудков. По его информации, сейчас и без того на руках у населения находится 7 миллионов стволов.

«У нас говорят, что если правоохранительная система работает плохо, то нужно разрешить всем гражданам носить оружие, и тогда мы сможем обуздать преступность. Эта посылка неверна изначально, и оружие в руках простых граждан создаст только иллюзии безопасности. Ведь огромное количество оружия попадет в руки неподготовленных людей. Можно научить стрелять в тире по мишеням. Но научить пользоваться оружием, как это необходимо в критической ситуации, невозможно. Специально обученные сотрудники МВД и ФСБ в экстремальной ситуации часто мажут с пяти метров и попадают совершенно не в тех, в кого нужно попасть. А ведь основное количество преступлений совершается не в поле или в лесу, а в городе, в местах массового скопления людей. И куда здесь стрелять? Или представьте, что население, к примеру, купит 15 миллионов пистолетов. Сколько из них очень скоро будет потеряно? Хозяйка забыла вместе с авоськой или мужик потерял по пьяни. И где это оружие затем выстрелит? Другой вопрос, что наши милиционеры действительно в большинстве своем вместо защиты граждан либо обирают, либо крышуют, либо занимаются коммерцией. Но здесь надо исправлять систему, а не самовооружаться. Я сторонник эволюционного пути», — заявлял Геннадий Гудков в интервью «Российской газете».

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня