Общество

«Зверская традиция нашего государства»

340 тыс. больных людей дожидаются в СИЗО смерти

  
21

Из 846 тыс. осужденных, которые отбывают наказание в тюрьмах и колониях, почти половина (340 тыс.) чем-нибудь больны. У 15 тысяч заключенных нашли сифилис, у 40 тысяч — активную форму туберкулеза. 67 тысяч имеют психические расстройства, а 55 тысяч ВИЧ-инфицированы.

«Картина остается ужасающей, хотя роста заболеваемости нет по сравнению с прошлым годом. Сейчас в исправительных заведениях России 340 тысяч осужденных страдают различными формами заболеваний», — рассказал журналистам заместитель руководителя Федеральной службы исполнения наказания Николай Криволапов.

Согласно российскому законодательству (п. 2 ст. 81 УК РФ), тяжелобольные люди могут быть освобождены от исполнения наказания, однако эта норма не распространяется на людей, сидящих в СИЗО в ожидании суда и приговора.

Условия содержания в российских СИЗО гораздо хуже, чем в тюрьмах и колониях, поэтому нередко хронические заболевания, с которыми подследственный спокойно жил на воле или поддерживал себя в форме без особых проблем, обостряются и входят в изоляторе в терминальную стадию.

К примеру, здоровье больного СПИДом вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна резко ухудшилось именно в следственном изоляторе. Он почти ослеп, подхватил туберкулез, у него развилась лимфома, появились опухоли в печени. 24 июня 2010 года Симоновский суд принял решение о прекращении уголовного дела против бывшего вице-президента ЮКОСа по нереабилитирующим основаниям, у дела вышел срок давности.

Между тем, если бы дело не было бы так затянуто, Алексанян вообще бы не понес наказания после завершения судопроизводства. Каким бы ни был жестким приговор, с такими болезнями в колонию не сажают.

16 ноября 2009 года юрист фирмы Firestone Duncan Сергей Магнитский скончался в больничном изоляторе Бутырки после 11 месяцев ареста. Сначала заявили, что причиной смерти стал панкреонекроз, но позднее они изменили эту версию и стали утверждать, что Магнитский умер от острой сердечной недостаточности. Во время заключения у него нашли камни в желчном пузыре, но как он заявлял сам, толком не лечили.

30 апреля 2010 года в СИЗО «Матросская тишина» скончалась 53-летняя Вера Трифонова. Женщина поступила в больницу с диагнозом «сахарный диабет, диабетическая нефропатия и хроническая почечная недостаточность.

В «Матросской тишине» сейчас находится бывший латвийский предприниматель Григориус Спекторс. После перенесенного инсульта он ослеп, а из-за хронического диабета у него может развиться гангрена ноги.

Лидер движения «За права человека» правозащитник Лев Пономарев рассказал «Свободной прессе», почему судьи оставляют людей с тяжелыми заболеваниями за решеткой и не выпускают их условно-досрочно.

«СП»: — Что говорит цифра в 340 тыс. заключенных?

— ФСИН должен кардинально менять принципы работы. Он должен освобождать людей, которые даже по существующему законодательству должны быть освобождены. Но их не освобождают. Есть такая традиция зверская: держать людей под стражей до последнего. Держать, даже при том, что самому ФСИН выгодно освободить человека, а не отдавать его родственникам труп… Человек с тяжелыми заболеваниями сидит в СИЗО, где даже хуже, чем в колонии, и ждет приговора, хотя после приговора его освободят от исполнения наказаний. Это ситуация Василия Алексаняна. Очевидно, что таких людей нельзя держать в СИЗО, их надо лечить.

«СП»: — Постоянно поступает информация о том, что заключенных не лечат, что это как пытка.

— У нас вот все знают только про Гуантанамо и Абу-Грейб, где американцы пытали заключенных, а у нас десятки Гуантам! Десятки более жестоких колоний. Люди там напуганы настолько, что никогда не говорят правды, когда к ним приходят с проверкой. Заключенных там избивают, насилуют. Я готов за эти слова отвечать. Если человек тяжело болен, то его и пытать не надо…

«СП»: — В России же есть альтернативные наказания?

— Сейчас президент внес закон по экономическим преступлениям, он отменяет аресты. Тысячу раз на пленуме Верховного суда принимались рекомендации по применению мер пресечения, не связанных с лишением свободы, но у нас смотрят только на тяжесть преступления. Нам нужна гуманизация системы исполнения наказаний.

«СП»: — То есть никаких подвижек в области гуманизации тюрем нет?

— Мы не заметили никаких подвижек в области гуманизации пенитенциарной системы. Там надо вносить изменение в законодательство. Готовятся поправки в закон, но неизвестно, на какой они стадии. Мы делали реальные предложения на эту тему, но государство не жалеет людей, которые провинились.

«СП»: — Может быть, их специально не освобождают?

— Бывает, что и так. Иногда бывают в тюрьмах «заказы». Гноить уголовных авторитетов, например. А так вообще колонии пишут положительные заключения. Однако судьи саботируют УДО (условно-досрочное освобождение), вставая в этом вопросе на сторону прокурора. Тысячи и тысячи людей могли быть освобождены из мест заключения по УДО, но этого не происходит.

«СП»: — Почему?

— Так как у нас судьи коррумпированы, не все, но некоторые, они берут деньги и освобождают заключенных. А честные судьи опасаются выносить мягкие приговоры из-за того, что их будут считать коррумпированными. Коррупция опосредовано влияет на поведение людей. За жестокие вердикты судьям не платят. Платят за мягкие приговоры.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Лев Гудков

Директор "Левада-центра", доктор философии

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня