18+
пятница, 9 декабря
Общество

Новый закон о здоровье списан с Гитлера и Оруэлла

Минздравсоцразвития запрещает домашние роды, но разрешает принудительную стерилизацию

  
128

Один из важнейших законопроектов, которые российский парламент будет рассматривать в эту осеннюю сессию — проект федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Этот основополагающий закон, заменяющий нормы РСФСР позднесоветского образца, разработан тем же ведомством, которое и будет его исполнять — Минздравсоцразвития. Шансы на принятие этого законопроекта с минимальными поправками весьма велики, между тем в тексте будущего закона имеется несколько весьма неоднозначных норм, способных серьезно изменить жизнь россиян уже в ближайшие годы.

Основное отличие нового закона от старого — в том, что нынешний документ призван учесть изменения, произошедшие в медицинской отрасли за последние десятилетия, в том числе распространение практики «детей из пробирки», включение в фокус общественного внимания проблематики эвтаназии, паллиативной медицины, редких (орфанных) заболеваний и клонирования. Еще одно назначение нового закона — учесть сложившуюся практику коммерциализации медицины, в частности, систему негосударственных лечебных учреждений, народное целительство и работу фармацевтических компаний.

Однако возможные неприятные последствия от принятия этого закона в его нынешнем варианте весьма значительны и пугающи. По сути дела, логика закона направлена на окончательный слом традиционной структуры отношений семьи и государства — теперь последнее слово в вопросах отношения человека к своему телу и собственному ребенку останется за представителями государства.

Роды по уставу

Значительную долю общественных дискуссий уже вызвала та часть нового законопроекта, которая посвящена семейному и детскому здоровью. «Красной тряпкой» для общественников послужил, прежде всего, термин «продукт зачатия», применяющийся к зародышу и плоду до завершения родов. Хотя термин встречается в тексте всего однажды, он слишком яркий и неуместный, чтобы на него не отреагировали.

Впрочем, и без стилистических недостатков некоторые нормы закона выглядят спорными. Так, в ст. 49 «Рождение ребенка» параграф 2 выглядит так: При рождении живого ребенка медицинской организацией, в которой произошли роды, либо врачом, занимающимся частной медицинской практикой, принявшим роды, выдается медицинское свидетельство о рождении. Этот текст фактически ставит вне закона роды домашние, а также те случаи, когда женщина может родить в транспорте и в других местах — ведь родовой процесс может быть стремительным и начаться весьма неожиданно.

Далее, по пар. 2 ст. 25 этого же законопроекта, « граждане должны заботиться о физическом, духовном и нравственном развитии своих детей, приучать их к здоровому образу жизни». Расшифровки терминов «духовное» и «нравственное» развитие ребенка, разумеется, нет, и при неясности в этом вопросе несостоятельными родителями могут быть признаны, скажем, те, кто не принадлежит и не приобщает ребенка ни к одной из традиционных религий.

«Уже сейчас — и началось это не вчера, а много лет назад — на неудобных властям молодых родителей оказывается давление по „детской“ линии, — рассказала в интервью „СП“ редактор газеты „За волю“, посвященной защите прав политзаключенных, Анна Петренко — Многих активистов оппозиции — самые известные из них Пчелинцевы из города Дзержинска Нижегородской области — пытаются в судебном порядке лишить родительских прав. В том числе и прибегая к помощи врачей. К счастью, пока что у медицинских работников сохраняется совесть, ответственность — и в большей части случаев детей удается отстоять. Но если подобный закон примут, дело сильно осложнится».

По мнению Петренко, к неблагополучным с социальной точки зрения можно, при желании властей, отнести большую часть российских семей и почти всех оппозиционеров. «Люди, занимающиеся политикой в нашей реальности, часто отказывают себе в бытовом комфорте, это их осознанный выбор. Как и роды в домашних условиях, кстати. В ситуацию прессинга по „социальным“ показания попадали многие активисты — Лариса Романова, Галина Дмитриева и другие», — констатирует правозащитница.

Карательная стерилизация

Еще одна неднозначная норма нового законопроекта — о медицинской стерилизации людей, то есть устранение возможности их размножения. Такая мера теперь может по решению суда применяться и без согласия стерилизуемого, если тот признан недееспособным. Прежде всего, это относится к психически больным — и отчасти такая норма объяснима, поскольку многие такие больные не способны контролировать свое репродуктивное поведение.

Однако, помимо очевидных ассоциаций с кампаниями по стерилизации в гитлеровской Германии, существует юридическое возражение: норма о принудительной стерилизации (а также прерывании беременности) по решению суда и заявлению представителя недееспособного лица может породить многочисленные коррупционные злоупотребления. В частности, в России известны случаи, когда недееспособными признавали психически здоровых людей, неугодных властям — чаще всего при помощи одного из родственников.

«Я знаю одного такого человека в Воронеже, — рассказал „СП“ юрист региональной организации инвалидов „Перспектива“ Михаил Черкашин. — Михаила К. пыталась лишить родительских прав его собственная мать, и ей это удалось: она теперь воспитывает внучку. Дело было не в психическом заболевании, а просто в образе жизни парня, он категорически не устраивал мать». Попытка принудительного аборта, рассказывает Черкашин, в его практике имела место в Ивановской области: там отец требовал прервать беременность дочери, находившейся на лечении в ПНД и там забеременевшей от неизвестного. Что касается принудительной стерилизации, то такие случаи также бывают, но не столь часто, отметил Черкашин.

Так или иначе, учитывая привычки многих региональных властей запугивать «неблагонадежных» жителей подведомственных территорий, стоит отметить, что в арсенале угроз со стороны чиновников может появиться еще одна — весьма серьезная. Тем более, что случаи принудительной стерилизации время от времени бывают и сейчас — так, в прошлом году в Пермском крае раскрыли факты незаконной принудительной стерилизации нескольких пациенток психоневрологического интерната в Озерах.

Как рассказала в своем докладе уполномоченная по правам человека в крае Татьяна Марголина, в Озерском интернате 14 недееспособных молодых женщин, 1970−1980 годов рождения, были подвергнуты медицинской стерилизации без решения суда. Как выяснилось, руководство интерната и медицинские работники лечебницы даже не подозревали о том, что такое решение суда необходимо, пишут «Новые Известия».

Дивный новый медосмотр

Еще одна норма, вызывающая опасения: ст. 25, п. 3 законопроекта предусматривает, что «граждане обязаны заботиться о своем здоровье и трудовом долголетии, проходить обязательные медицинские осмотры». Таким образом, «трудовое долголетие» каждого конкретного человека объявлено делом общественной важности. В документе не указаны возможные санкции по отношению к гражданам за нарушение этой нормы, но от этого маловразумительная обязанность не исчезает. Отказывась, таким образом, от прививочной кампании или медосмотра — а многие люди отказываются от подобных процедур по идеологическим или религиозным мотивам — гражданин становится так или иначе нарушителем.

«То же касается и понятия о „здоровом образе жизни“, которое является вариативным и зависит от текущих общественных представлений, а иногда и от тенденций „моды“, — комментируют законопроект в общественной организации „За права семьи“. — Кто и по каким критериям будет определять, является ли образ жизни, к которому семья приучает своих детей, здоровым? Не будет ли эта норма использована как основание для вторжения в частную жизнь семьи с целью контроля за исполнением этой обязанности? Обязанность родителей научить своих детей жить, не вредя своему здоровью, также носит сугубо моральный характер и не может превращаться в определяемую законом юридическую обязанность».

Окончательное решение

Два дискуссионных пункта мировой повестки дня в здравоохранении — вопрос об эвтаназии и клонировании человека — решены в проекте весьма жестко и окончательно. Как эвтаназия, так и клонирование строго запрещены под страхом санкций, в том числе уголовных. «Обходные» технологии также запрещены: например, эвтаназией отныне будет считаться и «отключение аппаратов», обеспечивающих жизнедеятельность человека в безнадежной коме. А к клонированию приравнивается и импорт в Россию клонированных эмбрионов.

Здесь совершенно неясно, как быть, в первую очередь, с теми безнадежно больными, жизнь которых (бессознательная) поддерживается именно аппаратами, а перспектив излечения нет. Во-вторых, не прояснен и вопрос, будет ли считаться ввозом в Россию клонированного эмбриона въезд беременной гражданки РФ, которая совершила подобную операцию за рубежом.

Дело рук самих

При этом в законопроекте имеются несколько весьма обнадеживающих моментов, введение которых можно только приветствовать. Во-первых, вводится понятие «общественной организации по защите прав граждан в сфере охраны здоровья». Такую организацию могут создать граждане, желающие контролировать здравоохранение на территории муниципалитета и пр. Правда, у таких объединений имеются лишь совещательные и контрольные полномочия, но это уже шаг вперед к полноценному общественному управлению медициной.

Далее, новый законопроект закрывает привычные источники дополнительного заработка для медучреждений — например, теперь будет однозначно разрешен доступ отцов в родильные блоки во время родов без дополнительной оплаты. Не допускается также брать дополнительные деньги за палаты с улучшенными бытовыми условиями и т. п. Остается, правда, вопрос, не исчезнут ли после этого комфортабельные палаты как таковые?

Сурово регламентируется и сотрудничество врачей с фармацевтическими компаниями. Скажем, теперь на рабочем месте врач не имеет права пользоваться ни ручками, ни бланками, ни календарями с логотипами фармкомпаний или названиями препаратов.

Наконец, однозначно полезным нововведением станет регламентация целительства. Статья 43 законопроекта дает определение целительству, вводит порядок лицензирования этой деятельности, а также запрещает проведение массовых сеансов целительства, в том числе через каналы СМИ.

Иными словами, новый закон об охране здоровья — потенциально толковая и полезная вещь, которую, однако, следовало бы серьезно обсудить и доработать. К сожалению, надежда на штатную процедуру обсуждения проекта в Госдуме часто не оправдывается. А вот общественная кампания зачастую может помочь — например, пункт об орфанных болезнях и лекарствах внедрен в законопроект именно под нажимом общественности. Правда, пункт этот вышел опять-таки серьезно недоработанным в части списка лекарств; это означает, что огласка и активное общественное давление на власти в данном случае должны быть постоянными. Только тогда есть надежда чего-то добиться.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня