18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Возвращение старообрядцев в Рогожский посёлок

Как они меняют мир вокруг себя

  
314

В ноябре в Москве должно состояться эпохальное событие: на территории старообрядческого Рогожского посёлка торжественно будет отрыт пруд. Точнее, пруд уже отрыт, но ещё не заполнен водой — ключи наполнили его примерно на одну треть, а когда вода поднимется на 2,5 метра, вот тогда официально и будет справляться восстановление порушенного при Сталине водоёма (его засыпали в 1929 году, а территорию отдали заводу МОЗАЛ).

В кабинете у служителя Рогожского посёлка Русской православной старообрядческой церкви (Белокриницкой) Евгения Потаповича Роева висит большая карта с планом восстановления территории. Роев отвечает за инфраструктуру проекта, а потому глядит на вверенную ему территорию не столько как старообрядец, хранитель старых русских традиций, растворённых ныне в бесчисленных попытках светских и религиозных модернизаций, а как инженер. «Всё восстанавливается у нас один в один, как было. С электроподстанцией только не повезло — Москомнаследие не утвердило проект новодела, а потому мы сначала построим дом священника Акимова, и уже там в одной из комнат и водрузим подстанцию», — рассказывает он.

До 1917 года территория Рогожского посёлка составляла 20 гектаров, на которых жило 20 тысяч старообрядцев (всего в Москве тогда число старообрядцев доходило до 200 тысяч — 20% населения города). Точнее, посёлок и после Революции ещё жил прежней жизнью, даже и с какими-то привилегиями, которых у них не было и после религиозной реформы Николая II 1905 года (к примеру, при Ленине старообрядцы вместо Красной Армии могли проходить альтернативную службу). Гонения начались с окончательным утверждением Сталина во власти: в 1928 году тут скинули колокола с соборов, позакрывали храмы и прочие старообрядческие конторы и строения, отрезали землю. Оставили им только один Покровский храм. «Да и при „разрешении“ религии Сталиным в 1943 году старообрядцы, в отличие от других конфессий, мало что получили: в нашем посёлке тогда дали добро только на возведение общественного туалета и столовой», — вступает в разговор сотрудница митрополии Анастасия Иванова.

Но и сегодня от прежнего Рогожского посёлка, при всех благоволениях московских властей, осталось меньше половины. Вместо 20 га земли — только 9,5 га, один из колоколов висит теперь в Казанском соборе РПЦ (Василия Блаженного), кладбищем управляет не община, а ГУП «Ритуал». Но старообрядцы не унывают, тем более, что могло быть и хуже — если бы не Юрий Михайлович Лужков. «Часть территории завода МОЗАЛ, который захватили банкиры, нам в итоге отдали. Мы разобрали тут свалку. Правительство Москвы вкладывает деньги в наш проект, но не напрямую, лично нам, а через заказчика строительства „Москапстрой“. Приехал как-то наш митрополит Алимпий к Юрию Михайловичу в кабинет, стали обсуждать вопросы. А Лужков говорит, чего мы тут сидим, надо на место ехать, в Рогожку, там и решать дела. Настоящий хозяйственник!», — вспоминает Евгений Потапович.

Смотрительница духовного общежития Анна Ивановна с добротой вспоминает и префекта Юго-Восточного округа Москвы Зотова: «Не всем ещё завладел Антихрист, не все души прибрал. Зотов вот вам пример. Да и Лужков первый после Ленина, кто не запрещает нам жить по-божески». По её мнению, антихристов след тянется даже за теми правителями, кто сошёл под землю. «Вот с нашего Рогожского кладбища Сталин и Каганович вывозили мраморные надгробья, потом их шлифовали и пускали на облицовку московского метро. Получается, москвичи там под землёй до сих пор катаются во грехе», — переживает она.

Рогожское кладбище вообще больная тема для старообрядческой церкви. Им управляет ГУП «Ритуал», хотя именно кладбище два века назад послужило центром кристаллизации старообрядчества в Москве: сначала появилось оно, потом часовни, церкви и вся остальная инфраструктура разрослась вокруг этого места. Но главное для старообрядцев сейчас не столько тема преемственности, восстановления традиции, а элементарный уход за историко-архитектурными ценностями на кладбище. Тут выделяются семейная усыпальница купцов Морозовых и захоронения старообрядческих архиепископов и митрополитов. Мраморные саркофаги, кресты, памятные знаки, кованые ограды — формально всё это можно снести хоть сейчас, сославшись на отсутствие ближайших родственников у захоронения какого-нибудь старообрядческого митрополита конца XIX века. Именно так, к слову, и поступили с архитектурным ансамблем знаменитого купца Кузнецова (чей фарфор известен на весь мир). На месте мраморных саркофагов, которые после шлифовки пошли на облицовку чьих-то апартаментов, сейчас установлен лишь памятный знак.

Ждут старообрядцы, что город отдаст им и закрытую в прошлом году школу № 459. «Раньше там был наш Богословский институт», — напоминает Евгений Потапович. — «А сейчас сплошное разорение».

Там же в Рогожском посёлке располагается резиденция митрополита Корнилия. Одноэтажный небольшой дом, в котором он и живёт, и принимает гостей, за забором в половину человеческого роста. По привычке многие старообрядцы называют этот дом Мертвецкой — тут до революции отпевали усопших перед тем, как похоронить их на Рогожском кладбище. Спокойно можно открыть калиточку и пройти на участок, что мы и сделали в сопровождении Евгения Потаповича. «Вот недавно наконец-то надел митрополита расширили до 6 соток», — показывает он. Половину участка занимает огород и сад. Несмотря на первые заморозки на участке цветёт земляника сорта «Барон Солемахер», зеленеют куртины петрушки, дозревает шиповник, в беседке на сушку разложен девясил. Яблони, вишни, смородина, облепиха, малина — всё тут, как и положено в саду у трудолюбивого человека. Прямо перед резиденцией Корнилия недавно был поставлен крест в честь старообрядца — героя Отечественной войны 1812 года атамана Платова.

К посёлку примыкает Рогожский рыночек. Армяне там в тандыре пекут лепёшки, старообрядцы расположили палатки с косоворотками, рушниками и мёдом. Яков, старообрядец-пасечник с Вятки ещё и продаёт молоко в 3-литровых банках, от братьев-единоверцев из-под Раменского. «Красивых этикеток нет на банках, потому народ и не толпится. Так и наша вера — она внутри, а не снаружи. Трудиться не покладая рук и жить по заветам предков — вот основа для нормального человека. Многие люди оступаются, поддаются уловкам Антихриста, но также многие и возвращаются к истинной вере», — объясняет он. Яков приводит пример старообрядца Александра Коржакова, главу службы безопасности президента Ельцина. Коржаков не так давно построил церковь у себя на родине в деревне Молоково Орехово-Зуевского района.

Яков сейчас возрождает древнее бортничество — когда пчела живёт в «дуплянках» в естественных условиях, формирует соты сама, а не на изготовленных человеком рамах. По его словам, на природе и на воле, без пут города, человек преображается, очищается от скверны. Первый шаг к этому — отказ от телевизора, замена его на книги. «Внешний мир вы всё равно не измените — только одному Богу это под силу, так что меняйтесь сами, свой мир внутри», — напутствует он нас на дорогу в город, крестя двумя перстами.

Фото — Антон Размахнин.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня