18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Русский — это навсегда

В реестр народов РФ попадут только «одобренные» властью национальности

  
46

Приближающаяся Всероссийская перепись населения — вторая за последнее десятилетие — вновь дает повод к спорам о том, сколько в России национальностей и какова их численность. И для госчиновников, и для общественников перепись станет не только источником важной информации, но и возможностью как-то изменить российский социополитический ландшафт.

Больше других все заинтересованные стороны волнует национальный вопрос: предыдущая перепись населения, прошедшая в 2002 году, выявила массу новых, чаще всего игровых, национальностей — люди записывались не только поморами, казаками, сибиряками или булгарами (такие идентичности действительно существуют), но и эльфами, индейцами майя и марсианами. На сей раз, правда, национальный вопрос станет полем не столько для игры, сколько для столкновения интересов.

Вкратце суть потенциального конфликта такова: в стране имеется множество «субэтносов», желавших бы стать полноценными этносами. Такое желание понятно, ведь в силу особенностей национальной политики РФ официально зарегистрированный статус нации дает множество преимуществ, от более лояльного отношения правоохранительных органов до возможности территориально обособить район своего компактного проживания. Пусть последняя возможность скорее теоретическая — все равно быть «лицом малой национальности» зачастую выгоднее, чем этнически нейтральным россиянином или русским — с точки зрения государства это одно и то же.

Ряд российских субэтносов уже готов заявить о своих особых правах и интересах. Однако, как рассказал в интервью «Российской газете» руководитель Института этнологии и антропологии РАН Валерий Тишков, для подобных субэтносов придумана следующая схема: их учтут, но не как отдельные национальности, а в рамках русского народа. «Группировка „русские“ дополнилась многочисленными местными вариантами названий, такими как чалдоны, гураны, кударинские, тудовляне, ягуны, чунари и другие. Большая часть этих наименований получена по данным ВПН-2002 из категории „другие национальности“, и в случае их повторного появления в 2010 году эти ответы будут приплюсованы к общей категории „русские“», — пишет Тишков.


Между тем, многие представители «малых идентичностей» в составе русских, татар и иных крупных народов России полагают, что тысячи людей, зарегистрированных по переписи — достаточный довод для признания данной общности отдельным народом. Официальная этнология, однако, уверена, что это не так. О том, кто и как определяет, «дорос» ли данный народ до официального статуса, «СП» рассказал профессор Владимир Зорин, зам. директора по науке Института антропологии и этнологии РАН:

«СП»: — Сколько нужно людей, отметивших в переписи ту или иную национальность, чтобы она получила официальное признание?

— Какая бы ни была численность народа — не она определяет, будет ли данная общность иметь статус народа или нет. Существуют общепринятые критерии: языковые, культурные, исторические… Поэтому, скажем, мы признаем отдельными народами даже самые малочисленные из северных — те, в которых осталось всего по нескольку десятков человек…

«СП»: — Однако же, статус народов не получают казаки, поморы, сибиряки, которых имеется много тысяч!

— Что касается общностей таких, как поморы, сибиряки — относительно их директор института Валерий Тишков подробно высказался в «Российской газете». Мы признаем существование таких общностей, но в рамках русского народа.

«СП»: — Почему именно в рамках русского народа, а не отдельными этносами?

— Потому что, повторюсь, это определяется языковыми, культурными критериями. Человек, к примеру, пишет национальность «сибиряк», а родной язык у него — русский. И так у всех «сибиряков», потому что иного языка-то нет. Стало быть, это общность в рамках русского народа.

«СП»: — Иными словами, сколько ни пытайся, зарегистрировать новую национальность «снизу» не получится?

— Совершенно точно, «самопровозглашение» в этом вопросе невозможно. Определять, является ли та или иная общность отдельным народом, должны эксперты.


С этой позицией эмоционально спорит один из активных сторонников выделения в отдельный народ сибиряков, публицист Дмитрий Верхотуров:

«СП»: — Согласны ли вы, что официальный список национальностей утверждается экспертами?

— А почему, собственно, какие-то «эксперты» решают, кому быть, а кому не быть народом? На каких основаниях? Вообще-то говоря, если люди собрались, скоординировались, решили, что хотят быть отдельным народом, выделили элементы общей идентичности, отличающие их от других — это уже народ, такого самопровозглашения достаточно. В этом смысле и поморы, и сибиряки, и многие другие — народы.

К тому же основания сибиряков для того, чтобы претендовать на статус народа, очень веские: еще в XVIII веке исследователи выделяли особенности, отличающие нас от населения европейской части России. С тех пор прошло 200 лет, этого достаточно для формирования, как минимум, субэтноса.

«СП»: — Государство и предлагает выделять субэтносы — но в рамках русского народа…

— А уж это вообще странная формулировка. Что значит — «в рамках» русского народа? Может быть, тогда считать русский народ «в рамках» сибирского? Такое подчинение — это имперская, авторитарная логика. Смотрите, мы же — сибиряки — совершенно не возражаем против того, чтобы жители местностей по реке Индигирке назывались так, как они того хотят — русскоустинцами. Они действительно живут наособицу, их предки осели в этих краях очень давно, пусть называются так, как им нравится. Или аналогичная история с байкальскими поморами — их идентичность как раз сейчас активно формируется. Почему мы должны быть против? И почему люди в Москве должны решать, кому быть народом, а кому нет?

«СП»: — Возможно, чиновники чего-то боятся. Как вы считаете, Москве есть чего опасаться?

— Не очень понятно мне, чего боятся чиновники. Я знаю, правда, чего боится часть русских национальных активистов: во многих блогах отрицательное отношение к самопровозглашению народов объясняют страхом, что русский народ и Россия как таковая могут расколоться, быть уничтоженными, если региональные и национальные идентичности будут и дальше развиваться.

«СП»: — Есть реальные опасения, что после такой этнизации идентичностей русские перестанут быть титульным большинством в стране…

— А кто сказал, что перестать быть большинством — это так уж плохо? Это совсем не плохо — множество народов мира живут в положении меньшинств, и некоторые из таких народов живут несравнимо лучше нас. Единственное «но» — не будучи большинством, нужно учиться находить компромиссы, учиться договариваться, искать точки соприкосновения. А вот эти навыки у нас исторически не так хорошо развиты…

«СП»: — То есть, вы против мобилизации в единую нацию? За цветущую сложность этнической картины страны?

— Да, я за цветущую сложность. Мобилизованный кулак — это сила, но сила неповоротливая, а сложность и многообразие более универсальны, они пригодятся всегда. Прежде всего — потому, что сложность всегда дает больше вариантов решения проблемы. Скажем, если один из народов многонациональной страны почему-либо потерял способность быть «ведущим», то лидирующие позиции в государстве мирно может занять другой народ, и сама страна обойдется без потрясений.

Фото dagpravda.ru, rostov.gks.ru

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня