18+
пятница, 9 декабря
Общество

Садисты в погонах чуть не лишили подростка гениталий

Милиция размышляет, стоит ли заводить на сослуживцев уголовное дело

  
262

В Нижегородской области продолжается скандал вокруг избиения 17-летнего Никиты Кафтасьева. Напомним, после задержания сотрудниками милиции парень попал в больницу с отбитыми гениталиями. Как рассказывает сам потерпевший, его избили в УВД города, причем пытки были заранее продуманными: милиционер заставлял его становиться лицом к стене и максимально широко расставлять ноги, после чего бил в пах.

Первое время врачи опасались, что пострадавшему придется делать операцию, речь шла о полной потере половых органов. Однако сейчас, по словам матери Никиты Кафтасьева, речи о хирургическом вмешательстве уже не идет.

О случае стало известно после того, как Наталья Кастафьева обратилась за помощью к правозащитникам, в «Комитет против пыток». После этого она написала заявление в управление собственной безопасности ГУВД по Нижнему Новгороду и в следственный комитет при прокуратуре. Пока милиция отказывается комментировать ситуацию.

«Мать потерпевшего написала заявление в управление собственной безопасности ГУВД Нижегородской области, в настоящее время они проводят по этому факту проверку. Пока она идет, мы не можем дать никаких комментариев. По окончанию проверки мы обязательно дадим какую-то информацию», — рассказал «СП» Александр Чехов, сотрудник пресс-службы ГУВД по Нижегородской области.

Сейчас подросток по-прежнему находится под наблюдением врачей. О состоянии Никиты «СП» рассказала его мать, Наталья Кафтасьева.

«СП»: — В каком состоянии сейчас ваш сын?

— Сейчас состояние нормальное, он находится под наблюдением врача. Операцию решили не делать, пока об этом речи не идет. Ему вводят очень много антибиотиков, по пять уколов в день.

«СП»: — Как он попал в руки милиции?

— С другом возвращался домой, рядом с нашим домом стоит милицейская будка. Их задержали, завели туда.

«СП»: — А почему они привлекли внимание милиции?

— Они встречались с бывшими одноклассниками, немного выпили. После окончания школы они все поступили в разные вузы. Мой сын учится в техникуме, но тоже пошел на эту встречу. С другом пошли домой, им было в одну сторону.

Сначала их забрали в пункт милиции. Первым ударили его друга, Романа Ваулина, и они решили бежать. Их поймали, стали бить прямо на улице. Потом их доставили в УВД, отдали, видимо, старшему группы. Его фамилия, насколько нам стало известно, Киселев. Тот уже продолжал их избивать. Он ставил их к стенке, заставлял широко расставлять ноги, на полную растяжку, и бил в пах. Никита сказал, что его душили — на шее остались следы.

Потом за ними спустилась инспектор по делам несовершеннолетних. Они долго находились у нее, жаловались, что их избили. Она ответила: «мало били».

Позже инспектор Наталья Рябинина привезла Никиту домой. Она потребовала от меня подписать расписку, что ребенок доставлен, и претензий к милиции нет. Я отказалась, потому что было видно, что его избивали.

«СП»: — А второй парень — его тоже избивали?

— У него много ссадин, кровоподтеков, разрывов, царапин.

«СП»: — В милиции как-то объясняют произошедшее?

— Нет.

«СП»: — Сейчас вы что будете предпринимать?

— Мы написали заявление в управление собственной безопасности ГУВД, в следственный комитет при прокуратуре. Вчера к нам приходил следователь, опрашивал, показывал фотографии. Никита некоторых опознал, но фотографии этого Киселева, который бил, он не принес.

В «Комитете против пыток» «СП» рассказали, что в Нижегородской области случаи зверств в милиции происходят регулярно. Многие дела удается доводить до суда, однако, милиционеры часто получают условные сроки. Максим Прытков, пресс-секретарь «Комитета против пыток» рассказал, что сейчас будут предпринимать правозащитники для привлечения виновных.

«СП»: — Есть ли шанс, что избивавшие парня понесут какое-то наказание?

— Сейчас проводится предварительная проверка, то есть 13 сентября, если не будут продлять срок, должно быть какое-то решение. Есть два варианта — либо постановление о возбуждении уголовного дела, либо отказ. Если уголовное дело все-таки заведут, то начнётся обычный набор следственных действий: определение потерпевшего, поиск свидетелей, определение обвиняемых и так далее.

После того, как дело будет передано в суд, уже можно будет рассуждать о степени вины каждого из обвиняемых, и о наказании, и о возможных компенсациях.

А сейчас об этом говорить рано, потому что вполне возможен вариант, что следствие откажется возбуждать уголовное дело. Мы его будем обжаловать, но, конечно, гарантий, что расследование все-таки будет, никто не даст.

«СП»: — Чем сейчас располагает следствие, какие доказательства есть у вас?

— Есть показания мальчика, Никиты Кафтасьева, его матери, и его друга Романа Ваулина, которого тоже избивали. Чем располагает следствие, я сказать не могу.

«СП»: — А медицинское освидетельствование?

— Эти данные нам пока получить не удалось, но следствию, как официальному органу, это будет сделать гораздо проще. Мы сейчас собираем свидетельские показания, искать тех людей, которые могут помочь в расследовании дела. Вообще наш принцип — собирать данные для того, чтобы передать их следствию, чтобы эти документы можно было использовать в суде. И они используются — буквально вчера был оглашен приговор милиционерам, которые сделали мужчину инвалидом, отбили ему почку. Их осудили, признали виновными, правда, срок дали условный. Судья в своем решении упоминал, в том числе, и те материалы, которые мы предоставили следствию.

Мы очень часто делаем работу следствия, но в этом случае хотелось бы, чтобы следователи сами потрудились, чтобы мы их не понукали, учитывая общественный резонанс вокруг дела, и то, что парень несовершеннолетний, и такая серьезная травма.

«СП»: — Это уже не первый случай звериной жесткости?

— Я могу вспомнить случай с Сергеем Якимовым, произошедший весной прошлого года. Его подвесили на дыбу, надевали на голову пластиковый пакет, в который наливали пиво. Подвесив на дыбу, его избивали, а когда Сергей сказал, что будет жаловаться, попытались его утопить. Вывезли его к реке, спасся он чудом. Тех сотрудников милиции летом приговорили к реальным срокам лишения свободным.

У нас есть случай, который следственный комитет отказался расследовать. Это дело Сергея Ляпина — человека пытали током, подключали провода к запястьям и давали напряжение. Есть и следы применения этой пытки, и медицинское заключение, но возбуждения уголовного дела мы не можем добиться уже два года.

Был случай, который я уже упоминал, он буквально вчера закончился приговором суда. 19-летнего подростка били так сильно, что он стал инвалидом, потерял одну почку, она просто превратилась в фарш.

Таких случаев очень много, но Кстовский район, Кстовское РОВД, в котором как раз избили Никиту Кафтасьева, выделяется по жестокости даже на общем фоне запредельных зверств нашей милиции. Там было заявление от пенсионера, которого в милиции изнасиловали резиновой дубинкой, там было обращение об избиениях и о том, что пытались душить. Кстово — это аномальная зона, где всё еще тяжелее, чем в среднем по области.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня