18+
суббота, 3 декабря
Общество

Первый эксперимент по народовластию

17 октября 1905 года России разрешили иметь Думу

  
90

В разгар первой Революции 1904−1906 годов царь Николай II решился на создание Государственной думы. Манифест о разрешении народовластия был издан им 17 октября 1905 года по старому стилю (30 октября — по новому), и именно эта дата, несмотря на введение при большевиках нового календаря, и осталась в памяти как «появление первых ростков демократии в России».

Что роднит ту Думу и предстоящий ещё Парламент нашего времени, наконец-то когда-либо избираемый без «админресурса», вброса бюллетеней, коллективного голосования за партию власти в дурдомах, воинских частях, СИЗО и наркодиспансерах — это попытка устроить наконец-то нормальную — в понимании среднестатистического человека — жизнь. Да, Госдума тогда фактически была лишена рычагов власти, влияния на исполнительные органы, но она стала — и в этом и заключается её историческое значение — первой официальной трибуной для выражения чаяний народа.

Первым «актом народовластия» после публикации Манифеста 17 октября стали печально знаменитые еврейские погромы. Тёмные массы сочли «разрешение свободы» как одобрение вседозволенности, эта идея ещё и наложилась на революционные события, когда аппарат насилия и надзора был ослаблен. Только в период с 18 по 29 октября 1905 года в Российской империи произошло 690 погромов в 660 населенных пунктах. За эти 11 дней было убито около 4 тысяч евреев, ранено 10 тысяч.

Сами выборы в Госдуму не были всеобщими, равными и прямыми. Из списка избирателей исключались женщины, молодежь до 25 лет, военнослужащие. Выборы были многоступенчатыми и сословными: один выборщик приходился в землевладельческой курии на 2 тысячи избирателей, в городской — на 4 тысячи избирателей, в крестьянской — на 30 тысяч, в рабочей — на 90 тысяч; для рабочих и крестьян устанавливалась трех- и четырехстепенная система выборов. Такая многоступенчатость оправдывалась тем, что около 80% жителей России составляли крестьяне, рабочие — 7−8%, и власть считала, что при всеобщих выборах получится «крестьянская Дума», которая «из-за темноты хлебопашцев станет на пути прогресса».

В итоге первый парламент из 499 человек получился интеллигентско-крестьянским. Самой многочисленной фракцией были кадеты — 179 депутатов. Октябристы (представители крупного капитала) насчитывали 16 депутатов, социал-демократы — 18. От национальных меньшинств в работе Думы участвовали 63 представителя, от беспартийных — 105. Второй по численности фракцией стали представители аграрной трудовой партии России («трудовики») — 97 депутатов. Председателем первой Государственной Думы был кадет С А. Муромцев, профессор Московского университета. Высшее образование имели 42% депутатов, среднее — 14%, низшее — 25%, домашнее — 19%, два депутата были неграмотными. Были избраны: 121 земледелец, 10 ремесленников, 17 фабричных рабочих, 14 торговцев, 5 фабрикантов и управляющих фабриками, 46 помещиков и управляющих имениями, 73 земских, городских и дворянских служащих, 16 священников, 14 чиновников, 39 адвокатов, 16 врачей, 7 инженеров, 16 профессоров и приват-доцентов, 3 учителя гимназии, 14 сельских учителей, 11 журналистов и 9 лиц свободных занятий. 111 членов Думы занимали выборные должности по земскому или городскому самоуправлению.

Первая Дума просуществовала с 27 апреля по 8 июля 1906 года, и была в итоге распущена царём «за революционность». За 72 дня своей работы она приняла 391 запрос о незаконных действиях правительства.

К концу работы Думы в составе фракций произошли некоторые изменения, а также были созданы новые фракции, не существовавшие к началу её работы. В итоге «финальный» состав парламента был таковым: 176 кадетов, 102 трудовика, 33 члена польского коло, 26 мирнообновленцев, 23 социалиста-революционера, 18 социал-демократов (в основном меньшевики), 14 беспартийных автономистов, 12 прогрессистов, 6 — от партии демократических реформ, 2 — от партии свободомыслящих, 100 беспартийных.

Чем ещё запомнилась эта Первая Дума — она предвосхитила чаяния и требования победивших в октябре 1917-го большевиков, эсеров, анархистов, социалистов с национальных окраин (Финляндии, Польши) и прочих левых партий и движений. Всё то, что предлагали левые в октябре-ноябре 1917-го — всё это уже было высказано на пленарных заседаниях и в комиссиях той Думы. Прояви тогда царь даже не то что разумность и политическое чутьё, а и инстинкт самосохранения, прислушайся к голосу народа — возможно, не потребовалось бы и Октябрьской Революции.

Центральным вопросом Первой Государственной думы был аграрный. Кадеты выдвинули программу «принудительного отчуждения» помещичьей земли, а также наделения крестьян землёй монастырских и церковных владений.

Ещё более радикальным проект аграрного переустройства представили «трудовики» (т.н. «проект 104-х»). Основным его требованием было введение «уравнительного землепользования по трудовой норме». Фактически большевистский Декрет о земле 1917 года был списан (а потом и воплощён на практике) с этого проекта.

Свой аграрный проект — самый радикальный из всех — представили и эсеры. Они требовали немедленного уничтожения частной собственности на землю и перехода её в общенародное достояние («социализация земли»). Правая печать окрестила его «чёрным переделом».

В целом за 72 дня своей работы первая Дума одобрила лишь два законопроекта: об отмене смертной казни (инициирован депутатами с нарушением процедуры, а потому конвейер столыпинских казней по решениям «троек», предвосхитивших сталинские «тройки», продолжался) и об ассигновании 15 млн рублей в помощь пострадавшим от неурожая.

Не успели думцы до роспуска принять постановления, разработанные в парламентских комиссиях: о частичной политической амнистии, создании ответственного перед Думой правительства, расширении избирательных прав, о неприкосновенности личности, свободе совести, собраний и др.

Можно заметить, что эти постановления не приняты и ельцынско-путинскими Думами, страна во многом и сегодня продолжает жить практиками царского самодержавия.

О том, чего ждал от Первой Госдумы самый многочисленный класс Российской империи — крестьянство, можно увидеть из заметки барнаульской газеты «Народный листок», от июня 1906 года:

«В селе Тальменском Барнаульского уезда провожали члена Государственной Думы крестьянина Ильина.

Проводы вышли торжественные и внушительные. После молебна в церкви, присутствовавшие во главе с членом Думы пошли пешком до горы, где от Тальменского сельского общества поднесены хлеб и соль.

За несколько часов пребывания депутата среди населения ему много было высказано сердечных дум и пояснений, у каждого почти есть или были нужды и обиды, и представитель народных нужд, г. Ильин, сам испытавший на себе всю тяжесть крепостной зависимости и до теперешнего бесправия, торжественно обещал добиваться прав народа, а если нужно будет, «то и живот свой положить».

Настроение провожающих было торжественное и вместе с тем печальное, многие плакали.

Подавались депутату наказы. Первое положение наказа говорит о пользовании землей, чтобы земля принадлежала государству и не могла быть предметом купли-продажи, но каждый желающий обрабатывать землю мог бы иметь её на праве долгосрочной аренды и с правом собственности на все сооружения и улучшения на земле; о лесах сказано, что каждый должен иметь лес за плату, т. к. лесоразведение и лесоохранение требуют расходов.

В третьем положении указано на неотложность введения в Сибири земства, открытие в г. Барнауле высшего сельскохозяйственного учебного заведения с свободным доступом для крестьянства и сети низших земледельческих школ и открытие ремесленных училищ.

Указывалась необходимость введения самоуправления, выборности на все общественные должности, до священника включительно, и необходимость упразднения крестьянских начальников.

По предметам налогообложения требуют введения подоходного налога, снятия пошлины с предметов первой необходимости (чай, сахар, керосин, железо) и уменьшения пошлины с сельскохозяйственных орудий и машин.

Последнее пожелание — о снятии всяких исключительных положений, уравнении крестьян с прочими сословиями в одно сословие граждан и обеспечение каждому необходимой гражданской свободы.

Были и отдельные наказы; например, об уничтожении винной монополии, об уничтожении натуральной повинности, говорилось об отмене платы за церковные требы, унизительной торговли за таинства и устранении других несовершенствах церкви.

Высказано было пожелание установить связь между населением и депутатом Государственной Думы путем письменных и телеграфных сношений, на что г. Ильин изъявил полное согласие".


Как проистекала жизнь в Российской империи за время выборов и работы Думы, можно увидеть из печати того времени:

МОСКВА, 12 июня. Отъезд из Москвы за границу в течение мая месяца был такой усиленный, что выдано было до 6000 паспортов. С 1 января текущего года выбрано почти столько же заграничных паспортов, сколько было их взято за весь 1905 года.

ЛОНДОН, 25, V-7,VI. Здешняя печать находит, что Государственная дума дала новое доказательство своей работоспособности, отложив проект разрешения аграрного вопроса левых. Лишь сплоченность и сдержанность Думы, — утверждают газеты, — преодолеют, наконец, преступное упрямство бюрократии.

ЯРОСЛАВЛЬ, 25, V. Более ста членов «Союза русского народа» обратились к губернатору с жалобой, в которой просят прекратить сатирический журнал «Ярославская Колотушка». Прошение написано епископом Илиодором. Губернатор официальной бумагой в просьбе отказал. Сегодня черносотенцы рвали у газетчиков прогрессивные газеты. В виду этого газетчики постановили не продавать «Московские Ведомости», «Вече», «Русского Народа».

БЕРДЯНСК, 25, V. Город находится в трудном положении. Все заложено, и кредита больше нет, задолженность города, при годовом бюджете в 150.000 рублей, превышает 8 млн рублей.

ЦАРИЦЫН, 25-го мая. После забастовки береговые грузчики получали 7 руб. 50 коп. с 1000 пудов. Подрядчики привезли из Астрахани грузчиков-персов, бравших по 5 рублей. Вследствие этого сегодня между местными грузчиками и прибывшими персами произошло побоище. Много раненых персов отправлено в больницу.

25 мая на углу Малого пр. и 7 линии толпа рабочих, возвращавшихся с митинга с песнями, была встречена конными городовыми. Толпа была рассеяна и трое из толпы оказались ранеными огнестрельным оружием.

ПЕТЕРБУРГ, 25, IV. Сегодня для предстоящей церемонии открытия Государственной Думы из Москвы перевезены в Зимний дворец Императорские регалии: меч, государственное знамя и три порфиры.

МОСКВА, 25 апреля. Московские социал-демократы очень интересуются происходящим теперь за пределами России съездом социал-демократов, на котором надеются добиться объединения «меньшевиков» и «большевиков». Меньшевики надеются даже легализироваться в России, так как они отказались от революции, отрицательно относятся к вооруженному восстанию и единственным средством борьбы считают всеобщее избирательное право и забастовки.

МОСКВА, 27-го апреля. Сегодня открывается Дума. Народные представители вступают в свои права. Начинается конституционный период нашей истории. 27-го апреля заканчивается столетний период борьбы за освобождение страны от ига самовластной бюрократии. В этот знаменательный день бюрократия выступит перед народными представителями в роли низвергнутого деспота.

РОСТОВ-НА-ДОНУ, 26, IV. Градоначальник предлагает 27-го апреля и 1-го мая отнюдь не праздновать под страхом наказания. Фабрики должны работать. В учебных заведениях должны быть занятия.

ТИФЛИС, 26, IV. Полицмейстером издан секретный приказ полиции: предписывается не препятствовать населению выражать радость по поводу созыва Думы.

МОСКВА, 2 мая. День 1 мая прошел в Москве и Московской губернии без всяких крупных инцидентов. Мелкие, незначительные столкновения были, но без специальных результатов. В Сокольниках толпа много раз пыталась устроить митинги; появлялись красные флаги, выступали какие-то ораторы, которые говорили о Думе, об амнистии; им кричали «ура», но все это было не многолюдно и не серьезно и при приближении полиции все разбегались.

РОСТОВ-НА-ДОНУ, 2 мая. Вчерашний митинг происходил в саду; на дереве был выкинут большой красный флаг с надписями на одной стороне «Да здравствует первое мая и восьмичасовой рабочий день», на другой — «Долой самодержавие и Государственную Думу». Произносились политические речи. Казаки разогнали собравшихся. Есть раненые и арестованные.

ПАРИЖ, 2(15), V. Здешние газеты сообщают, что Таврический дворец соединен с Петергофом микрофоном и через него слышны все прения, происходящие на заседаниях Думы, за которыми в Петергофе следят с большим интересом.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня