18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

Демократия довела Киргизию до тупика

Уже третью неделю в стране не могут подвести итоги выборов

  
12

Ситуация в послереволюционной, а теперь уже послевыборной Киргизии постепенно стабилизируется. Парламент, к которому перейдёт, по новой конституции, власть в стране, ещё не сформирован, однако уже известно, кому достанутся депутатские кресла. Политики устали от митингов, погромов и революций, и садятся за стол переговоров, планируя создать правительство народного доверия.

Однако, официальные итоги выборов до сих пор не объявлены — несмотря на то, что они прошли 10 октября. Ни одна из партий, участвоваших в выборах, не набрала и 10%. Напомним, по предварительным результатам в парламент попадают 5 политических организаций: «Ата-Журт», поддерживающая бывшего лидера страны Курманбека Бакиева, за неё проголосовали 8,58% избирателей. Следом за ней с 7,98% идёт Социал-демократическая партия, возглавляемая Алмазбеком Атамбаевым.

На третьем месте партия бывшего премьера Феликса Кулова «Ар-Намыс», за которую проголосовали 7,07%. Четвёртое — у «Республики», 7,03%. Наименьший результат «до проходного барьера» у партии Омурбека Текебаева «Ата-Мекен»: 5,95% голосов избирателей. Ещё несколько партий «на грани» — до пятипроцентного барьера им не хватило десятых долей процента.

Причины затягивания объявления результатов выборов объяснил «Свободной прессе» главный редактор издания «Фергана.ру» Даниил Кислов.

— Выборы парламента состоялись 10 октября, и согласно закону о выборах официальные результаты должны быть оглашены не позднее, чем через неделю, однако, этого не сделано до сих пор, и вряд ли будут оглашены в ближайшие дни. Вокруг этого много домыслов и конфликтов, многие партии пытаются давить на Центризбирком и руководство республики. Давлением занимаются те партии, которые, по предварительным данным, в парламент прошли.

Есть ещё 24 партии, которые остались за бортом, они набрали по имеющимся данным менее 5%. Есть несколько таких, которые имели все шансы пройти, но не добрали половины процента или около того. Вот они возмущаются, говорят о многочисленных нарушениях, о фальсификациях в пользу той или иной партии в разных регионах, и чуть ли не добиваются отмены результатов выборов.

Вокруг неоглашённых результатов уже развернулась борьба. Были митинги, но вроде бы руководство республики пытается урезонить политический бомонд, и президент Роза Отунбаева уже дважды приглашала к себе лидеров 5 победивших партий и беседовала с ними в присутствии главы Центризбиркома.

На самом деле в выборах победили партии-антагонисты, лидеры которых ненавидят лично друг друга, и они не очень понимают, как им объединяться, блокироваться, чтобы составить коалицию, которая могла бы принимать какие-либо решения.

«СП»: — А в чём сложность оглашения результатов? Из-за чего возникла эта задержка?

— Мне кажется, в этом отношении нынешнему руководству Центризбиркома доверять вполне можно, он не обслуживает ничьи интересы и хочет добиться правды. Они на самом деле фиксируют все жалобы, все нарушения, и очень дотошно всё считают, чтобы огласить настоящий результат.

И это сложно, потому что они очень долго получали результаты из отдалённых горных районов, те реальные бюллетени, которые можно пересчитать. Сложно, поскольку около 600 тысяч мигрантов находятся за пределами Киргизии, очень много уехавших беженцев, и надо понять, эти люди реально голосовали, или это какие-то подставы, «проголосовавшие» за них. У ЦИКа возникла ещё одна проблема — к выборам готовились в спешке, очень многие члены комиссий были элементарно неграмотные. Документы заполнялись неправильно, ошибочно.

В этой аргументации есть определённая правда. На местах был полный бардак. Стоит отметить, что ЦИК и нынешнее руководство, либерал-демократы, в том числе и Роза Отунбаева, они поборники парламентской республики, они и правда хотели настоящих, полноценных выборов. А результат получился не совсем тот, которого хотелось — больше всего голосов набрала партия «Ата-Журт» Курманбека Бакиева.

Но даже несмотря на это, Роза Отунбаева стоит на таких позициях: какие результаты есть, пусть такими они и будут, и отменять выборы нельзя, надо их признавать. Это как выборы в Афганистане — все прекрасно понимают, что там куча нарушений, подкуп избирателей, безграмотность комиссий и прочее. Но результаты надо принять, чтобы не было продолжения хаоса, не было гражданской войны.

Если отменить результаты выборов, то те кандидаты, которые участвовали в этих выборах, во второй раз участия не принимают. Нужно набирать новых, а это 120 человек для каждой партии. А таких людей элементарно нет.

«СП»: — То есть в этих выборах участвовала вся политическая элита?

— Не только. В списках было много совершенно случайных людей. Какие-то левые фамилии, списки формировали торопясь, быстрей-быстрей, чтобы по 120 человек представить. А партий участвовало 29.

«СП»: — Напоминает ситуацию выборов в Госдуму первого созыва в 1993 году, где, по слухам, ЛДПР, чтобы занять места после победы, пришлось чуть ли не заимствовать депутатов из КПРФ, а с непрошедшими — выборы 1996 года, когда чуть ниже проходного барьера оказались три партии, и ещё несколько — получили от трёх до четырёх процентов.

— И они все были убеждены, что их обманули. Здесь тоже самое.

Что интересно, партии-победительницы, не дожидаясь оглашения результатов, уже начинают договариваться о блоках. И получаются интересные конфигурации — вчерашние противники, если судить по их выступлениям и заявлениям, программам — они объединяются.

Пока, конечно, официальных подтверждений нет, но сейчас вырисовывается два лагеря. Первый лагерь — это, условно говоря, «державники», «почвенники», и «за Россию». В этот блок, возможно, войдут состоящий из бывших бакиевских чиновников «Ата-Журт» и «Ар-Намыс» Феликса Кулова, это бывший диссидент, премьер-министр в правительстве Бакиева. Кстати, это единственный кандидат, которого принимал Дмитрий Медведев.

Второй лагерь — СДПК, социал-демократы во главе с Алмазбеком Атанбаевым и партия «Республика» во главе с молодым политиком Омурбеком Бабановым, которого тоже считают московским человеком. Есть такой слух, что Москва дала Бабанову огромные деньги, и именно поэтому у него была самая затратная кампания. Но Бабанов и сам выходец из СДПК.

«СП»: — Если я не ошибаюсь, президент Роза Отунбаева и сама выходец из СДПК?

— Да, она бывший лидер парламентской фракции СДПК. Но, как только она стала главой временного правительства, а потом и президентом, она, разумеется, вышла из партии, но идеологически она осталась близка к социал-демократам.

«СП»: — То есть вторую коалицию можно считать пропрезидентской?

— Скорее нельзя. СДПК, конечно, представляет нынешнюю власть в парламенте, но «Республика» Бабанова — она в оппозиции к этой партии.

Есть ещё одна партия, которая не может ни с кем объединиться, но при этом является провластной — «Ата-Мекен» Омурбека Текебаева. Он был председателем парламента предыдущего созыва, творцом нынешней парламентской конституции, и, в итоге, набрал меньше всех из прошедших. Он — условно прозападный, несколько антироссийский политик. Получается, что он не может примкнуть ни к первому, ни ко второму блоку.

И получается, что ни тот, ни другой блок не смогут составить коалицию, которая бы взяла более половины парламента. Тем более, никто не может набрать 75% депутатов, чтобы принимать конституционные законы.

А победители при этом все заявляют, в частности, Феликс Кулов и «Ата-Журт», «мы придём и изменим конституцию, мы сделаем президентско-парламентскую республику».

«СП»: — Обратно к президентской власти?

— Да, но уже не диктаторско-президентскую, но с перевесом в пользу первого лица. Заявления громкие, но нужного количества голосов у них нет! Поэтому сейчас говорят о том, что нужно создавать широкую коалицию, формировать правительство народного доверия, в которое бы вошли все представители победивших партий, а также как минимум 10 партий, оставшихся за бортом.

И это прекрасная идея, но на опыте наблюдения за Киргизией мы понимаем, что там, где 2 киргиза, там 5 мнений, и им очень сложно договариваться. И все эти союзы моментально разваливаются.

«СП»: — Сама Отунбаева в своей политике куда больше ориентирована — на Москву, на Запад? Или её мнение сейчас уже не так важно?

— Я противник такого подхода, однозначно причислять человека к «пророссийским» или «прозападным». Отунбаева — достаточно деликатный и мягкий в этом отношении человек, и, как любой киргизский политик, такое ласковое дитя, которое будет пытаться доить трёх маток.

Не будет откровенно антироссийских действий или риторики, не будет и антиамериканской. Тем более, что она дипломат с 20-летним стажем, она умеет разводить эти конфликты. Если брать по сути, она когда-то была более прозападным человеком, чем пророссийским. Но при всей своей ориентированности на Запад она понимает, что Россия здесь — куда более сильный игрок, и это понимают все.

В июне была международная конференция стран-доноров, которые обещали дать Киргизии 1 млрд долларов, когда в стране установится легитимная власть. Формирование парламента — это именно та точка восстановления легитимности. Но это донорская помощь, а Киргизии нужна не гуманитарная помощь, а инвестиции. А инвестировать туда будет либо Казахстан, либо Россия, либо Китай.

И все киргизские бизнесмены и политики считают, что лучше иметь инвестиции из России.

«СП»: — Почему такие предпочтения?

— Несколько причин. Во-первых, нет общей границы. Это их обезопасит от окончательного подпадания под пяту. Китая они очень боятся, боятся экспансии. Казахстана тоже боятся — Казахстан спит и видит, что это его территория.

Россия всем выгодна, все будут обещать ей вечную дружбу, любовь и партнерство. Некоторые аналитики пишут: «Вот, сейчас придёт „Ата-Журт“ или Феликс Кулов, и они выведут американскую базу Манас». Да ничего с ней не будет! И даже Россия не будет настаивать на том, чтобы её вывели. Спекуляции, игры, риторика для отвлечения внимания будет, но не изменится ничего.

Как не изменится, боюсь, ничего и для несчастного киргизского народа, который пребывает в абсолютной заднице, и надежд на инвесторов, доноров, которые помогут вытащить экономику и социалку.

В Киргизии сейчас, кроме экономики и социалки, целый букет проблем — это и демографическая ситуация, деградация образования, экология, приграничные конфликты. Количество проблем кошмарное, плюс геноцид узбеков на Юге, на который все закрыли глаза. А узбеки по-прежнему покидают страну, уже 100 тысяч человек выехало в разные страны.

Всеми этими проблемами надо заниматься, а не дележом портфелей, влияния и донорские деньги. Когда дойдёт до реального управления, в общем-то, неизвестно.

«СП»: — Но парламентская республика — это ведь лучший вариант, чем диктаторская республика а-ля Туркмения? Или для этого региона предпочтительнее лидер-диктатор?

— Тут можно выставить ряд аргументов в защиту обеих форм правления, и, по-моему, одинаковое количество. Если говорить открыто, то в Киргизии деградировавшее, варварское общество, откуда уехали самые активные, самые образованные и развитые преставители народа.

Все, кто знает русский язык, Киргизию покинули. На юге республики сейчас очень трудно найти русскоговорящего человека. Любая девочка в 18 лет, если она знает русский, она уже работает официанткой в московском кафе или уборщицей в супермаркете.

Вот этот человеческий материал, который остался, он оставляет желать лучшего. И я не уверен, что демократия парламентского типа, с обилием партий и постоянной вознёй внутри парламента и на улицах, это лучший для них вариант. Возможно, для них была бы лучше мягкая диктатура.

Но при этом мы видим, что настолько же деградировавшие общества есть по всей Центральной Азии, везде падает уровень образования, а уровень диктатуры в этих условиях растёт, и толку от диктаторских режимов для подданных Таджикистана или Узбекистана никакого. Обогащается одна семья или ближайшее окружение, идут серые денежные потоки, которые не доходят до населения.

Туркмения продаёт газ, но при этом половина населения республики нищенствует, живёт в этих песках в полном забвении. Многие ещё даже не знают, что развалился Советский Союз. Они лишены информации, образования, нормальной жизни, всего.

Сейчас для политологической науки Центральная Азия и особенно Киргизия — это великолепное поле для эксперимента. Только по прошествии большого количества времени — 5, 10 лет мы поймём, как было бы правильно действовать.

«СП»: — А возможен ли сейчас реванш диктатуры? Может ли кто-то из лидеров партий попытаться взять власть целиком?

— Судя по поведению победивших лидеров, когда бывшие противники ходят рука об руку, у них безвыходная ситуация. Конечно, каждый хочет денег и власти. Но республика настолько нищая, что деньги придут, только когда в ней будет относительный покой. И деньги придут от тех самых доноров. И деньги надо сначала получить, а потом делить.

Поэтому они стремятся помириться между собой и спокойно войти в этот парламент. Некоторые положительные примеры — Феликс Кулов обещал вывести сторонников на улицы. Роза Отунбаева попросила его этого не делать, и он отказался от своих намерений, объявил, что он доверяет ЦИКу. По-моему, они уже устали воевать друг с другом.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня