18+
четверг, 8 декабря
Общество

Модернизация в разгаре: Академики выходят на марши протеста

Приближающийся октябрь обещает стать месяцем гнева для российских ученых

  
9

Они намерены решительно протестовать против уничтожения отечественной академической науки, поставленной сейчас на грань выживания. Всероссийская акция протеста академиков может оказаться самой крупной бузой научного сообщества за всю трехсотлетнюю историю Российской академии наук (РАН).

По странному совпадению обстоятельств, как раз в то время, когда академики обсуждали будущие марши протеста, премьер-министр Владимир Путин написал заметку в журнал «Русский пионер». Издание это позиционирует себя как СМИ «для думающих людей с обдуманными поступками». На страницах журнала премьер признается в любви и уважении к ученым. На этой же неделе Госдума приняла в третьем чтении пакет законов о создании в подмосковном Сколкове — любимого детища президента Дмитрия Медведева — инновационного центра. Казалось бы, при таком благоприятном раскладе для ученых наконец-то наступает та самая долгожданная «эра милосердия». А они на митинги…

Научные сотрудники академии под предводительством отраслевого профсоюза РАН обещают сразу в нескольких крупных городах страны вывести на улицы тысячи человек, чтобы протестовать против пренебрежительного отношения государства к академической науке. Ученые будут требовать нормального финансирования их научной деятельности и создания приемлемых условий для работы.

Как это ни печально, но российская академическая наука, когда-то по праву считавшаяся одним из мировых лидеров, с каждым годом все больше чахнет, становится все слабее и слабее. Причина этой тяжелой болезни лежит на поверхности: государство фактически перестало выделять необходимые средства на фундаментальные исследования.

В результат давно известен: цвет российской науки давно перебрался за границу. За последние четверть века туда переселились уже 200 тысяч наших ученых. А в России их осталось в два раза меньше — сейчас в Российской академии наук насчитывается всего 100 тысяч сотрудников. При таких темпах «развития» перспективы у российской фундаментальной науки самые плачевные.

Как говорят академики, на улицы они выйдут не для того, чтобы просить денег на зарплату, хотя она у них очень небольшая. Они будут требовать от правительства, чтобы оно выделило средства на новые приборы и оборудование. На оборудовании, которое сейчас находится в лабораториях, практически невозможно решать современные научные задачи. Основная часть его была установлена еще при царе Горохе. Нормальных условий для работы нет.

— Мы боремся за то, чтобы нам выделили достаточно средств, необходимых для продолжения научных исследований. Это, пожалуй, самое главное. Мы уже не раз обращались и к президенту, и к правительству, но на диалог с нами никто не выходил — говорит президент профсоюза работников Российской академии наук Татьяна Рослякова.

«СП»: — О какой сумме идет речь?

— На сегодняшний день нам запланировали 2 миллиарда, но мы считаем, что это крайне мало. На обновление приборной базы для проведения фундаментальных исследований нужно, как минимум, 5 миллиардов рублей.

Тогда бы можно было бы обновить основной парк оборудования. У нас ведь много институтов естественного профиля, где исследовательское оборудование, установки, реактивы, подопытные животные - все достаточно дорогое. Деньги нужны для того, чтобы проводить исследования на мировом уровне.

«СП»: — Но сегодня многие вообще искренне не понимают не только зачем здесь нужны такие деньги, но и даже не знают толком, что же это такое — академическая наука.

— Могу объяснить. Академия наук занимается фундаментальными исследованиями для того, чтобы изучать, исследовать основные законы, которые в дальнейшем могли бы быть применимы в конкретных процессах и реализованы. Без фундаментальных знаний сделать это практически невозможно. Исследования проводятся в самых разных областях.

«СП»: — Вы говорите, что ученые обращались с просьбами и к президенту, и к премьеру. Выходит, они просто передавали ваши письма в нижестоящие организации и все?

—  Они действовали по стандарту. Наше письмо передавалось в Минобрнауки и уже оттуда нам отвечали. Там говорилось об уже какой-то проделанной работе. Но мы считаем, что этого нам недостаточно, чтобы на высоком уровне решать проблемы фундаментальной науки.

«СП»: — Но что же будет, если академия не получит так нужных ей сейчас средств? Какие тогда будут последствия для науки?

— РАН продолжит заниматься фундаментальными исследованиями на старом оборудовании. Можно сказать, на коленке.

«СП»: — Насколько велика сегодня структура РАН?

—  Речь идет о 450 научных организациях академии и почти ста тысячах сотрудников. Запрашиваемые нами 5 миллиардов рублей для страны не такие уж и большие деньги. На это жалеть нельзя — без фундаментальных исследований двигаться вперед просто невозможно.

«СП»: — Как смотрится подобная доля финансирования по сравнению с другими странами?

— Годовой бюджет Российской академии наук сопоставим с бюджетом крупного университета в любой из цивилизованных стран.

«СП»: — Позорно мало для такой солидной державы как Россия.

— Вот поэтому-то мы и выходим на улицы. Не от хорошей же жизни придется стоять с плакатами где-нибудь у памятника или еще где! Но если невозможно достучаться до власти, приходится прибегать и к таким методам.

«СП»: — Не поздно? Говорят, академическая наука у нас уже умирает…

— Рано нас хоронить. Позиции за Российской академией наук, которые были ранее, пока еще сохраняются. Другое дело, что есть некоторые секторы, в которых во время развала в девяностых РАН было трудно удержаться на мировом уровне. Ведь тогда нам даже зарплат не платили. Но сегодня заделов в академии по-прежнему очень много. А вот одно наше звено — отраслевые научно-исследовательские институты, которые занимались разработками академии наук и доводили их до производственного внедрения — они действительно практически ликвидированы.

«СП»: — Российские ученые сейчас по-прежнему уезжают за границу?

— К сожалению, это продолжается. Как вы думаете, может аспирант прожить на стипендию в полторы тысячи в месяц? Правительство пообещало, что в 2011 году увеличит стипендии — это было одним из наших требований. Но увеличат-то они всего до 2,5 тыс. И даже не с первого января, а с первого сентября.

Полученное в России образование ценится достаточно высоко. И потому уже на последних курсах иностранцы отбирают наших студентов и предлагают им работу за рубежом. Конечно, наши ребята соглашаются, потому что здесь у них очень мало перспектив. Разъезжаются по всему миру…

«СП»: — Вы говорите, что правительство денег мало на науку выделяет, а как же инновационный проект Сколково?

— Эти средства идут мимо Академии наук. Правительство приняло такое решение. А туда действительно направляются огромные деньги. Мы не говорим, что не нужно развивать Сколково, но у нас есть еще и научные академгородки, которые в свое время создавались не просто так. Это было связано с большими серьезными задачами страны. Надо было развивать науку и современные технологии в регионах, а не только поднимать сырьевые ресурсы. Непонятно, почему нельзя туда сейчас вложить деньги? Там есть базы, ученые, все необходимые структуры.

«СП»: — И как отвечают на ваш вопрос в правительстве?

— Они никак нам не отвечают. Они не вступают с нами в диалог. Только пишут нам письма. Мол, на Академию выделено столько-то денег, запланировано повышение стипендий и т. п.

«СП»: — Может, там, наверху просто чего-то не понимают?

— Думаю, все они понимают…

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня