Общество

The Guardian: Литву испортил «еврейский вопрос»

Влиятельное издание выступило против приравнивания сталинизма к гитлеризму — «двойного геноцида» не было

  
136

Как известно, Литва приравняла сталинизм к гитлеризму на официальном уровне, приняв законы, запрещающие нацистскую и советскую символику, предусматривающие уголовную ответственность за отрицание и умаление гитлеровской и советской оккупаций. Идеологический фундамент был заложен в прошлом году на Парламентской ассамблее Совета Европы в Вильнюсе, когда депутат Сейма Литвы Вилия Алекнайте-Абрамикене выступила одним из инициаторов резолюции, приравнявшей сталинизм к гитлеризму. И вот на днях во влиятельной британской газете вышла статья известного обозревателя Джонатана Фридланда с таким многозначительным названием «Могу понять, почему литовцев привлекает теория „двойного геноцида“. Но от этого она не менее отвратительна» («I see why 'double genocide' is a term Lithuanians want. But it appals me»).

Особый интерес автора понятен — одна из ветвей его семьи происходит из литовской деревни Байсогала, что под Шяуляем. И вот что увидел Джонатан Фридланд, посетив эту балтийскую республику.

«Я своими глазами увидел, что сегодня в Девятом форте (старинная русская крепость в Каунасе, приспособленная нацистами под концлагерь. — С.О.) есть не только мемориал в память жертв нацистов, выполненный в советское время в стиле соцреализма, но и новая экспозиция, рассказывающая о репрессиях советской эпохи — хотя связь ее темы с этим местом, мягко говоря, не очевидна. Естественно, я понимаю, почему литовцы хотят сохранить память о временах ГУЛага и депортаций в Сибирь. Эти события происходили позже, чем Вторая мировая война, репрессии продолжались дольше, и некоторые из тех, кого они затронули, до сих пор живы. Кроме того, в течение четырех послевоенных десятилетий говорить о пережитых страданиях было запрещено, что лишь усиливает стремление признать эти факты, и увековечить их».

Однако автор признается, что ему не по силам принять тезис о «двойном геноциде». «Во-первых, когда уравниваются преступления нацизма и коммунизма, мы, как правило, не видим честного рассказа о первых, — пишет он. — В табличке на стене Девятого форта, к примеру, говорится лишь о «нацистах и их пособниках». Там не упоминается, что этими «пособниками» были добровольцы-литовцы, с готовностью истреблявшие своих сограждан еврейской национальности. В ходе путешествия по стране — а я посетил целый ряд памятных мест, связанных с войной — я нигде не увидел признания голой, неприглядной правды: тот факт, что доля погибших среди литовских евреев (более 90%) была одной из самых высоких в оккупированной нацистами Европе, в основном обусловлен тем, что гитлеровцам активно помогало местное население. Более того, литовцы начали истреблять евреев 22 июня 1941 года, когда наступающие немцы еще не заняли их территорию.

Во-вторых, даже если теоретически имеется в виду, что надо помнить об обоих «геноцидах», на практике эта «память» очень быстро начинает шутить с вами мрачные шутки. Возьмем Музей жертв геноцида на проспекте Гедимина в центре Вильнюса. Вы, наверно, подумали, что там представлены свидетельства об истреблении евреев, одной из главных арен которого стал Вильнюс. Так вот, вы ошибаетесь. О Холокосте в экспозиции нет ничего. Внимание уделяется исключительно репрессиям КГБ. Снаружи находятся два больших памятника жертвам Москвы. Если вы хотите что-то узнать о гибели 200 тысяч литовских евреев, вам надо покинуть центральную улицу и пройти довольно большое расстояние по переулку: там находится крохотный Зеленый дом, где ютится музей Холокоста — но он закрыт на ремонт, а директора музея власти постоянно пытаются снять с должности".

По признанию обозревателя The Guardian, даже если бы власти скрупулезно соблюдали баланс и говорили всю правду не только о преступлениях коммунистов, но и о нацистских зверствах, он бы не принял теорию «двойного геноцида». Знак равенства здесь фальшивый, считает он. «Никто не стремится занять „первое место“ среди пострадавших, но нельзя и говорить о том, что людей, которых „арестовывали, допрашивали и сажали в тюрьму“ — пользуясь терминологией Музея геноцида — постигла та же судьба, что и убитых евреев, хотя организаторы экспозиции пытаются объединить и тех, и других под одним расплывчатым понятием „жертвы“. Репрессии советского периода были ужасны, но геноцидом их не назовешь: арест и расстрел во рву у форта — не одно и то же. Это несопоставимые вещи, и утверждать обратное — значит лишать понятие „геноцид“ всякого смысла».

По мнению профессора Эгидиюса Александравичюса из университета имени Витовта Великого в Каунасе, многим литовцам нравится думать, что их предки убивали евреев в качестве «возмездия» за все беды, что причинили им коммунисты. Преподаватель идиша Давид Кац из Вильнюса предполагает, что дело в геополитике: «Это „большая дубинка“ против современной России». Кац считает также, что литовцы хотят видеть себя «идеальным» народом с незапятнанной репутацией, а признание правды об участии в Холокосте угрожает этой концепции.

«Международному сообществу надо занять принципиальную позицию, — пишет Джонатан Фридланд. — Литва — член ЕС и НАТО. И ее партнерам по этим двум альянсам необходимо четко заявить Вильнюсу: ему нужно посмотреть в глаза правде о собственной истории, какой бы горькой она ни была. Только тогда призраки прошлого оставят страну в покое».

Понятно, что литовским политикам, придерживающимся теории «двойного геноцида», непродуктивно дискутировать с влиятельным лондонским изданием, поэтому пока что вильнюсские СМИ противопоставили его позиции точку зрения британского политика, бывшего евродепутата Даниэля Ханнана, который опубликовал в The Daily Telegraph ответ Фридланду: «Точно ли преступления Сталина были менее страшными, чем Гитлера?»

«Встает важный моральный вопрос, — пишет он. — Является ли классификация людей по доходам и образованию более оправданной, чем классификация по расовому или религиозному признаку? Нацисты и советская власть убивали людей определенных категорий, а не как индивидов». Ханнан напоминает: в ГУЛАГе и в ссылках погибло немало людей. Однако из-за манипуляции цифрами, смыслами и подмены объекта спора возникают сомнения и по поводу его аргументации в целом. Так, британский политик явно стремится усугубить преступления сталинизма, сообщая, что «когда в 1940 году Красная армия оккупировала балтийские страны, были сосланы или убиты 130 тысяч мужчин, женщин и детей». Но если говорить о Литве, а спор-то о ее истории и ее концепции «двойного геноцида», эти показатели в тот период реальности были в разы ниже.

Автор манипулирует словами «сослали» и «убили». На самом деле «сослали», но правда и то, что часть депортированных погибла от лишений в ссылке. Не оправдывая сталинских репрессий, следует заметить, что депортации, оставаясь ужасным преступлением, все же не являются ежедневным массовым убийством литовскими националистами мирных людей у расстрельных ям. На эту разницу постоянно обращают внимание литовские интеллектуалы, но профессиональные «патриоты» делают вид, будто не замечают.

Что касается цифр, то по данным Центра исследования геноцида и резистенции жителей Литвы, за весь период 1940—1953 гг. г. из Литвы было депортировано около 132 тысяч человек, хотя Ханнан уверяет, будто позднее, «в 1944 году, когда вернулась советская власть, в течение десятилетия арестовали еще 400 000 человек», запутав вовсе, имеет ли он в виду Литву или Прибалтику в целом. К тому же он утверждает: «Во время нацистской оккупации 1941−1944 гг выслали или убили еще 300 тысяч человек — в основном евреев, и в основном из Литвы». А это прямая ложь обратного свойства. Евреев не высылали, а убивали. Цифры занижаются, и снова приравниваются слова «выслали» и «убили», только уже в пользу нацистов. Потому что на самом деле убили. И в одной только Литве — больше 200 тысяч евреев, не говоря уже о десятках, если не сотнях тысяч русских военнопленных: недавно выяснилось, что только в одном лагере под Вильнюсом нацисты уничтожили не несколько тысяч военнопленных, как считалось ранее, а 100 тысяч. А еще были лагеря под Клайпедой, в Латвии — Саласпилс, в Эстонии — Клоога. И сеть мелких лагерей во всех трех республиках.

В Латвии и Эстонии тоже было уничтожено почти все еврейское население — кроме тех, кто успел сбежать. И тысячи военнопленных разных национальностей… Если же добавить сюда жителей коренной национальности, действительно сосланных на работы в Германию, то 300 тысяч Ханнана не выдерживают вообще никакой критики. Но неискушенному читателю преподносят, будто в сталинский период было «сослано и убито» больше, чем в гитлеровский.

«Надо заметить, что независимая Литва всячески избегает преследования участников геноцида евреев — Холокоста, а некоторые напоминания о трагических страницах истории, связанных с деятельностью „лесных братьев“, трактует как посягновение на святую память борцов за свободу. Если проявить ретивость в исследовании этого вопроса, можно заработать срок за умаление советской оккупации», — считает вильнюсский обозреватель Егор Бурчалов.

Вильнюс

.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Алексей Кротов

Почетный строитель города Москвы, член Союза архитекторов России

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня