18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

Под Москвой открыли музей казачьего сопротивления

Казаки ждут скорой независимости Донской республики, а монархисты — царя в 2013 году

  
433

31 июля в подмосковном Подольске был официально открыт «Научно-исследовательский центр по изучению истории казачества и антибольшевистского сопротивления». Музей устроил в своем личном поместье Владимир Петрович Мелихов. Раньше он числился директором Подольского цементного завода, теперь — в ООО «Станица». Злые языки называют его «владельцем всего Подольска». Арестовывался по хозяйственной статье, но соратники Мелехова до сих пор убеждены — что за просветительскую и политическую деятельность.



В этом же поместье площадью в 4−5 гектаров и за высоким забором у него находятся единственные в России храм Русской православной церкви за рубежом и памятник Николаю II, дважды ранее взорванный «неизвестными» и дважды восстановленный (памятник работы скульптора Клыкова). Поместье Мелихова теперь охраняет несколько десятков крепких ребят в черных рубашках, и вероятность повторения подрыва памятника, а теперь и музея, чрезвычайно мала.

Открытие освящал Епископ Женевский РПЦз Михаил, как он сам охарактеризовал себя «сын казака, родившегося в Париже». Епископ зачитал послание зарубежных казаков, а также «всех неравнодушных к России людей». Главным рефреном этого послания были две мысли: в этом Аду, в России смогли выжить только стойкие люди, и лишь за это они уже достойны всякой хвалы; но нельзя останавливаться в сопротивлении Злу силой.



Около 200 казаков, монархистов и «неравнодушных людей», съехавшиеся в поместье Мелехова со всех углов России и дальнего зарубежья, поддержали слова Епископа Женевского, тем более что +35 в тени и +52 на солнце живо напоминали им об Аде на этой земле.

Прохлада — он же Рай в эту сушь — была в самом музее. 8 залов на 2-х этажах (3 этаж пока пустой, но вскоре в нем засядут ученые, изучающие борьбу народа с советской властью). Расположены они в хронологическом порядке. Сам Владимир Мелехов провел корреспондентов «Свободной Прессы» по этим комфортным для тела (а для кого — и душ) комнатам с лекцией:

«Этот музей создается для того, чтобы в нем хранилась и распространялась память о русских людях, которые в сложные и неоднозначные моменты нашей истории остались верны Долгу, Вере и Родине.



Всех нас, людей еще советского воспитания, учили односторонне: большевистская пропаганда была настолько сильна, что даже школьники дарили друг другу на 23 февраля и 8 марта — книжки с рассказами о Ленине. А на картах, показывающих ход Гражданской войны — так, кстати, продолжается и сейчас — везде писали «Освобождение» того или иного города. Имея в виду победу Красной армии — над Русской армией, она же Добровольческая.

А ведь на стороне белых была своя Правда — и, если присмотреться, нормальному человеку эта правда покажется более достойной. Достаточно взглянуть — хотя бы и у нас в музее — на лица командиров с той и другой стороны, на агитацию — плакаты, лозунги. Если лозунги красных призывали молодежь к «свободной красивой жизни», то воззвания Русской армии призывали молодежь в храм. А графическое оформление! В красной агитации намного больше агрессии, насилия, истерии, чем в белой.



Второй Мировой войне у нас посвящен отдельный зал, и он разделен на две части. В первой — мы видим советскую сторону войны. Ту, где Сталин, ища спасения, прибег к образам Александра Невского, Федора Ушакова, Павла Нахимова. Ведь в годы воинствующего безбожия власть пыталась устроить в национальных святынях — конюшни, гаражи… А когда они понадобились, когда над Россией встала беда — их снова подняли на знамена. И с ними победили.

Но была и другая сторона — и об этом другая часть нашей экспозиции. Многие честнейшие и достойнейшие люди сделали ставку на Германию, имея целью, после победы над большевиками, учредить национальное русское государство. В музее собраны образцы агитации, формы, оружия тех русских людей, которые вместе с Германией воевали против губительного для России правления большевиков.

У нас есть одна уникальная вещь: икона, бывшая при одном из тех казаков, которых в 1945 году англичане предали и выдали Сталину. Вместе с хозяином эта икона пережила путешествие на родину, лагеря, и была передана в музей наследниками.

Есть у нас и коллекция, посвященная хрущевским — опять богоборческим — и другим послевоенным годам. Мы пока не до конца оформили эту экспозицию, но уже скоро она будет развернута."

Сергей Антипов приехал на открытие музея из Буэнос-Айреса (Аргентина). Ему на вид лет шестьдесят, говорит, что «родился уже на свободе» (то есть не в Аду, хотя жару, по его признаю, переносит хорошо). Его отец ушел с Дона в 1943 году вместе с казаками генералов фон Панвица и Краснова, обретался в Югославии и Италии («душил краснопузых партизан», как объясняет Антипов), в 1948-м смог выехать по чужому паспорту с континента. Сегодня его сын пытается продолжать дело отца:

«Я в России третий раз за последние 10 лет. И вижу, как тут улучшается жизнь: все больше людей не боится говорить правду, ходить под казачьими, монархическими знаменами, петь русские песни под гармонь. Даже в 90-е люди боялись это делать, не говоря уж о советском времени. Верю, настанет скоро время, когда и историческая правда, а не только бытовая, восторжествует — Казачья республика от Дуная до Владивостока. И в этом здешние казаки, а также здешние русские люди могут рассчитывать на нас — зарубежных казаков и русских людей».

Это мини-интервью проходило под марши Третьего рейха — кучка ставропольских казаков сначала закачивала эту музыку на айфоны казаков амурских, а потом проверяла качество закачки. Под марши один казак в звании полковника вел свою лекцию о Гитлере и генерале Власове, и что, если бы не предательство американцев и англичан, «спасших едой и оружием кровавого Сталина», сейчас бы Дон и его окрестности от одного океана до другого жили бы старой доброй жизнью. «Мой дед, когда проехался по Германии, то только тогда увидел, что есть настоящая жизнь! После этого ни один нормальный человек уже на Восток не вернется. Но деда вернул кровавый НКВД — до 1954-го он сначала в ГУЛАГе, а потом на восточной псевдосвободе за нашу и вашу правду провел», — грустно закончил полковник.

Морально, с частным визитом поддержать монархистов и казачество прибыл первый заместитель председателя Совета Федерации, сенатор от республики Марий Эл Александр Порфирьевич Торшин. «Очень нужный, своевременный музей! У меня дома тоже есть кое-что, что нужно обязательно сдать в этот музей!», — рассказал он «СП».

Но одного музея сопротивления (точнее второго — Мелихов год назад открыл подобную экспозицию, только гораздо меньшего масштаба в станице Еланская Ростовской области) казакам мало. «Я считаю, что пришла пора допросить с пристрастием Путина и Медведева — когда нас признают отдельным народом и проведут реституцию? Есть и еще вопросы, но о них пока умолчим», — выступал один казак (он попросил нас на печатать его имя, «во имя конспирации»). — «Не ответят — объявляем для начала независимость Донской республики в составе Кубанского, Терского, Донского и Астраханского казачества. А потом и дальше — в одну республику и Придунайское, и Амурское, и все остальные казачества».

«Правильно, любо!», — загудели казаки.

Молчали лишь монархисты в подрастающем поместном лесу из манчжурского ореха, каштанов и сосен. Они не хотели разочаровывать казаков: по какой-то только им известной правде монархисты знают, что в 2013 году у России наконец-то появится царь. «К 400-летию династии Романовых власть готовит заждавшемуся русскому народу подарок. Уже подготовлен такой документ, многие его видели — созвать Земский собор из всех сословий государства, и выбрать на нем из 8 кандидатур царя», — поведал тайну «Свободной прессе» монархист Александр Зеленов. На просьбу назвать хотя бы 2−3 кандидатуры из этого списка, Зеленов резонно для своих взглядов ответил: «Чтобы потом список до 6 кандидатов сократился? Знаем мы эти штучки НКВД!»

А Епископ Женевский РПЦз Михаил в интервью «Свободной прессе» вообще заявил, что спасение России придет извне.

«СП»: — Отец Михаил, не пугает вас, что вот здесь звучат призывы к сепаратизму, к отделению казаков от остальной России?

— А казаки имеют на это право, они системообразующее сословие. Вы ведь помните, что изначально Русь была только от варягов до греков? А кто потом ее расширял? То-то же. Сначала казачество защищало государство с запада от латинян, а с юга — от магометан. А потом пошло завоевывать земли для России. До Аляски, до Калифорнии дорастили Русь. И если бы не безбожная власть, сейчас было бы у нас государство 4 океанов: Ледовитого, Атлантического, Тихого и Индийского.

«СП»: — Если сейчас возродить казачество, то можно восстановить историческую и географическую несправедливость?

— А сейчас в России нет казачества, а потому нечего восстанавливать. Последние настоящие казаки ушли с немцами на Запад. Где станицы, где хутора, где атаманы, где, наконец, казачья гордость, которая не позволила бы так гнусно издеваться последние 65 лет над ними? Нет, я верю, что только люди, сохранившие русскую, казачью традицию — а они на Западе — помогут возродить страну.

Под конец мероприятия группа из 10−15 узбеков, приписанные к поместью Мелихова, в больших котлах стали варить рыбу, разливать в сотни стаканов вино. Ветер переменился с юго-западного на юго-восточный, он принес дым от горящих в нескольких десятках километров от музея лесов. «Не надо нам азиатских ветров, пусть от Константинополя дует! На Проливы!», — произнес тост один седобородый казак лет под 90. Узбеки вместе со всеми тоже ответили ему: «Любо!»

(Фотографии Антона Размахнина)

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня