18+
понедельник, 5 декабря
Общество

Защитники Химкинского леса требуют встречи с Медведевым

Из-за того, что «химкинские следователи не выпускают заложников»

  
12

27 сентября суд Химок продлил арест Алексею Гаскарову, подозреваемому в нападении на администрацию города ещё на два месяца. Через сутки состоится ещё одно заседание, на котором следствие будет требовать продление ареста для второго обвиняемого, Максима Солопова.

На этот раз процесс шёл в открытом режиме, однако, попасть в зал суда удалось немногим. Адвокат просил суд отпустить обвиняемого под поручительство депутатов и правозащитников. Но судья проигнорировала аргументы защиты и оставила Алексея Гаскарова под стражей ещё на два месяца.

Это уже третий суд, продлевающий арест задержанным антифашистам. Первый раз их задержали на 72 часа, потом, в закрытом режиме, объявили о заключении под стражу на 2 месяца.

В антифа-движении считают, что задержанных Алексея Гаскарова и Максима Солопова держат в качестве заложников: пока они за решёткой, защитники Химкинского леса не могут организовать ни одной серьёзной акции протеста. В это время судьба леса вновь оказалась под угрозой — разработка альтернативных маршрутов трассы так и не началась, а фирма-подрядчик строительства подала на экологов в суд, требуя возмещения ущерба за простой техники.

За сохранение Химкинского леса высказываются как сами жители города, так и москвичи — акция протеста, звездой которой стал приехавший в Москву Юрий Шевчук, собрала около 3 тысяч человек. На следующий день лидер группы U-2 Боно пригласил Шевчука на сцену и тоже заявил о поддержке экодвижения. После этих заявлений президент Дмитрий Медведев решил, что игнорировать проблему не получится, и потребовал «разобраться». Работы приостановились, однако, как считают защитники, они могут возобновиться в любой момент.

«В связи с этим мы требуем встречи группы экологов, правозащитников и представителей движения антифа с президентом России Дмитрием Медведевым. Ситуация с Химкинским лесом, в которой просил разобраться президент, зашла в тупик. Фактически, указания первого лица государства спустили в унитаз. Поэтому мы считаем необходимым непосредственно донести до Дмитрия Медведева свою позицию», — заявил источник «СП» в антифа-движении.

Задержанные Максим Солопов и Алексей Гаскаров попали за решётку после того, как 28 июля администрация города Химок подверглась осаде группы молодых людей в масках. Как объясняют сами антифашисты, нападение на администрацию никто не планировал — после того, как в лес в лагерь к его защитникам явились люди, напоминающие фашистов, движение решило провести концерт в поддержку леса. Концерт не состоялся — как говорят организаторы, «по техническим причинам». Именно на этот концерт приехали ныне обвиняемые по «Химкинскому делу» Алексей Гаскаров и Максим Солопов.

Вместо концерта спонтанно получилось шествие к зданию администрации Химок, рассказывают антифашисты. Собралось от 300 до 500 молодых людей, часть из них была в масках. Шествие дошло до здания администрации. Кто-то из толпы стал стрелять из травматических пистолетов по окнам — резиновыми пулями разбили 4 стеклопакета. Кроме того, баллончиками на стены здания нанесли несколько надписей, «Руки прочь от русского леса» и так далее. После этого митингующие сели на электричку и спокойно уехали в сторону Москвы. Никто задержан не был.

«Сразу после нападения в эфире Первого канала и радио „Коммерсант FM“ милиционеры в один голос заявляли, что никого задержать не смогли. А сегодня суд продлевает арест Алексею Гаскарову, в материалах дела которого значится, что его и Максима Солопова схватили в тот же день у мэрии Химок», — комментирует процесс источник «СП» в антифа-движении.

«Милиционеры, униженные этой акцией (они убегали от толпы тогда) должны были что-то предъявить руководству и решили, что надо задержать хоть кого-нибудь. Так как Солопов и Гаскаров часто после акций антифа давали объяснения в милиции, не скрывали лиц и общались с журналистами, схватили их.

А защитники леса не могут проводить серьезных акций, из-за того, что два человека фактически в заложниках у следствия. Сейчас требования освободить двух невиновных людей приходят из стран СНГ, Европы и США. Мы требуем прекратить репрессии против антифа и экологов и немедленно освободить Максима Солопова и Алексея Гаскарова, а также прекратить давление на журналистов, освещавших эту акцию".

По словам антифашистов, многие из допрошенных милицией журналистов дали показания, не выгодные следствию, и перед судом, очевидно, на них будут пытаться воздействовать.

Один из поручителей задержанных, депутат Государственной думы Олег Шеин, рассказал «СП», почему он не верит в виновность Алексея Гаскарова и Максима Солопова":

— В моем понимании были задержаны те люди, которые были готовы взаимодействовать с правоохранительными органами, то есть решать те или иные возникающие конфликты. Это нормальное явление для любой оппозиционной силы. Алексей Гаскаров — сотрудник Института «Коллективное действие», он журналист, как журналист он освещает те или иные публичные действия, и в Химках он присутствовал тоже в качестве журналиста. Здесь мы имеем процесс не сколько против представителя движения антифа, а процесс против представителя прессы.

«СП»: — Почему задержали именно их?

— Они наиболее известны. Прозвучала команда «задержать», взяли тех, кто оказался под рукой.


Алексей Гаскаров и Максим Солопов не случайно заинтересовали следствие, солидарна с мнением Олега Шеина девушка Максима Солопова Анна. Она считает, что милиции было проще взять тех, кто был на виду.

— На следующий день после событий в Химках мой молодой человек, Максим Солопов, дал по этому поводу интервью для радиостанции «Русская служба новостей», — вспоминает Анна, — После выступления в эфире ему позвонили на мобильный телефон, представились сотрудниками правоохранительных органов, пригласили на беседу.

Максим очень часто давал интервью по различным поводам, в том числе и телеканалам, он лицо публичное и достаточно известное. После всех событий, происходивших вокруг антифа-движения, и по другим социально-значимым темам, он, как правило, общался с прессой. Это очень важный момент, мне кажется, причина, по которой задержали именно его — то, что он публичный человек", — рассказала Анна. — То же касается и Алексея Гаскарова. Он никогда не скрывал ни лица, ни фамилии, также выступал с интервью на радиостанциях, в различных СМИ. Поэтому им постоянно угрожали неонацисты, и всегда уделяли внимание правоохранительные органы. Их все знали. Когда милиция упустила толпу в 300 человек, никого не задержав, она взялась именно за них.

«СП»: — Логика понятна.

— Максим пришёл на беседу, его отвезли в УВД Химки, туда же привезли и Алексея Гаскарова. Им тут же нашли местного «адвоката», чтобы у них не было возможности защищать себя 51 статьёй конституции.

Алексея Гаскарова задержали по аналогичному сценарию — он опубликовал статью в интернете, его пригласили на беседу, и вывезли в Химки. На обоих там же завели уголовное дело, предъявили обвинение по статье «Хулиганство». На первом суде им продлили срок задержания до 72 часов. Все тогда подумали — пускай следствие работает, ищет настоящих хулиганов. В итоге следствие никого не нашло, против Алексея и Максима тоже ничего не нашли, но решили продлить им арест ещё на два месяца.

Всё это происходило с большими нарушениями со стороны следствия. Во-первых, в протоколе написали, что их задержали непосредственно в Химках на месте преступления, — считает Анна.— Это бред, потому что как Максим мог давать интервью в прямом эфире на следующий день после событий? Сегодня на суде по этому поводу сказали: «Ну ничего, такое бывает», эта нестыковка суд не волнует.

У них проводились обыски, и оба обыска были ночью. Квартиру Алексея обыскивали вообще без ордера, обыск у Максима был в три часа ночи, я там присутствовала. Второй суд по мере пресечения, где им дали предыдущие два месяца, почему-то проходил в закрытом режиме — попросту никого не пускали.

«СП»: — Чем следствие аргументирует позицию, что они должны оставаться под стражей?

— Основные доводы следствия — якобы, жизни Алексея и Максима угрожает опасность. То есть ребят держат в СИЗО для их же блага. Других аргументов нет, но следствие не хочет их отпускать. То, что они не убегут, само по себе ясно — они сами, без повесток, явились на «беседу».

На следствие, очевидно, давят сверху, потому что правоохранительные органы не смогли обеспечить порядок в своём городе. Дело в том, что все ответственные силовики в этот момент были в лесу — пытались выгнать оттуда экологов.

Сейчас им уже третий раз продлевают меру пресечения. Причём их должны были судить в один день, но вчера решили этот процесс разделить. Сегодня на 2 месяца продлили содержание под стражей Алексею Гаскарову, завтра, очевидно, то же самое решение примут и по Максиму Солопову. Они так уменьшают поток журналистов, интересующихся вопросом, и разбивают на маленькие группы родственников и знакомых, которые могут прийти на процесс.

К тому же, искусственно ограничивают число посетителей. На сегодняшнее заседание, например, смогли попасть только 4 человека — мать Алексея Гаскарова, журналист «Коммерсанта» Александр Черных, и два милиционера. Милиционеры ближе, чем родственники.

«СП»: — Достаточно много информации о том, что на людей, которые могут дать показания по Химкинскому делу, оказывают давление.

— Похоже, следствие не ищет правды. Оно работает в обвинительном уклоне. Они пытаются доказать, а не понять.

«СП»: — Но и Максим, и Алексей присутствовали во время разгрома Химкинской администрации?

— Да, они оба были там. Они оба были без масок. И оба не принимали участия ни в каких хулиганских или насильственных действиях.

Фото: Артем Драчев

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня