Общество

Гражданам России дадут парабеллум

Боевые пистолеты предлагают причислить к гражданскому оружию

  
676

В политическую повестку дня нынешней России возвращается одна из ключевых тем, о которых власти предпочитают не вспоминать. Это легализация боевого короткоствольного оружия как средства самообороны. К тому, чтобы разрешить гражданам владение пистолетами и револьверами, призвал в пятницу первый вице-спикер Совета Федерации, член Национального антитеррористического комитета Александр Торшин. «Надо разрешить покупать в России боевое оружие легально для самообороны», — заявил сенатор агентству РИА «Новости».

Предложение Торшина традиционно — распространить на короткоствол, ныне не разрешенный к ношению и владению гражданскими лицами, за исключением наградных, правила, которые сейчас применяются к травматическому и гладкоствольному оружию. Так, разрешение на покупку оружия могли бы получить те граждане, которые не имеют судимости и не состоят на учете в наркодиспансере, считает сенатор. При этом, по его словам, «надо ввести обязанность владельцев оружия каждый год отчитываться в милиции о том, где находится это оружие, а также ужесточить уголовную ответственность за утрату оружия, введя за это тюремное заключение».

А вот популярные ныне травматические пистолеты Александр Торшин предложил бы запретить. «В отличие от боевого, травматическое оружие — безответственное, оно не дисциплинирует его владельца, который не всегда отдает отчет в том, что оно может нанести очень серьезный вред», — говорит сенатор. Действительно, с ростом продаж травматических пистолетов в последние несколько лет возросло количество уличных и дорожных стычек с тяжелыми и даже летальными последствиями.


Предложения Торшина для «СП» прокомментировал руководитель столичного стрелкового клуба «Сайга» Рафаил Рудитский:

«СП»: — Согласны ли вы с предложением Александра Торшина, что стоило бы легализовать короткоствольное оружие?

— Да, я давно выступаю именно за такое решение. «Травматы» расслабляют людей, они думают, что имеют дело с игрушкой — а на деле ими можно убить. И сейчас на улицах пистолет грабителя не остановит: чаще всего нападающий подумает, что это просто «резинострел», и его проигнорирует. А настоящее огнестрельное оружие — другое дело. С его помощью можно воспитать высокую оружейную культуру — такую, как, например, существует у горских народов или в США.

«СП»: — Насколько реально принятие такого решения?

— Думаю, что пока это даже не пробнный шар, а просто мнение вице-спикера. Слишком влиятельные силы пока что выступают против легализации огнестрела.

«СП»: — Ну, а если разрешат — хватит ли на российских складах пистолетов на всех желающих?

— О, вы просто не знаете, какие мощные у нас военные склады. Там до сих пор лежат тысячи единиц еще царского оружия — «Наганы», «Кольты», «мосинки»… А уж каких-нибудь «ТТ» там просто неимоверное количество. Столько желающих обзавестись короткостволом в России просто не найдется. Потому что тут нужна еще психологическая готовность.

«СП»: — Дело в бюрократии, в долгом оформлении оружия?

— Да нет, просто большинство у нас не готово иметь при себе ствол. Да и многие женщины будут против оружия у своих мужчин. Хотя, надо вам сказать, женщины тоже бывают разные. Недавно видел девушку лет 27, которая с третьей попытки так приноровилась к стрельбе по тарелкам, что выбивала побольше, чем опытные стрелки.

«СП»: — Сколько, на ваш взгляд, россиян захотят купить легальный короткоствол?

— По социологическим исследованиям — таких около 5%, причем не от всего населения, а от совершеннолетних и дееспособных граждан.

«СП»: — Как вы относитесь к предложению давать уголовные сроки за утрату оружия?

— Здесь господин Торшин, конечно, перегибает палку. Ведь оружие можно утратить по самым разным причинам. К примеру, охотился, перевернулся на лодке, утопил ружье. Или заснул в поезде, у тебя его сперли. И что, теперь под суд за это идти? Такого не было даже на войне, где, конечно, за утрату оружия можно было загреметь под трибунал, но всегда учитывались обстоятельства: бойца могло контузить, оружие могло утонуть и т. п.


Сам сенатор Александр Торшин отметил, что МВД, как основной регулятор оборота оружия в стране, по-прежнему против подобной инициативы. Как неоднократно высказывались высшие милицейские чины, правоохранители ожидают вспышки насилия в случае легализации боевого оружия.

Между тем, сюжет с узакониванием «короткоствола» чем дальше, тем больше получает политическую окраску. Ее можно разложить на две составляющие. Во-первых, в среде российских интеллектуалов адаптировалась западная идеологическая традиция, в соответствии с которой позиция по вопросу о гражданском боевом оружии зависит от политических убеждений. За вооруженное население традиционно выступают правые, за разоружение всех, кроме сотрудников силовых ведомств — левые.

Правда, отечественные стрелковые сообщества пока им близко не могут соревноваться по влиятельности со своими заокеанскими коллегами. В США Национальная стрелковая ассоциация (NRA, National Rifle Association) представляет собой разветвленную структуру, по мощности не уступающую крупнейшим профсоюзам, а ее рекомендации в политическом поле дорогого стоят: скажем, именно благодаря протекции NRA на президентских выборах-2008 на пост вице-президента от Республиканской партии претендовала страстная охотница губернатор Аляски Сара Пэйлин, по сей день остающаяся популярным политиком.

Однако интеллектуальный класс в России, в плане отношения к оружию и владения им — лишь верхушка айсберга. Во многих регионах России местные жители, не артикулирующие никаких убеждений, владеют всевозможными видами огнестрельного оружия даже без какой-либо регистрации. Среди таких регионов — прежде всего, кавказские республики, где после многочисленных вооруженных конфликтов имеется в наличии достаточно армейского оружия. Но и в собственно русских регионах жители сел и деревень имеют незарегистрированное оружие. Правда, чаще всего, это старого образца гладкоствольные охотничьи ружья — но у многих людей в таких регионах, как Алтай, Русский Север, таежные области Сибири, имеются и другие «изделия», от упоминавшихся уже «наганов» до настоящих пулеметов.

О том, зачем деревенским жителям может понадобиться пистолет, обозревателю «СП» в начале 2000-х годов рассказывали жители деревень Старорусского района Новгородской области, где до сих пор помнят легендарных деревенских «хулиганов» 1930-х — начала 1950-х годов:

«Ленька — он такой был, чуть что — у него и финка, и наган, и разговор короткий был. А поначалу он после войны в колхоз даже пошел. Надо же работать. И вот как-то быстро он с председателем нашим, Карповым, поссорился. Тот его на поле видит с возом, и здоровается. А у Карпова блажь такая была — кто младше, перед ним кепку сними обязательно, иначе в страшную обиду давался, когда и ударить мог. Вот, а Ленька здоровается, но кепку не снимает — руки заняты были, или что. Тот на него — туды-растуды, я тебя учить буду, сопляка. А Ленька раз ему, наган из-за пазухи вытаскивает: этого, говорит, не хочешь? Иди-ка, Николаич, подальше, пока цел. Так хулиганом и заделался»

Фото использовано с разрешения kiwidition.ru

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Сергей Правосудов

Руководитель института национальной энергетики

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня