18+
пятница, 9 декабря
Общество

Арестованный голос России

110 лет назад родилась великая русская певица Лидия Русланова

  
489

27 октября (14 — по старому стилю) 1900 года в бедной крестьянской староверческой семье родилась Агафья Лейкина, будущая певица Лидия Русланова. По матери она принадлежала к народности эрзя (этнографическая группа мордвы). Её отец, Андрей Маркелович Лейкин, работал грузчиком на пристани. Девочке из нищей деревеньки Саратовской губернии суждено было стать одним из самых звонких певческих голосов России. Уже в 20-е годы прошлого века ее имя стало известным на весь мир как олицетворение русского народного творчества. Особую роль песни Руслановой сыграли в духовной мобилизации советских людей на отпор врагу в годы Великой Отечественной войны. Тем не менее, после Победы она была оклеветана, арестована и приговорена к 10 годам лагерей. Несмотря на последующую полную и безоговорочную реабилитацию великой певицы, клевета до сих пор нет-нет, да и оживает рядом с ее именем. Особенно живучи «обвинения» в незаконном обогащении. Накануне юбилея певицы корреспондент «СП» ознакомилась с ее уголовным и судебным делом.

Сначала отобрали орден

Лидия Русланова была арестована 27 сентября 1948 года. Первоначальное обвинение было для тех пор трафаретным: антисоветская пропаганда. На первом же допросе она и не скрывала, что в разговорах с коллегами говорила, мол: «в стране царит голод, народ обкладывается высокими налогами, в магазинах растут цены». О подобном кулуарном ворчании сексоты Лубянки докладывали своим хозяевам исправно. Такого «компромата» хватало на каждого порядочного артиста. Но в дело его пускали по какой-то более серьезной необходимости.

Тучи над Руслановой начали сгущаться еще раньше. Один за другим были арестованы многие ее близкие знакомые: генерал-лейтенант Телегин, артисты Алавердов, Максаков, Марьянов, а затем и ее муж — генерал-лейтенант Владимир Крюков. Надо заметить, что все они входили в круг знакомых прославленного маршала Георгия Жукова.

О том, что на самом деле охота идет именно на Жукова, затмевающего Сталина своей полководческой славой, Русланова, вероятно, поняла, когда специальным постановлением правительства у нее был отобран боевой орден. 24 августа 1945 года Георгий Константинович Жуков подписал приказ N 109/н: «За успешное выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленное мужество, за активную личную помощь в деле вооружения Красной Армии новейшими техническими средствами наградить орденом Отечественной войны I степени Русланову Лидию Андреевну».

Только тупой циник мог сомневаться в том, что она достойна такой награды. Вот лишь один эпизод, описанный теми, кто был в войну с нею рядом.

Однажды под Вязьмой в актерскую землянку зашли трое солдат. Они отправлялись в разведку и попросили спеть на дорожку. А ночью одного из них принесли на носилках.

— Он стонал в беспамятстве, — рассказывала потом Лидия Андреевна. — И все звал маму. Села я возле него, взяла за руку и запела тихонечко колыбельную. Пою, слез не сдерживаю: кажется мне, что это мой сын умирает. Так хотелось песней вдохнуть в него силу жизни! Перестал он метаться, а рука все холодеет… Вскоре увезли… Часто я вспоминала о нем, но долго не могла узнать, жив ли…

Прошло время. Концертная бригада была уже на другом участке фронта. Выступала под открытым небом. Только запела Русланова, как бросился к ней боец с Золотой Звездой на гимнастерке. Кричит: «Мама! Мама! Я узнал, я помню, это вы мне пели, когда я умирал». А потом в районе Сухиничей снова встретила Лидия Андреевна «своего» бойца, опять — раненого.

— И снова я гладила его окровавленную рану, — вспоминала она, — а он говорил, что доживет до победы, если нашел Русланову…

Вот конец войны. Последний военный концерт.

— Я пою русскую песню «Степь широкая», — продолжала рассказ Лидия Андреевна, — и вижу, что кто-то расталкивает людей, все ближе пробирается к нам. И вдруг бросается прямо на ступени. Сразу узнала его, хоть и возмужал он, офицером стал, вся грудь в орденах. Выжил. Подняла его руку и крикнула: «Смотрите! Вот русский солдат! Умирая, он верил в Победу. И он дошел до Берлина. Он победил».

В поразительной этой истории, почти легенде — все правда. И троекратная встреча. И финальная радость.

Но не только песня Руслановой была на фронте с солдатами. В конце 1943 года Лидия Андреевна в составе концертной бригады приехала во второй гвардейский кавалерийский корпус под командованием Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Крюкова. В это время в одном из полков проходило собрание, на котором было зачитано письмо колхозницы — она передала свои сбережения государству, чтобы на эти деньги сделали пушку ее сыну-артиллеристу. Потом выступила Лидия Андреевна и сказала, что отдает свои средства на постройку двух батарей «катюш». Три месяца спустя Русланова снова прибыла в часть и торжественно «вручила» свой подарок бойцам.

Почему же у Руслановой отобрали орден? А просто — чтобы иметь «факт» о том, что Жуков раздавал награды «любимчикам» направо и налево…

Охота на Жукова

Дело Руслановой вел старший следователь по особо важным делам МГБ СССР майор госбезопасности Гришаев, курировали его лично министр госбезопасности Абакумов и главный военный прокурор Афанасьев. Характерно, что одним из первых вопросов после ареста был такой: «В каких отношениях вы были с маршалом Жуковым?».

В ответ певица начала рассказывать о поездках с концертами на фронт, о знакомстве с маршалом и дальнейших дружеских связях после войны. Но следователь нетерпеливо перебил: «Кто из присутствовавших на обедах у Жукова на даче в Сосновке возвеличивал его роль в войне и умалял вклад Верховного главнокомандующего? Преследовал ли Жуков цель захватить руководство в армии и стране в свои руки?». Лидия Андреевна отвечала: «Не знаю. В свои планы не посвящал. Разговоров на эту тему не велось». В конце концов, чтобы прекратить подобные вопросы, Русланова откровенно сказала следователю: «Когда Жукова понизили в должности и отправили в Одессу, я послала ему телеграмму, которую подписала: «Преданная вашей семье Русланова. Этим все определено».

208 бриллиантов

После этого следователь подключил к допросу свой главный «компромат». Дело в том, что во время обыска на квартире бывшей няни артистки Валентины Егоровой был обнаружен тайник с 208 бриллиантами общим весом 153 карата. Старушка не скрывала, что они принадлежат Руслановой. Вот фрагмент допроса певицы:

«Следователь: Почему до сих пор вы скрывали, что обладаете такими ценностями?

Русланова: Мне было жаль лишиться бриллиантов, приобретению которых я отдала все последние годы. Стоило мне хоть краем уха прослышать, что где-либо продаются редкостные кольцо, серьги или бриллиантовый кулон, я, не задумываясь, приобретала их.

С.: Где вы находили деньги для этого?

Р.: Выступая с исполнением русских песен, я зарабатывала помногу. Так, в 1946 году в четырехмесячной поездке с концертами по городам Урала и Сибири я заработала более 500 тысяч рублей, а перед войной на Дальнем Востоке за полтора месяца сумела получить от концертов 100 тысяч рублей. Летом 1948 года я выехала с концертами в Донбасс, Ворошиловград, Макеевку, другие города Украины, где также заработала 100 тысяч рублей. Во время поездок даже по существующим твердым ставкам оплаты выступлений артистов я без труда могла заработать в месяц не менее 50 — 60 тысяч рублей. Таким образом, у меня на руках всегда оставались крупные суммы свободных денег. С 1930 года я занялась скупкой бриллиантов. Для меня они были как деньги, как устойчивая твердая валюта на «черный» день.

С.: Точнее, ничем не отличаясь от всякого валютчика, вы предполагали спекулировать в случае нужды на дорогостоящих бриллиантах?

Р.: Я бы не хотела, чтобы меня сочли обыкновенной спекулянткой или валютчицей. Хотя не отрицаю, что по необходимости могла бы продать ту или иную вещь.

С.: Расскажите, где, когда и при каких обстоятельствах вы их (бриллианты. — Авт.) приобрели.

Р.: Один приобретен у некоей «тети Саши» из Рязани. Она явилась ко мне на квартиру по рекомендации портнихи Марии Константиновны, фамилии не знаю, проживающей в районе Пушкинской площади. «Тетя Саша» заявила, что решила один из бриллиантов сбыть мне вместо артистки Любови Орловой, которая в то время гастролировала вне Москвы. Бриллиант мне понравился, я его купила за 30 или 40 тысяч рублей, предварительно убедившись в том, что он неподдельный, у знакомого ювелира. «Тетя Саша» продала мне и второй драгоценный камень…"

Приводить многочисленные допросы по этому поводу не имеет смысла. Главное, лубянские следователи не смогли доказать, что хотя бы один «камешек» приобретен незаконно. Пытались они «повесить» на певицу и трофейные картины, найденные на служебной даче мужа, — тоже не вышло. Но «пришить» уголовщину они и не стремились. Это был шантаж с целью выбить показания против Жукова. Не вышло. Пришлось привлечь по 58-й статье и отправить в ИТЛ (исправительно-трудовой лагерь).

2 ноября 1951 года ее муж Владимир Крюков был осуждён к лишению свободы в исправительно-трудовом лагере сроком на 25 лет.

25 апреля 1953 года, после смерти Сталина, Владимир Крюков написал в ЦК КПСС обстоятельное заявление с просьбой «назначить комиссию по пересмотру как моего дела, так и дела моей жены Руслановой». Копию этого заявления он направил Георгию Жукову, который после смерти Сталина и ареста Лаврентия Берии стал заместителем министра обороны СССР. 2 июня 1953 года Жуков обратился к Никите Хрущёву. Через день члены Президиума ЦК КПСС получили служебную записку от Хрущева, в которой он написал: «По этому вопросу необходимо обменяться мнениями. Следовало бы проверить и пересмотреть это дело».

Дело Руслановой было пересмотрено оперативно. В нём не нашлось материалов, которые уличали бы её в антисоветской подрывной деятельности и агитации. Не сочли её виновной и в присвоении государственного имущества, поэтому Особое совещание при министре внутренних дел Союза ССР 31 июля 1953 года (протокол № 30-а) решило «Постановление ОСО при МГБ СССР от 28 сентября 1949 года и 7 июня 1950 года в отношении Крюковой-Руслановой Лидии Андреевны отменить, дело прекратить, из-под стражи её освободить и полностью реабилитировать». Лидию Русланову освободили.

5 августа 1953 года она приехала в Москву, где по распоряжению Жукова для неё в гостинице Центрального дома Советской Армии был забронирован номер (квартира была конфискована). В конце августа освободили и Владимира Крюкова. Супруги поселились в съёмной квартире.

Через полтора месяца после возвращения, 6 сентября Лидия Русланова дала свой первый концерт. Зал Чайковского не мог вместить всех желающих, поэтому выступление транслировали по радио на всю страну, а также на площади перед концертным залом, где дежурила конная милиция.

Владимир Крюков, так и не смог оправиться после тюрьмы. Он перенёс два инфаркта. 16 августа 1959 года он умер. Лидия Русланова тяжело переживала потерю мужа и почти на год прекратила гастроли.

В 60-х голос Руслановой снова звучал в радиоэфире, она принимала участие в фестивалях, выступала на концертных площадках страны. Уже будучи пожилой, Лидия Русланова гастролировала по городам Советского Союза практически до конца жизни.

21 сентября 1973 года Лидия Андреевна Русланова скончалась от сердечного приступа. На ее сердце нашли следы нескольких инфарктов.

Из досье «СП»:

Агафья Лейкина, будущая певица Лидия Русланова, родилась 14 (27) октября 1900 года. Помимо Агафьи в семье было ещё двое детей — Юля и Авдей. Её отец, Андрей Маркелович Лейкин, во время русско-японской войны был призван в армию и пропал без вести. Агафье едва исполнилось шесть лет, когда умерла её мама.

Девочку отдали в церковный приют под вымышленным именем Лидии Руслановой.

В приюте Лидия поступила в первый класс церковно-приходской школы. Была принята в хор и сразу стала солисткой. Пела на праздниках и похоронах. В приюте проявился не только певческий, но и артистический талант.

Её голос услышал преподаватель саратовской консерватории Михаил Медведев. Он взял Лидию Русланову в консерваторию и прочил ей оперную карьеру. Но в 1916 году Лидия Русланова отправилась на фронт в качестве сестры милосердия и до октября 1917 года служила в санитарном поезде. После октябрьской революции Лидия Русланова ездила с гастролями по всей стране, пела народные песни. В течение всего периода гражданской войны она выступала перед бойцами регулярной Красной Армии.

В 1921 году Лидия переехала в Москву на профессиональную артистическую работу.

В конце 30-х Лидия Русланова была самой высокооплачиваемой артисткой СССР, её голос звучал по радио и из граммофонов, концерты неизменно проходили с аншлагами. Заработанные деньги она тратила на коллекционирование картин русских художников, икон, старинной мебели, украшений, фарфора, любила красиво и дорого наряжаться.

В годы Великой Отечественной войны Русланова побывала на всех фронтах.

«Боевое крещение приняла под Ельней, — вспоминала она. —  Только закончила одну из песен, как над головами появились „юнкерсы“ в сопровождении „мессершмиттов“. Посыпались бомбы, затрещали пулемёты, задрожала земля от взрывов… Смотрю, никто и ухом не ведёт, слушают, как в Колонном зале. Думаю, и мне не пристало отсиживаться в траншее, да и концерт прерывать негоже… В общем, налёт фашистов выдержала, программу довела до конца».

В апреле 1942 года в Спас-Нуделе, под Волоколамском, где Лидия Русланова выступала с концертами во 2-м гвардейском кавалерийском корпусе, она познакомилась с генерал-майором Владимиром Крюковым, соратником Георгия Жукова. Крюков был вдовцом: его жена умерла в 1940 году, оставив мужу пятилетнюю дочь. Несколько раз Русланова по приглашению генерала приезжала в корпус Крюкова. В июле Лидия Русланова вышла за него замуж.

Весной 1945 года Лидия Русланова вместе с наступающей армией прибыла в ещё не освобождённый от гитлеровских войск Берлин. Один офицер, увидев её на улице, закричал: «Куда идёшь?! Ложись: убьют!». А Русланова посмотрела на него и ответила: «Да где это видано, чтобы Русская Песня врагу кланялась!».

Первое выступление русских артистов в Берлине состоялось 2 мая 1945 года, у стен рейхстага. Русланова выступала вместе с казачьим ансамблем песни и пляски.

Великая Отечественная война стала вершиной популярности Лидии Руслановой. Всего на фронтах Великой Отечественной войны она дала более 1 120 концертов.

В середине 1948 года был раскрыт «заговор военных». В сентябре одновременно арестовали несколько генералов из ближайшего окружения Жукова с целью добиться показаний против него. В их число входил и муж Лидии Руслановой Владимир Крюков. Вскоре была арестована и Лидия Русланова. По словам дочери Крюкова Маргариты, Лидию Русланову арестовали потому, что она могла «поднять шум» на всю страну.

После освобождения в 1953 году Русланова продолжала петь почти до последнего вздоха.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня