18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Леонид Рошаль: «Реформа Скорой помощи — это полная глупость»

Минздравсоцразвития решил перестроить неотложку под «Доктора Хауса»

  
351

С 1 октября российская Скорая помощь начала работать по новым стандартам. Врачи теперь не только привозят пациента в больницу, но и занимаются им до тех пор, пока не смогут передать его с рук на руки узкому специалисту.

Новый приказ вступил в силу 1 октября, тогда же он был официально опубликован в «Российской газете». О нововведениях в службе скорой медицинской помощи журналистам рассказала глава департамента организации медпомощи и развития здравоохранения Минздравсоцразвития Ольга Кривонос.

Первое новшество касается подвыпивших граждан. Теперь сотрудники милиции, увидев на улице сильно принявшего гражданина, должны будут везти его не в вытрезвитель, а в больницу, точнее — в наркодиспансер. Это может снизить количество смертей от отравления алкоголем и передозировки наркотиками. Однако, в курсе ли милиционеры, что вытрезвители с 1 октября должны остаться без работы, выяснить не удалось.

Кроме того, медики опасаются, что дефицитные больничные койки будет занимать асоциальный элемент — украл, выпил, в больницу, не ночевать же на улице.

Но главное новшество, безусловно — расширение функций врача скорой помощи. Ранее «Свободная пресса» писала о том, что на врача повесят обязанности водителя. От этого проекта отказались, зато приняли другой, вызывающий не меньше споров. Врач теперь не просто везёт пациента до больницы, но и отвечает за него некоторое время после. «Сейчас врач „скорой помощи“ отвечает за пациента пока его везут, позже его передает на руки врачам медучреждения, — пояснила Кривонос, — теперь сотрудники „скорых“ будут продолжать им заниматься и проводить диагностику».

В Минздраве считают, что реформа избавит пациента от многочасового ожидания, пока им займутся врачи, занятые, например, операцией. К тому же врачи Скорой будут загружены всю смену, им не удастся отсидется «в режиме ожидания» вызова. А на новые вызовы в этот момент поедут их коллеги. «Сэкономленное время позволит сократить период постановки диагноза, — считает директор Санкт-Петербургского НИИ скорой помощи им. И.И. Джанелидзе Сергей Багненко, — и принесет психологическое удовлетворение самому пациенту».

Реформа, считают эксперты, вынудит перестроить все существующие приёмные покои больниц. Однако, в Минздраве считают, что достаточно небольшой модернизации.

«Это не значит, что по всей стране необходимо создать множество новых отделений, — рассказала Ольга Кривонос, — большинству учреждений придется лишь провести реорганизацию в соответствии с законом».

Согласно приказу, отделение экстренной помощи может быть создано только в относительно большой больнице, минимум на 400 коек. Количество пациентов неотложки за сутки — не менее 50 человек. Новое подразделение должно быть обязательно круглосуточным. В новых отделения врачи обязаны поставить большое количество оборудования для полноценной диагностики и медицинской помощи: полный комплект диагностических аппаратов, рентген, томограф, эндоскоп, оборудованная ими операционная. Кроме того, для удобства пациентов и их родственников необходимо предусмотреть пост регистрации и зал ожидания из расчёта 10 человек на 50 пациентов.

Все поступающие в больницы пациенты будут делиться на несколько групп: лёгкие, средней тяжести и тяжёлые больные. Для каждой группы необходимо отдельное помещение. Поэтому некоторым регионам придется раскошелиться на недостающее оборудование, наём нескольких дополнительных работников и подготовку специализированных помещений. Федеральный бюджет от нововведения, как заявила Кривонос, не пострадает.

Однако, у этой реформы есть многочисленные противники. Президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль считает, что не всё так радужно, как об этом говорят чиновники Минздравсоцразвития.

«СП»: — Реформа Скорой помощи, которая сейчас идёт, она движется в правильном направлении?

— Приказ не продуман, он не согласован с ассоциациями скорой медицинской помощи, и в таком виде не может быть использован. Я это утверждаю как президент Национальной медицинской палаты.

«СП»: — А что именно в нём не так?

— Прежде всего — определение роли врачей и фельдшеров скорой помощи, и работы их в приёмных покоях стационаров.

«СП»: — То есть то, что они будут заниматься пациентами после доставки в стационар?

— Да, это глупость полная. Не нужно ломать ту систему, которая есть, её просто следует наполнять содержанием.


«Я не могу понять, как может Минздрав указывать милиции, что ей делать» — удивляется президент Лиги защиты пациентов Александр Саверский. У эксперта сложилось стойкое впечатление — реформа списана с американского опыта, причём не с реальной рутинной работы «Скорой помощи», а с «врачей» разнообразных сериалов на медицинскую тему.

«СП»: — Раньше разговор шёл о сокращении бригады Скорой помощи до одного-единственного фельдшера, который заодно исполнял бы функции водителя. В этом приказе о таких нововведениях речи не идёт, но обязанности врача всё равно расширяются — теперь он и диагнозы ставит, и за больного отвечает некоторое время после доставки. Как вы считаете, эти нововведения действительно улучшат работу Скорой помощи?

— А до какого момента врач скорой помощи отвечает за пациента?

«СП»: — Из текста приказа этого не понять. Ясно только, что врач может быть задействован некоторое время после доставки пациента в больницу — вплоть до проведения каких-то неотложных операций.

— Это очень важный момент. Надо сказать, что де-факто врач Скорой помощи диагноз ставит уже сейчас. Он называется «предварительным», но сами врачи считают, что раз диагноз существует, то это именно диагноз. Ради этого изменять систему не стоило.

Если они считают, что врач Скорой помощи теперь становится лечащим врачом, если они, насмотревшись американских фильмов, уверены, что у нас должна быть похожая Скорая помощь, то для нас это всё равно, что строить скорую помощь на Луне. То есть работу начинать с нуля — у нас для подобной структуры нет ни помещений, ни отдельных боксов, в которых должны содержаться пациенты, необходимы аппараты вентиляции лёгких, прочее оборудование.

«СП»: — То есть при «потоке» в 50 пациентов мы должны иметь 50 дежурных врачей в отделении, и каждый занимается своим привезённым?

— При этом не стоит забывать, что больным чаще достаточно помощи на дому. Госпитализируют примерно каждого четвёртого. Вопрос в том, кто поедет к ним, к тем, кому не нужна госпитализация?

Не секрет, что до больницы есть определённый фильтр — врач решает, кого он повезёт, а кому можно укольчик сделать, с кем-то просто поговорил, а кому-то помощь уже никогда не потребуется. Соответственно, далеко не все доезжают до больницы, и этот фильтр осуществляет Скорая помощь. А если она не будет этим заниматься, то кто? Врач, который принимает это решение, у него предписание заниматься только одним больным. Ведь там так и не указано, до какого времени он им занимается.

«СП»: — В приказе чётко не оговорено, есть только «до направления его в специализированное отделение лечебно-профилактического учреждения, в котором создано Отделение, или в другие лечебно-профилактические учреждения».

— Поскольку формулировка такова, я могу смело, в соответствии с законодательством считать этого врача лечащим, со всеми вытекающими последствиями — он отвечает за этого пациента по полной программе, до его передачи другому лечащему врачу, на что может уйти достаточно много времени.

С этим подходом они фактически хотят получить полнофунцкциональные отделения, где, видимо, должно быть своё реанимационное оборудование, полноценный цикл диагностики, иначе в этом никакого смысла нет.

Опять же, вспоминая американские картинки из кино, там человек лежит в отдельном боксе, вокруг него куча оборудования, дренажи, а у нас это где? У нас это есть разве что в НИИ Склифосовского и в НИИ в Санкт-Петербурге.

«СП»: — Получается, что они это затеяли, насмотревшись, грубо говоря, «Доктора Хауса»?

— Да, об этом я и говорю. Это, опять же, равносильно строительству скорой помощи на Луне — у нас для этого вообще ничего нет. У нас коридорная система, где нет необходимого пространства для боксов, для перемещения персонала и так далее. У нас вся логистика внутри больницы построена под существующую скорую помощь. Других систем нет.

«СП»: — В приказе оговаривается, что в лечебном учреждении должно быть минимум 400 коек, и поток в 50 пациентов в сутки. То есть, получается, это ситуация крупного города, никак не районного центра? У нас что, только в областных городах скорая помощь останется?

— У меня тоже возник этот вопрос. Ещё — кому будут подчиняться станции Скорой помощи? Есть отделения Скорой помощи при больницах, при них стоит несколько машин. А есть совершенно самостоятельные станции. А их куда? Ответ пока непонятен.

Вопросов к документу очень и очень много, и то заверение, что новый порядок имеет рекомендательный характер, меня не очень успокаивает, потому что в разрабатываемом проекте закона это будет иметь обязательную силу.

Скорая помощь оказывается в очень интересном юридическом положении — невыполнение нового порядка может угрожать уголовной ответственностью.

«СП»: — Как это «рекомендательный характер»? Документ называется «приказ», там есть слово «приказываю».

— Я тоже считаю, что это носит обязательных характер. Но представитель Минздравсоцразвития Ольгп Кривонос заявила, что это носит рекомендательную силу, что лишний раз показывает, что они сами не понимают, чего они хотят.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня