18+
пятница, 30 сентября
Общество

Газпром вооружается по законам военного времени

«Армия нефти и газа» по количеству бойцов превышает ФСБ

  
3236

15 января на пике газового конфликта с Украиной сайт правительства РФ сообщил, что службам охраны «Газпрома» и «Транснефти» разрешено вооружаться и использовать огнестрельное оружие, наручники, дубинки.

Оказывается, соответствующее постановление премьер-министр России Владимир Путин подписал еще 29 декабря 2008 года на основании принятых в 2007 году, но временно «замороженных», поправках в законы «Об оружии» и «О поставках продукции для федеральных государственных нужд». Согласно документу корпоративным службам безопасности разрешено использовать пистолеты и револьверы, бесствольное огнестрельное оружие, газовые пистолеты, распылители и аэрозоли, электрошоки. В числе разрешенных спецсредств — защитные шлемы и жилеты (1−3 классов защиты), наручники (БР-С, БР-2С, БКС-1, БОС), резиновые дубинки (ПР-73М, ПР-К, ПР-Т, ПУС-1, ПУС-2, ПУС-3), средства принудительной остановки транспорта («Диана» и «Гарпун»), служебные собаки.

Как сообщалось в прессе, спикер Совета Федерации Сергей Миронов выступает против того, чтобы охранные структуры «Газпрома» и «Транснефти» имели право на ношение оружия: «Понятно желание руководителей этих компаний защитить трубопроводы от врезок и терактов. Но создание частной, корпоративной армии, которая будет охранять трубопроводы — это опасный прецедент. Таким образом, все стратегические компании начнут создавать свои вооруженные формирования, а в условиях криминальной России — это крайне опасно, кончится тем, что начнут разрешать пушки. Достаточно только лазейки в законе».

Спикер считает, что охрану должны осуществлять либо структуры МВД, либо подразделения Внутренних войск, либо частные охранные предприятия. «Если бы именно они охраняли государственную собственность, это было бы правильно и логично. Но если появляются новые группы вооруженных людей, которые сегодня подчиняются только президенту компании, а завтра подчиняются непонятно кому, то это чревато серьезными последствиями», — предупреждает Миронов.

Сейчас силами подразделений охраны службы безопасности «Газпрома» и его дочерних обществ охраняются 91% объектов, 5,5% объектов охраняются частными охранными предприятиями и 3,5% - смешанными видами охраны с участием подразделений вневедомственной охраны.

Количество «вооруженных сил нефти и газа» держится в тайне похлеще, чем численность Российской армии. Но можно подсчитать примерно, исходя из опубликованных данных. Например, к охране построенного компанией British Petroleum нефтепровода Баку—Тбилиси—Джейхан длиной 1776 км привлечено в общей сложности свыше трех тысяч человек. Получается где-то два человека на один километр. Известно, что «Газпром» и его дочерние предприятия владеют в целом 155 тысячами километров магистральных газопроводов, а «Транснефть» и ее дочерние предприятия — 46,7 тысячи километров нефтепроводов и 19,3 тысячи километров нефтепродуктопроводов. Итого, общее число сотрудников служб безопасности «Газпрома» и дочерних предприятий при таких обстоятельствах на вполне законных основаниях сможет приблизиться к 310 тысяч человек. А общее число сотрудников служб безопасности «Транснефти» не меньше 132 тысяч человек. Эти цифры вполне сопоставимы с общим числом военнослужащих Минобороны (1 млн. 134 тыс. чел.) или МВД (821 тыс. 268 чел.) и оставляют далеко позади штат ФСБ (по некоторым оценкам, 80 тыс. чел.), а также штат охраны президента, военных разведчиков ГРУ и Службы внешней разведки (в совокупности — свыше 50 тыс. чел.).

Кстати, армия охранников в России давно перекрыла все разумные параметры. Кроме специального ФГУП «Охрана», в которое преобразовано бывшее управление вневедомственной охраны МВД, не меньше 16 федеральных ведомств сейчас имеют у себя специальные охранные структуры. А есть еще и больше 20 тысяч частных охранных предприятий (ЧОПов) и больше 4 тысяч так называемых «служб безопасности». Общая численность этой армады — до миллиона бойцов! К сожалению, охранная эффективность этих подразделений в России очень низка: отражается только до 40 процентов нападений.

Зато они горазды в другой деятельности, мало полезной для общественной безопасности. «Новая газета» приводит такие данные сотрудника российского представительства «Гринпис» Романа Важенкова: «Не раз были случаи, когда служба безопасности „Транснефти“ перекрывала дороги к месту разрыва нефтепровода. Туда не пускали не только журналистов, экспертов-экологов, но и официальных представителей Росприроднадзора, который должен фиксировать эти аварии. А когда Росприроднадзор вызывал сотрудников милиции, то не пускали и сотрудников милиции, останавливали и досматривали весь транспорт. Это было еще до закона. „Транснефть“ не очень охотно предоставляет информацию об авариях. По их официальным данным, у них вероятность разрыва нефтепровода 0,04 на тысячу лет, хотя, по нашим данным, разрывы у них происходят почти каждый месяц и не по одному. Поэтому если в отдаленном регионе в связи с аварией на нефтепроводе сталкиваются две группы служб безопасности: милиция и корпоративный спецназ и обе стороны вооружены — это тревожная ситуация».

Несколько конкретных фактов

Июль 2001 года, Астраханская область. Несколько десятков женщин организовали пикет. Они перекрыли трассу на подступах к предприятию «Астрахань-Газпром». Протестовали против нарушения руководством компании соглашения, по которому жители рабочего поселка из экологически опасной зоны должны быть переселены в незагрязненные места. В ответ на протест милиция и служба безопасности «Газпрома» совместно организовались в клиновидное построение наподобие знаменитой «тевтонской свиньи» и врезались этим клином в ряды пикетчиков. Результат — сломанные ребра и пальцы нескольких женщин. Все это происходило далеко за пределами территории предприятия.

Январь 2006 года, Удмуртия, нефтепровод Холмогоры-Клин. Из-за аварии во время планового ремонта произошел разлив порядка 70−80 тонн нефти. Группа экспертов, приехавшая произвести замеры для оценки последствий, была остановлена службой безопасности «Транснефти». Несмотря на предупреждение республиканской прокуратуры о незаконности сокрытия общественно-значимой информации, съемочные группы различных телеканалов также не пустили к участку разлива.

Март 2006 года, Башкирия, трубопровод Нижневартовск-Курган-Куйбышев. Разлив 800 кубометров нефти загрязнил свыше 5 гектаров земной поверхности. Часть нефти попала в местную реку. Служба безопасности «Транснефти» препятствовала работе СМИ.

А как у наших зарубежных партнеров?

Во всем нефтегазовом мире — от США и Канады до Африки и Персидского залива — проблема защиты собственных интересов транснациональных компаний решается, как ни странно, совсем иначе, и под контролем государства. В США и Канаде охрану стратегически важных объектов — нефте- и газопроводов — несут частные военные организации и конная полиция. Положение не менялось и после введения угрозы террористических актов после 11 сентября. Все это под руководством специальных отделов безопасности в министерствах энергетики.

Саудовская Аравия — крупнейший в мире производитель и экспортер нефти, владеющий 25 процентами мирового запаса, но находящийся в одном из самых нестабильных по безопасности регионов мира — в том числе из-за близости к «Аль-Каиде». Главная нефтяная корпорация этого королевства — самая богатая в мире Saudi Aramco — почти в два раза богаче «Газпрома». Но и она не захотела делать свою службу безопасности полностью автономной от государства. В общую охрану помимо пяти тысяч сотрудников службы безопасности компании входят еще порядка 30 тысяч человек. Это спецподразделения Национальной гвардии и министерства внутренних дел, включающего силы безопасности, особого назначения и контрразведки.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Манойло

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье