18+
пятница, 9 декабря
Общество

ФСБ предотвратила неонацистский переворот

По версии спецслужбы, его пытались осуществить с помощью компьютерной игры

  
52

В июле этого года следователи ФСБ завершили расследования уголовного дела в отношении националиста Антона Мухачева. Мухачев, известный в ультраправых кругах под кличкой Флай, обвиняется по ч.1 ст. 282.1 УК РФ («создание экстремисткого сообщества»), а также по ст. 159 УК РФ («мошенничество»).

Следователи установили, что обвиняемый совместно с профессором Петром Хомяковым и Александром Мироновым (оба скрываются от следствия) основал объединение «Северное братство», целью которого был неонацистский переворот в России. Считается, что Хомяков был идеологом, а Миронов — лидером организации.

Кроме того Мухачев подозревается в четырех фактах мошенничества, которые он совершил, занимая пост гендиректора «Торгового дома «Кудиново». Обвинения в мошенничестве националисту предъявили уже после ареста по делу «Северного братства».

Также Мухачеву вменяется в вину создание интернет-портала «Большая Игра», который признан экспертами экстремистским. На сайте «Игры» участники получали различные задания, от рисования свастик и славянских символов на машинах выходцев с Кавказа и Средней Азии, до съемки видеоклипа с избиениями иностранцев. На форумах сайта «Большой Игры» размещались инструкции по изготовлению детонатора из мобильного телефона или будильника.


О том, чем опасна «Большая Игра» и какое отношение к «Северному братству» имеет Антон Мухачев, «Свободной прессе» рассказала замдиректора информационно-аналитического центра «СОВА», эксперт по экстремизму Галина Кожевникова.

«СП»: — Что такое «Северное братство»?

— Это карликовая организация поклонников Петра Хомякова. Там было буквально пять человек, которые разругались вдрызг еще до начала судебного преследования. Хомяков — это известный ультраправый публицист, сейчас он скрывается на Украине, где попросил политического убежища. В России его обвинили по ст. 282 УК РФ («возбуждение ненависти либо вражды») за его труды. Проблема «Братства» состояла в том, что эти люди были анонимны, а их идеология распространялась по сетевому принципу. Как сетевой маркетинг. Все их проекты так и внедрялись.

«СП»: — В том числе «Большая Игра»?

— В частности «Большая игра», которая, на мой взгляд, является самой опасной, потому что все рассуждения о государственном перевороте звучат несерьезно. А «Игра» — это серьезно. Эта штука на 100% попала в современный социальный запрос ксенофобно настроенной молодежи. Это расистский проект, устроенный как интернет-игра, в которой задания выполняются на улице и усложняются от ступени к ступени, причем за задания платятся деньги. Такие игры очень популярны. Первое задание этой игры — завести 5 блогов, которые являются «зеркалами» сайта «Игры», и так далее.

«СП»: — Им как-то пытались помешать?

— В разных городам России осуждены несколько участников «Большой игры». В Ульяновске посадили активиста «Северного братства». Сам Мухачев отрицает свою принадлежность к «Братству». Он не скрывает своих неонацистских взглядов, символика в его блоге — это их символика. Его принадлежность к «Игре» тоже неочевидна. Я не знаю, как это будут доказывать, но если докажут его принадлежность к созданию «Северного Братства», этого будет достаточно. А вот организацию «Большой Игры» вообще непонятно как доказывать.

«СП»: — Но ведь даже если посадить все «Северное братство», на сайт «Игры» все равно будут заходить люди…

— Это проблема любых таких вещей. И сейчас речь идет не о том, чтобы как-то остановить проект, а о том, чтобы наказать создателей. Это вопрос наказания человека, придумавшего преступную схему.

«СП»: — А не получится ли так, что сайт «Игры» не будут закрывать, а оставят как приманку для неонаци, которых надо посадить?

— Нет, эта штука настолько опасна, что опасность ее понимают все. Если не рядовой милиционер, то начальник ОВД точно. Держать это для увеличения отчетности или для вылавливания автономных людей? Участника «Игры» ведь ловят не потому что он неонацист, а потому что он совершил противоправное деяние, тем более, что в этом проекте участвуют не только неонацисты, но и просто бытовые ксенофобы, которые решили на этом подзаработать. «Большая игра» расширяет круг субъектов противоправной неонацистской деятельности до бесконечности, при это не апеллируя к неонацистским взглядам. Поэтому рассуждения о «приманке» — конспирология. Другое дело, что эту игру невозможно остановить.

«СП»: — Значит, остается ждать, пока на подобные игры спадет мода?

— В данном случае, к сожалению, условно прекратить это можно перекрыванием денежных потоков. Я не знаю, как это сделать. Не знаю, откуда идут деньги и как оплачивается участие в игре. Но если платить перестанут, то случайные игроки пропадут. Кроме того, надо накапливать практику по преследованию участников «Большой игры» и делать ее максимально гласной. Один из пунктов привлекательности этого проекта — уверения создателей сайта, что при соблюдении определенных правил безопасности игроков никогда не поймают. Это ложь. Если правоохранительные органы будут грамотно освещать эти дела и доводить до общественности факт поимки участников (ресурс правоохранительной системы куда больше, чем ресурс доморощенных праворадикалов). Страх наказания остановит.


В виновности Антона Мухачева уверены далеко не все. Его жена Ольга Касьяненко считает, что дело ее мужа сфабриковали. В интервью «Свободной прессе» она рассказала, кто и зачем подставил ее мужа.

«СП»: — Насколько нам известно, Антон ни одного обвинения не признал. Какова его версия случившегося?

— Что касается экономической статьи, то она появилась уже после его ареста. Он, как генеральный директор торгового дома, пришел к уже организованным коррупционным схемам, придуманным задолго до него. Таким образом, сам Антон денег не брал. После его задержания на учредителей надавили и они написали иск, что якобы Антон воровал у них деньги. Так что сейчас он обвиняется еще и в мошенничестве. Причем те люди, которые написали на него иск, что якобы он их обворовал, давали Антону положительные характеристики сразу после его ареста, обещали всяческую поддержку.

«СП»: — А зачем надо было обвинять вашего мужа в мошенничестве?

— Потому что его брали по экстремизму, но доказать экстремизм не смогли, а так как они продержали его уже полгода, за которые развалился его бизнес, машину, которую он оставил в автосервисе и не успел забрать, растащили по винтикам, то ФСБ пришлось бы возмещать ущерб. А ФСБ не хочет, чтобы их уличали в ошибках, поэтому они договорились с учредителями. Незадолго до того, как Антона должны были выпустить, на него завели уголовное дело.

«СП»: — А из-за чего начались преследования по статье 282.1?

— Изначально это дело завели на Хомякова и еще круг лиц, а моего мужа в этом списке не было. Хомяков, из-за конфликта на работе, дал показания против Антона. Сказал: «Это все Мухачев, он брал мои книги, мою идеологию и использовал ее совсем не так, как я говорил и писал». Хомяков заявил, что Антон завел сайт «Северное братсво», придумал «Большую Игру». Он продолжал давать показания около полугода, а потом сбежал на Украину. Миронов, еще один человек из «братства», тоже скрылся. Так что у ФСБ не осталось ни одного человека, которого можно было посадить, и они пришли к Антону и стали требовать показания на Хомякова и других лиц. После того, как он отказался дать показания, на него завели дело.

«СП»: — С Хомяковым он просто вместе работал?

— Да. Это была вторая работа Антона. ООО «Спецметропроект», они работали какое-то время, потом у них случился конфликт, после которого Хомякова уволили, а через месяц к Хомякову пришли из ФСБ и он стал давать показания на всех тех, с кем у него был конфликт.

«СП»: — Зачем ФСБ обвинять Антона в создании «Северного братства», если можно, например, посадить за его блог?

— В блоге он ничего такого не писал, а разделять националистические взгляды может кто угодно. Есть практика, согласно которой сажают за публичные высказывания, но он нигде не выступает. А то что Антон писал, что он принимает на работу только русских, то за это тяжело посадить человека, тем более вряд ли этим будет заниматься ФСБ.

«СП»: — То есть ваш муж сидит в Лефортове только потому, что следователям ФСБ нужна отчетность?

— Да, они завели дело, выступили в прессе, что раскрыли государственный заговор, «Северное братство», «Большая Игра». Как же им теперь закрывать дело, если они уже доложили, что взяли государственных преступников. А преступник-то один и то не совсем преступник.


В среде антифашистов считается, что «Северное братство» — это проект силовиков. «Они появились в 2004—2005 гг., когда ультраправое движение было на подъеме. Перед проектами ставилась задача поссорить участников автономных националистических организаций и аккумулировать вокруг подставных проектов их актив», — заявил «Свободной прессе» один из антифашистов. «Сливать» организацию начинают, когда она перестает цеплять молодежь.

Считается, что ФСБ — курирует «Северное братство», НСО и организации вокруг них, а МВД подчиняется «Славянский союз» и ДПНИ. «Пока власть охотилась на не опасных „несогласных“ и разгоняла их акции, подментованные ультраправые призывали убивать людей, в интервью говорили, что будут брать власть силой, выкладывали на сайты видеозаписи тренировок с огнестрельным оружием и их никто не прессовал. Это самое очевидное доказательство их связи с властью», — говорит антифа.

Антифашисты, сотрудничавшие с отделом по борьбе с экстремизмом ГУВД Москвы, рассказали «Свободной прессе», что в «Большой игре» участвовали сотрудники милиции. Милиционеры царапали свастики на своих машинах и взрывали самодельные бомбы в лесу, чтобы сделать «Большую Игру» популярной, а затем вылавливать настоящих игроков.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня