18+
четверг, 28 июля
Общество

На одного генерала МЧС приходится 159 военнослужащих

Армию бросили на борьбу с огнем, поскольку МЧС занято подготовкой к юбилею

  
1604

Глава правительства РФ Владимир Путин, общаясь с погорельцами деревни Верхняя Верея в Нижегородской области, пришёл к выводу, что на борьбу с пожарами пора бросить реформированную армию. Президент РФ Дмитрий Медведев его горячо поддержал. И вот минобороны РФ на базе главкомата Сухопутных войск создало оперативный штаб по ликвидации чрезвычайных ситуаций (ЧС). «Аналогичные оперативные группы созданы в штабах военных округов. В соединениях и воинских частях созданы дежурные подразделения, обеспеченные специальным инвентарем и техникой для тушения пожаров», — говорится в сообщении пресслужбы минобороны. На сегодняшний день в Центральной России в тушении пожаров задействовано около 2 тысяч военнослужащих и до 100 единиц техники мотострелковых, танковых, трубопроводных соединений, а также военно-учебных заведений. В Воронежской области в районе населенного пункта Отрожка курсанты Военного авиационно-технического университета оказывают помощь в эвакуации детей и отдыхающих с территории оздоровительных учреждений. Кроме того, около 250 военнослужащих Воронежского гарнизона оказывают содействие МЧС в тушении пожаров и создании дополнительных антипожарных полос в населенных пунктах Медовка, Масловка и Ясная.

Безусловно, низкий поклон военнослужащим, но возникает ряд вопросов. Имеет ли армия достаточную противопожарную подготовку? Почему не справляется со своими обязанностями специально созданное для борьбы с природными и техногенными катаклизмами МЧС? Об этом мы побеседовали с руководителем Центра военного прогнозирования полковником Анатолием Цыганком.

— Почему армию опять привлекают к решению несвойственных ей задач?

— В принципе, в чрезвычайных ситуациях к борьбе со стихией привлекаются любые структуры, имеющие организацию и дисциплину. Особенно для спасения людей. Меня удивляет другое — беспомощность МЧС.

— В чем она выражается?

— Глава МЧС РФ Сергей Шойгу на совещании в Нижегородской области так оценил свою беспомощность: «В результате пожаров 1170 домов в двух федеральных округах сгорели, 2178 человек остались без крова». Следует добавить: выгорело более 120 000 квадратных километров леса — это примерно 12 000 000 000 кубов древесины — по самым скромным оценкам ущерб составляет 10 миллиардов долларов. Это дает основание задуматься об эффективности МЧС и поставить под сомнение целевое расходование выделяемых на функционирование этой структуры средств.

— Что вы имеете в виду?

— Шойгу обязан был рассказать погорельцам про конкурс на лучший гимн МЧС, про проведенную парусную регату на Белом море, посвященную 20-летию МЧС, про автопробег Москва-Краснодар, посвященный тому же юбилею, про другие торжественные мероприятия, про сформированную зимой международную Евроэскадрилью для тушения лесных пожаров на Балканах, в Греции, Италии. Тогда бы всем стало ясно, почему у нас МЧС съедает гигантские средства, а пожары при этом беспрепятственно гуляют по просторам России, и на борьбу с ними правительство вынуждено бросать армию.

— Интересно, что в СССР никогда не было МЧС, но таких провалов в борьбе со стихией не наблюдалось. Стоило ли разрушать Гражданскую оборону и Государственную противопожарную службу ради создания организации вооруженных спасателей?

— Для начала напомню, как создавалось МЧС. В соответствии с решениями чрезвычайной сессии Верховного Совета РСФСР от 21−23 августа 1991 года, Борис Ельцин издал распоряжение о создании Российской Гвардии и одновременно дал согласие на вооружение Российского корпуса спасателей и трансформации его в Министерство по чрезвычайным ситуациям, поскольку в тот период у Российской Федерации, кроме милиции, других вооруженных формирований не было. Но уже в преддверии подписания Беловежских соглашений президент затормозил, а затем вообще прекратил шаги по созданию Российской Гвардии, поскольку у России появилась возможность юридически получить свои вооруженные силы. Но военизированное министерство по ЧС осталось. В 1992−93 годы на армию в целом надежда была слабая, поэтому параллельно в стране формировались ведомственные вооруженные формирования, как какой-то силовой противовес потенциально опасной и слабоуправляемой армии. По инерции это происходит до сего дня.

В соответствии с указом президента РФ от 11 июля 2004 года № 868 численность только центрального аппарата МЧС составляет 1215 человек, в том числе 140 человек противопожарной службы и 250 военнослужащих войск гражданской обороны. Этим же указом численность территориальных органов определена в 26900 человек (19 500 военнослужащих). Фактически этим указом утверждено уникальное, не имеющее прецедентов в мировой практике соотношение, когда на одного генерала приходится меньше 160 военнослужащих. В армии ротой в 100 человек командует капитан. Батальоном в 450 человек командует подполковник, бригадой в 3800 человек командует полковник. Оперативно — тактическим объединением в 38 000 человек командует генерал-майор. А в МЧС 19 500 солдатами командует генерал армии Шойгу и 122 генерала чинами пониже (9 генерал-полковников, 33 генерал-лейтенанта, 76 генерал-майоров и 4 контр-адмирала). Если сравнить эту ситуацию, например, с российской армией, то там на 1 000 000 военнослужащих приходится около 890 генералов. Если сравнивать с американской армией, то там на 1 371 000 военнослужащих приходится 879 генералов. То есть, на одного генерала МЧС приходится 159 военнослужащих, на одного генерала российской армии — 1100, на одного генерала американской армии — 1204.

— Есть ли какой-то смысл в том, что МЧС является военизированной организацией?

— Уникальность ситуации заключается в том, что мы единственная страна в мире, где спасатели носят военные мундиры. Но от этого уровень защиты населения нисколько не лучше, чем в той же Америке, Греции, Испании… Примером тому — не только пожары нынешнего года. Во время майской энергетической катастрофы, когда Москва практически была брошена на произвол судьбы, МЧС узнало о сложившейся ситуации только через два часа. Последняя техногенная авария, связанная с загрязнением Амура в районе Хабаровска, также показала, что наличие генеральских погон нисколько не ускорило ни создание запасов активированного угля для поглощающих фильтров в городах, берущих забор воды из крупных рек, ни строительство заградительной дамбы.

Милитаризованные спасатели ничуть не способнее своих невоенных собратьев в других странах. Генеральские погоны отнюдь не гарантия того, что руководство спасательной операцией будет более профессионально, а пожар будет потушен быстрее. В спасательных операциях ценится профессионализм и специальная подготовка, а не погоны с одним или двумя просветами.

— Последние катастрофические события заставляют внимательно присмотреться к организации противопожарной службы МЧС. Как вы ее оцениваете?

— Как разгром бывшей Государственной противопожарной службы. После ее присоединения к МЧС начался массовый исход профессионалов-пожарников. Плоды этого уже налицо. При нынешних пожарах в Воронежской области выяснилось, что катастрофически не хватает специалистов.

— Почему они уходят?

— Потому что в МЧС их разделили на людей первого и второго сорта. Те, кто в погонах («коренные» сотрудники МЧС), больше получают, раньше уходят на пенсию, им обеспечивается более высокая пенсия. Пожарников возмущет то, что их насильно «привязывают» к традициям и истории МЧС, при этом принижается история и традиции пожарной службы. Вплоть до того, что привычный красный цвет пожарных машин собираются заменить на голубой.

Возмущает бывших пожарников и то, что в МЧС не используется прежний, особенно советский опыт борьбы с пожарами, а идет упование на новую технику. В советские времена все леса были разделены на кварталы для проезда техники и для локализации верхового пожара. Применялось боронование (опашка). Большое значение придавалось профилактике пожаров. Например, пожарная охрана следила за тем, чтобы в населенных пунктах, где дома из дерева, устраивались отсечные кирпичные стенки, непреодолимые для огня. При тушении лесных пожаров использовались сборно-разборные трубопроводы, которые хорошо показали себя при притушении лесных пожаров в 1972 году в подмосковных лесах. В СССР было 18 трубопроводных бригад, способных развернуть за сутки 120 километров трубопровода диаметром 100 и 150 милиметров. В частях ГО были также комплекты трубопроводов длиной до 15 километров.

— Зато сейчас есть пожарная авиация, которая, наверное, эффективней всякой профилактики?

— Вопрос неоднозначный. Авиация МЧС — Государственное унитарное авиационное предприятие, которое насчитывает 17 самолетов (Ил-62 со спецсвязью, ИЛ-76тд, самолеты амфибии Бе-200, Ан-3 и 29 вертолетов (в основном, франко-германского концерна Evrocopter). Но, во-первых, их используют больше за рубежом. Сформирована даже международная Евроэскадрилья для тушения лесных пожаров на Балканах и в Греции с Италией. Во-вторых, авиация долеко не всегда эффективна (хотя и эффектна) при тушении пожаров. Например, тушить пожар торфяников с помощью самолета (что можно иногда наблюдать) — гиблое дело, все только разрыхляется и горит еще лучше.

— У вас есть конкретные предложения по организации пожаротушения, в частности, и перестройке работы МЧС вообще?

— В сущности, министерство сегодня представляет собой хорошо отлаженный бюрократический механизм, предназначенный, в первую очередь, для собственного существования. Действия же МЧС в условиях реальной катастрофы показали, что на его помощь мы рассчитывать не можем. Думается, что давнее решение правительства России времен Бориса Николаевича — о проведении эксперимента в масштабах страны по созданию спасательного монстра — сыграло свою отрицательную роль. Поэтому власти нужно найти смелость, проявить политическую волю и принять решение о перереформировании милитаризованного МЧС в гражданский российский корпус спасателей, отделив при этом его основную часть — пожарную охрану — в федеральную самостоятельную структуру. Часть средств необходимо распределить между отдельными службами (горноспасателей, служб спасения на водах, спасателей спелеологов).


«Евроэскадрилья» — cпециальная эскадрилья для борьбы с лесными пожарами в странах Евросоюза, состоящая преимущественно из российских самолетов-амфибий Бе-200.

Авиационная группировка МЧС РФ неоднократно участвовала в тушении лесных пожаров в Греции, Сербии, Болгарии и Португалии. В состав «Евроэскадрильи», как планируется, будет входить не только авиация России, но и других европейских стран.

Многоцелевой самолет нового поколения Бе-200 спроектирован на основе гидро- и аэродинамической схемы самого большого реактивного самолета-амфибии А-40 «Альбатрос». Базовый вариант Бе-200 предназначен для тушения лесных пожаров, но конструкция самолета позволяет производить ряд модификаций для осуществления грузопассажирских перевозок, патрулирования прибрежных зон, поисково-спасательных операций, решения других задач. Бе-200 обладает уникальной возможностью взлета и посадки как на сушу, так и на воду.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье